понедельник, 29 апреля 2013 г.

Из неоконченного письма Лужкову-Ресину.

История с банковской картой "для проезда в метро" - всего лишь отдельный эпизод из массированной компании по вымогательству жилплощади занятой мной в коммунальной квартире "почти в центре города Москва". А начиналось всё так:


                                                                             Мэру г. Москвы Лужкову Ю.М.
                                                                                      (копия Ресину В.И.)
                                                                             От акционера ЗАО «Моспромстрой»
                                                                                   Ремизова В.В.
                                                                             Адрес места проживания: г. Москва,
                                                                                        ул. Нагорная, д.22, к.2, кв.30.
                                                               Адрес почтовой доставки: 117638 г. Москва,                         
                                                                                        М-638, А/Я-32.
                                            ЖАЛОБА.
      В 1977 году, после окончания 8-го класса средней школы, я поступил в СГПТУ-88  для обучения на специальности каменщик-монтажник стальных и железобетонных конструкций. На производственной практике уже в том же году я работал на строительстве пищевого комплекса в Олимпийской деревне на Мичуринском проспекте. В 1978 году - на строительстве инженерного корпуса завода «Динамо». В 1979 году жилого кирпичного
дома в Свиблово, а в 1980-м у Преображенской площади. Перед Олимпиадой зимой 1980
года нас выселили из общежития у СГПТУ на ул. Трофимова, 27 - на ул. Шипиловскую, а едва мы получили дипломы, всю нашу группу 22.04.80, не выплатив за несколько месяцев
производственной практики, спихнули в СУ-180 «Мосотделстрой-9» Главмосремонта. Нас
сразу же поселили в рабочее общежитие на ул. Молостовых в Ивановском, не дав даже «подъёмных». На следующий же день мы должны были выйти на работу голодные и без
гроша в кармане. Меня определили в комплексную бригаду на реконструкцию дома №11
на ул. Горького. Там я уже после праздников и первой получки за апрель загнулся в буквальном смысле и оказался на операционном столе в госпитале им. Бурденко. На работе от меня попытались избавиться, предложив отпустить к родителям без отработки, но я от-
казался, потребовав, чтоб мне дали, хоть лёгкую работу. Тогда меня направили сторожем
на Горького 11, а позже перевели на капитально ремонтировавшийся 25-подъездный дом
на ул. Серафимовича, 2.
     Осенью 1980 г. часть моих однокашников призвали в армию. Один из них прихватил с
собой мой магнитофон со всеми кассетами. Зимой на их место заселили завербованных со
всего Союза алкашей. На свои грязные 70 р. я должен был их кормить и опохмелять, даже
после получки. Перебив окна в квартире общежития, проворовавшись и залетев по несколько раз в вытрезвители, вскоре они повылетали из Москвы, но пока я сам отсутствовал в
городе, другой мой однокашник из соседней квартиры проник по балконам через разбитое
окно. Так я лишился зимней вельветовой куртки, привезенной осенью моим отцом из Венгрии, перед весенним призывом 1981 года. Сам я остался со статьёй 30Б в военном билете,
а ко мне подселили выпускников из другого училища. Перед призывом они лишь хамили.
В это время на базе МОС-9 создавался трест Мосреконструкция-1, а на базе СУ-180 ещё два новых строительных управления. Дали нам и новое общежитие на Белореченской ул. в
Люблино в 1982 году. Дали даже автобус для перевоза своих пожитков. Новые соседи уже
пришедшие из армии также первое время кормились на мои 70-105 грязными, но едва им
выдали первую зарплату, как они устроили себе пиры в узком кругу отдельных своих комнат, пока было на что пировать. В апреле закончилась моя временная молостовская прописка. На работе выдали ходатайство о продлении на Белореченской. Тут выяснилось, что
из прежнего общежития на меня не было заявки, а я вселился незаконно и должен вернуться на ул. Молостовых, где был прописан. Но весь мой бывший подъезд на капитальном ремонте. Меня заселять некуда…. Наконец комендантша на Белореченской забирает у меня матрас. Мне негде спать и я вновь еду на Молостовых. Там меня вынуждены пристроить третьим в большую комнату «двушки семейного подъезда». Один из моих соседей учится
в МИСИ. В тоже лето, перевезя нерастащенные вещи двумя автобусами и на метро, я сам со второй попытки поступаю на в/о факультета Промышленное и Гражданское Строительство МИСИ. В ту же осень я перевожусь в отдел снабжения СУ-180 транспортным рабочим. Там я сопровождаю машины за материалами на склады, заводы, ДОКи и развожу их по строительным объектам: на Серафимовича, Сущёвский вал, Димитрова; в институты
Склифосовского, Курортологии, Антибиотиков, МВД,  МВД БД, ВПШ при ЦК КПСС; Издательство «ПРАВДА»; пионерские лагеря, включая в Барвихе; СК «Динамо» и другие. 
      В 1983 году сосед мой заканчивает МИСИ, женится и меняется  с моим бывшим однокашником-детдомовцем и его соседом-баптистом комнатами. Другой сосед уже жил у жены. В соседней комнате одного из соседей сажают за драку. На его место заселяют проходимца, приехавшего из Ленинграда. Он работал не долго в бригаде плотников на Серафимовича и приехав «выписаться» обчистил карманы и шкафы своих недавних товарищей. В общежитии нашли часть украденного в приготовленных к отправке посылках. Позже выяснилось, что и в Ленинграде проходимец провернул подобную пересылку. Детдомовец мой, также работая на Серафимовича, перед фестивалем увлёкся закупкой джинсов Rifle в тамошнем универмаге и перепродажей их в Малаховке, где и попался. Первым, однако,  покинул нас накаркавший ему баптист. На место же драчуна и вора поселили выпускника 1981 года родом из Воронежа.
      После смены генсеков следовала смена начальников нашего СУ-180, замов, главных…
и т. д. Постоянным было лишь то, что материалы получали замы и и.о., а машины прогоняли и отпускали, не сделав второй рейс, рядовые снабженцы – козлы отпущения. В результате в 1985 году, имея уже постоянную прописку и стоя 14-м на комнату, после прихода нового начальника, он оказался на моём месте, а я 15-м. От нового же зама мне пришлось уйти осенью 1985 г. в комплексную бригаду на Серафимовича, благо, новый начальник ОК не требовал для этого справок о здоровье. Так я заменил детдомовца-соседа уволенного по окончанию временной прописки за фарцовку.
      Зимой 1986 года меня с подсобницей направляют на кладку отдельных туалетных кабин для сотрудников и лично для генерала НИИ МВД на ул. Воровского, но постоянным объектом
нашей бригады остаётся Серафимовича 2. В общежитие, живя один в большой комнате, мы втроём с соседями из другой устанавливаем себе телефон в квартире. Вскоре наш долгожитель женится, и мы остаёмся вдвоём. К соседу подселяется его бывший однокашник, мой бывший сосед по прежней 334 квартире. Хамоватый нахал начинает качать права на мой балкон-лоджию, вламывается ко мне в комнату, когда у меня гости, якобы за телефоном. Но вскоре он женится и переезжает к жене, захватив мою 20 килограммовую гирю из моей комнаты. С 9-го этажа ко мне приходит семейный алкаш и навязывает мне обмен его маленькой комнаты в
четырёхкомнатной квартире на мою большую с балконом в двухкомнатной квартире. Я
решительно отказываюсь.
      Летом 1986 года меня с двумя плотниками посылают менять окна в институте Курортологии на Калининском проспекте. Оттуда мы ходим обедать в «Инпредстрой» между
старым и строящимся посольствами США. В конце августа меня забирают выложить тамбур в НИИ БД МВД на М. Лубянке. Осенью я возвращаюсь на Серафимовича, но скоро
меня посылают в Институт Антибиотиков на Нагатинскую ул., выложить противопожарную перегородку для склада ГСМ. Местные аборигенки-подсобницы больше норовили сунуть свой нос в мою личную жизнь, а, едва я закончил свою работу, аборигены-алкаши стали использовать меня самого для их мелких халтур за спирт медицинский, при этом обзывать меня сачком. Я сам возвращаюсь с Нагатинской  на Серафимовича, и в декабре там узнаю, что на СУ-180 дали комнату после пожара на улице Нагорной. В то время как намечались очередные переселения холостяков из общежития квартирного типа в женское гостиничного типа с общей на этаже кухней, а замужних с семьями в наше, я соглашаюсь посмотреть предлагаемую комнату. Хотя «ответственная квартиросъёмщица» не пустила меня через порог и встретила меня вызывающе по хамски, я согласился взять четыре стены на последнем  этаже
кирпичной пятиэтажки, самой старой на улице, с окнами и двустворчатыми дверями на
балконах. Типичную столярку мы меняли в доме на Серафимовича 2 по индивидуальным
заказам, после предварительных замеров в каждом подъезде до его ремонта.
     В конце того же года дали на управление и квартиру в реконструированном им же доме на Арбате. Решением совета трудового коллектива отдали её новому начальнику СУ-180. Как только мне выдали ордер, нас обоих спешно вычеркнули из середины пожелтевшего уже списка очередников на комнаты. Дальнейшие хлопоты я вынужден был отложить, так как приближалась экзаменационная сессия в институте.
      Зимой 1987 года, как только я избавился от хвостов в МИСИ, мне пришлось выяснять
предстоящий объём ремонтных работ в своей комнате. Со скандалом мне удалось наконец
снять лист оргалита с дверного проёма в комнату и убедиться, что от неё остались только
стены и чугунная батарея отопления. Не было ни только дверей в комнату и на балкон, осыпалась даже штукатурка со всей электропроводкой, и весь прочий хлам засыпал обгорелые полы. Сделав замеры, я забил дверной проход обратно оргалитом и дал разведённому соседу-алкоголику деньги с просьбой сделать мне пару ключей от квартиры. Затем началась волокита с оформлением сметы. В ДЭЗе отказывались сами делать ремонт, платить за него, при этом попрекали за то, что я согласился взять эту комнату. Наконец, отфутболенный в вышестоящую организацию, я получаю согласие на оплату косметического ремонта комнаты и лестничной клетки после пожара на сумму не более 300-500 рублей. Поняв, что в подобных заведениях я только время даром теряю, я заявил руководству СУ-180, что если мне не начнут ремонт, то я от такой "комнаты" откажусь. Меня уверили, что дадут мне материалы и людей с Серафимовича. Ключи от квартиры мне дал семейный сосед после скандальных требований в число которых входили обязательства с моей стороны: в первую очередь поставить входную дверь в комнату, каждый день по окончанию работ в моей комнате делать уборку в квартире, т.е.мыть полы и т.д. и т.п. Его жена, Теплякова О.Н., вообще не хотела давать мне ключи.
      На Серафимовича, в подъезде, сдаваемом на капитальный ремонт, я подобрал оконно-
балконный блок подходящих мне размеров. Прораб мне дал новую офанерованную дверь
с деформированной дубовой коробкой и другие материалы… С плотником и подсобником
из своей комплексной бригады мы погрузили все приготовленные инструменты,  материа-
лы и спецодежду на данную нам машину, а по приезду на Нагорную подняли всё это на
5-й этаж дома с потолками в чистоте 3 м 05 см. Затем кое-как установили дверь с дефор-
мированной дубовой коробкой и сразу же врезали замок, при этом соседка долбанула сво-
ей дверью плотника по спине. Настал черёд выносу хлама из моей комнаты. Самому мне
было не менее опасно заниматься столь трудоёмкой работой. Коллеги же с меня запроси-
ли пузырь и мне пришлось согласиться. Когда я остался один мыть полы, Теплякова вдруг
заявила, чтобы я перевесил дверь, как было, петлями внутрь комнаты. Я, естественно, от-
казался, она же с тех пор сама и все её отморозки не дают мне выйти из комнаты, долбя и
дверь мою и выходящих через неё. Тогда ж, в феврале 1987 года, на следующий, весьма
морозный день нам пришлось устанавливать в почти не пострадавший при пожаре короб
фрамуги и балконные двери с Серафимовича 2. Далее необходимо было установить новую
электропроводку. Электрика мне дали, но нашей троице пришлось вернуться на плановый
объект. Только когда электропроводка была установлена, мне дали двух штукатурш и сам
я заказал известковый раствор и с электриком таскал его на 5-й этаж. По окончанию шту-
катурных работ нас всех забрали, и ремонт моей комнаты приостановился практически до
мая, когда мне дали, наконец, маляров. Обои мне пришлось покупать на собственный вкус   
так как данные мне были слишком безвкусными. Дали мне паркет из остатков на Серафи-
мовича, подобранный по длине, но разной ширины и пород. На выгоревшие полы я сам
набил оргалит, не выравнивая их, а с данным мне паркетчиком из специализированной
бригады мы постелили паркет и  стали подготавливать полы к покрытию лаком. Остав-
шиеся длинномерные бруски и лагу нам пришлось вынести на двор, а пока мы курили
жильцы не оставили от них даже щепки. Когда же комната моя засияла свежим лаком и
белизной соседи и их знакомые собрались завистливо пялиться перед моею дверью. 
      В конце мая 1987 года мне завезли купленную мебель, после чего я кинулся навёрст-
вывать хвосты в институте слишком поздно. Закончилась июньская экзаменационная
сессия, а у меня ни одного из трёх курсовых проектов не готово. В июле мне дали отсроч-
ку до 1 сентября и я наконец занялся переездом в свою комнату. Заказав машину для пере-
воза свих пожитков, я выписался из общежития в середине июля и отдал документы для
прописки на Нагорной 22-2-30. Въехать я смог в свою комнату во второй половине июля
1987 года, в ДЭЗе же задним числом, с 1 июля стали начислять мне на лицевой счёт плату
за  общественную  антенну и радиоточку, которые никто ко мне не проводил. У меня же не было даже телевизора. Сразу после переезда я занялся работой над курсовыми проек-
тами, не поехав никуда в отпуск. Семья квартирных аферистов до конца августа укатила
из Москвы, но остался разведённый пропойца и, едва я садился за чертежи, он напраши-
вался как истинный татарин в гости даже с сожительницей – послушать музыку и, между
прочим,  предложил поменяться моей комнатой пока с какой-то женщиной жившей где-то «неподалёку» на первом этаже. Для убедительности этот проходимец, «дружески» пре-
дупредил, мол всё равно мне семейные Тепляковы не дадут здесь жить. До 1.09.1987 я не
сдал ни один курсовой, и когда моя группа приступила к занятиям на шестом курсе, меня
вызвали в деканат для оформления на отчисление за академическую неуспеваемость. В те
же дни семья извращенцев под надуманными предлогами принялась меня выживать. Меня
нагло притесняли в пользование «общими» помещениями и коммунальными услугами, не
давали ключи от почтового ящика, не подпускали первым подойти к телефону, а оплату
требовали столько же за него, сколько платили, якобы, сами. При этом аферисты словами
не ограничивались, а пускали в ход не только руки, но и, например, бельевую палку. Глав-
ным инициатором скандалов была Теплякова О.Н., а при малейшем сопротивлении, она
звала на помощь мужа, и вдвоём избивали меня. Для большей убедительности вызывались
знакомые соседи и даже милиция.
    В октябре, мой бывший сосед по общаге продал мне свой ещё на гарантии «Рекорд-В312» за 150 р., но смотрел я его от комнатной антенны ещё несколько лет. Да и до конца
гарантии дважды пришлось вызывать мастера. 
    В ноябре 1987 года меня посылают в командировку в дом отдыха МВД СССР «Озеро
Долгое» в Дмитровском районе Подмосковья. Там я участвую в расширении столовой и,
затем, в замене гидроизоляции в душевых и обкладываю поддоны под плитку.
   В январе 1988 года я начинаю получать газеты и журналы в почтовый ящик, ключи от
которого мне дали, чтоб я сделал дубликат. Мне пришлось самому из подвернувшейся
жести сделать себе ключ, но с первых же дней у меня стали пропадать газеты, особенно
с программой на неделю. Позже пропадать стали и дорогие академические «заумные»  журналы, а после очередного пришествия соседа-алкаша пропал даже ключ, но по сохра-
нившейся кальке я сделал новый.
    В весенний семестр 1988 года я пытаюсь сдать «разницу в плане» за 5-й курс, но для
восстановления в институт мне нужно быть как минимум бригадиром. Меня посылают
и.о. мастера на... «Озеро Долгое». Каждое утро я еду на Белорусский, стараясь успеть на
Лобненскую электричку, а если не успеваю, то еду наземным транспортом на Савёлов-
ский вокзал. Добравшись, наконец, до Лобни, жду автобус до деревни Рыбаки. Далее пару
километров иду пешком через деревню и поле. До 9 утра надо оплатить завтрак и обед в
местной столовой, а после завтрака начинаются разборки со своими рабочими, местным
и своим начальством. После обеда в обратном порядке надо ехать с бумагами к своему
начальству на Московские объекты или в контору на Фрунзенскую, а вечером в институт
на консультации или домой за чертежи. И так до конца мая. До начала июньской сессии я
сдаю лишь курсовой по ЖБК. Моя попытка восстановиться в институт провалилась. С на-
чалом летних заездов отдыхающих нас, строителей, из дома отдыха забирают в Москву. Я
попадаю к пенсионеру-прорабу на Серафимовича в качестве мальчика на побегушках. Ко-
гда я ставлю вопрос о моём переводе из стажёров в мастера, «телефонист» посылает меня
принимать оконные блоки по спецзаказу с завода Стройдеталь. Плотники уверяют, что с
привезёнными блоками всё в порядке, но едва я отдаю подписанную накладную о приёме,
они же, вдруг заявляют, что некоторые фрамуги глухие, а должны быть открывающимися.
Виноватым в недосмотре прораб объявил меня, и в характеристике привёл данный случай
в качестве примера халатности моей во время стажировки. В ответ на подобный отзыв я
вернулся работать в бригаду.
      В этом же 1988 году моей  одинокой напарнице, уже пенсионерке, наконец-то дали
квартиру на севере Москвы, одну из двух переделанных из двухкомнатной квартиры на
первом этаже ремонтировавшегося подъезда, путём замены сгнивших деревянных пере-
городок на гипсокартонные с ацеидными санузлами.
     В 1989 году я уже не пытался восстановиться в институт. Подготовив себе смену из
молодого шустрого лимитчика, не получив за это обещанной премии, я прозябал с тем
самым плотником, что первым работал на ремонте моей комнаты, занимаясь расширением
коммерческих тренажёрных залов на первом этаже нашего СУ-180. Позже напарника на-
значили бригадиром и нас обоих отправили на капитальный ремонт жилого дома у Яузы,
рядом с Преображенской площадью. Там мы участвовали в испытание новой самовырав-
нивающейся смеси для заливки кухонь и санузлов. На первом этаже после ремонта угло-вого подъезда обещали дать квартиру нашему управлению. В то время как комсомольско-
молодёжная бригада, набранная из «героев Нагорного Карабаха», преимущественно азер-
байджанцев, ничего незнающая кроме Калашникова, проводила время в доверительных
беседах с прорабом-земляком, мы, работая в лучшем случае за ту же зарплату, искали себе
место подоходней. По пути от метро и обратно мы приметили хибару, в которой располо-
жился строительный кооператив. Мы искали встречи с его хозяином, но скоро он сам нас
нашёл. Ему нужен был плиточник для ремонта собственной квартиры в панельной пяти-
этажке севернее площади. Мы договорились за 300 рублей обложить ему плиткой полы и стены до потолка в ванной, а также часть стены на кухне. В пятницу меня отвезли на квар-
тиру одного, но за выходные я не управился, и пришлось задержаться ещё на два дня, до-
говорившись с прорабом. Дополнительно мне пришлось обложить ванну кирпичом и за-
тем облицевать также плиткой. Кроме того, хозяин строительного кооператива оказался
не сведущем в ремонте жилья, и мне пришлось консультировать его по ремонту треснув-
шей панели отделяющей ванную от лестничной клетки и другим вопросам. По возвраще-
нию на свой объект хозяин накинул мне ещё 50 рублей, а бригадир для себя и прораба за-
просил половину заработанных денег. Я дал лишь 100, но когда я решился, наконец, рас-читаться из бесперспективного Главмосремонта, начальник СУ-180 пожалел лишь, что я
раньше не ушёл, а прораб-азербайджанец запросил бутыль за выписку расчётного наряда
с весьма скромными тарифами.
     В сентябре 1989 года за пару недель я сунулся в кооператив у метро «Нагорная», но там был встречен весьма холодно и ушёл, не удостоенным внимания хамоватой кадровички. Без блата, с третьим разрядом каменщика по объявлениям «Вечёрки» я ничего не смог найти. Не жилая прерывать стаж, я решил идти в знакомый уже «Инпредстрой» у посольства США. Из ПСМО меня отправили выше, в СУ-237, где я попросился в бригаду каменщиков. Меня направили, и 28.09.89 я вышел на строительство хлебозавода у «Октябрьского поля». Бригадир с бригадой и прорабом не прочь были выпить и поиграть в карты, а меня послать гонцом за добавкой. Качество такой работы далеко было видно по вьющимся углам фасада из облицовочного кирпича. Сам я работал на перегородках высокого производственного корпуса. Пришло время устраивать крышу, и наш бригадир подписал договор на аккордный наряд. Вся бригада принялась за новую работу с азартом, но вот закончился керамзит и о наряде вспоминать стали с ехидством по адресу хитрозадова начальства. С наступлением морозов рабочий день проходил по большей части у бочек с горящей соляркой.
     В 1990 году нас перевезли на посольство ФРГ. Летом мы там расшивали пустые швы из темно-коричневого привозного кирпича специально привезённой жирно-чёрной смесью, но сначала стены отмывали соляной кислотой. Позже нас перевезли на «Октябрьскую», делать перегородки в строящемся панельном доме на Мытной улице для иностранцев. Присутство-вали там и солдаты из стройбата, большей частью азербайджанцы оборзевшии после Кара-
баха. Казанский татарин, работавший со мной, увидев как те измывались над русскими сослу-живцам, чуть не разделался с братьями мусульманами. Сам он служил под Припятью при ликвидации последствий аварии. Но всё чаще нам с ним приходилось сталкиваться с братья-ми-алкашами в магазине напротив нас в проезде Апакова, во время затарки для бригады. Для себя я предпочитал брать импортные сигареты по 2-3 рубля, а заодно кофе на втором этаже основной части магазина со стороны Мытной улицы. На время меня забрали подсобным с нашим каменщиком-пенсионером,  снова на посольство ФРГ ремонтировать кладку. По пути с работы меня встречали знакомые соседей - квартирных аферистов, которые пытались меня зацепить, спровоцировать на драку, открыто пасли меня в целях шантажа. Я вынужден был
какое-то время таскать с собой увесистый кирпич из ФРГ. Хотя я поспешил уже встать в
очередь на кооперативную квартиру, но обстановка накалялась как в стране, так и в моей
коммуналке. Осенью до меня чудом дозвонился мой бывший однокурсник, вылетевший ещё с третьего курса. Он предложил мне забрать документы из МИСИ и вмести с ним поступить в геологоразведочный, тоже на ПГС. Я согласился и поехал на Шлюзовую в деканат вечернего отделения факультета. Там я встретился с бывшим секретарём нашего курса, но она уговори-ла меня попытаться восстановиться на её пятый курс, сдав разницу в плане до Нового года. Одновременно уже на четвёртом курсе я работал над проектом по деревянным конструкциям, а на пятом над железобетонной балочной площадкой. С наступлением Нового1991 года сосе-ди, пользуясь задержками зарплаты, окончательно лишили меня телефона, вырвав и забрав его в свою комнату, где у них уже был установлен другой единоличный телефон. В такой об-становке я восстановился в МИСИ на пятый курс, обрёл новых друзей и подруг, и, наконец-то, был переведён на 6-й курс. Работал я, в этом полугодие уже на строительстве жилого 16-этажного экспериментального кирпичного дома в Текстильщиках. С 1 марта ввели талоны на сахар, курево и выпивку. В нашу с Рустамом  обязанность входило отоваривание талонов на водку для всей бригады и покупка её у спекулянтов для продолжавшихся выпивок. Свою водку я попытался сбыть, не отходя от магазина, но водочная мафия чуть не лишила меня самой твёрдой в то время валюты. Зато сахар, даже по талонам невозможно было купить неделями, а так как на кухне, даже чай вскипятить было не безопасно, то двух килограммов мне хватало на четверть месяца. Спасало лишь повидло по договорным ценам, иногда колба-са по 45 рублей за 1 кг.
    Перед майскими праздниками 1991 года в попойках бригады я не участвовал, а именно
8 мая у меня родилась племянница. И 8-го и 9-го я пытался дозвониться из автоматов до
кого-нибудь из московских родных безуспешно. Лишь на следующей неделе тётка моя,
живущая на той же улице Артюхиной, зашла ко мне на работу и сообщила, что у брата мо-
его родилась дочь. Дом у нас рос всё выше и всё заметней вихляли пилоны. Бригадир наш,
живя в отдельной квартире в Новом Косине, выложив облицовку пилона, со словами ему
мол, в этом доме не жить, закидывал внутрь остатки раствора, накидывал сверху кирпич и
арматурную сетку и шёл с собутыльниками принять согревающей. Одним из его компань-
ёнов был бывший бригадир-пенсионер. Перед приездом начальника ПУ меня поставили выправлять заваленный стариком пилон, а после, якобы как перестаравшегося, сослали на
кладку балконных перегородок.
     Дома банда квартирных аферистов наглела с каждым днём.20.06 мне подбросили №3
«Нового мира», а 21.06 уже №5…28.06 соседи спровоцировали очередной скандал из-за
дежурств с вымогательством денег и угрозами. 29.06—2.07 четыре дня мне не дают по-
мыться. 6.07 по дороге к остановке на ул. Ремизова алкашка лет за сорок с четырьмя бу-
хими молодцами, в вызывающе хамской форме требуют у меня закурить: «Он даст. Он
трус. Я его знаю. Я живу с ним в одном подъезде. Дай ему!!! Дай ему!!!». А дома уже
Тепляковы продолжили травлю на кухне, заняв все конфорки и там же врубив телевизор на всю катушку на весь вечер. 13.06 они же, уехав куда-то, вывернули лампочку на кухне,
прятали телефон вместе с полкой. Позже выяснилось, что они в отпуске, а их знакомые их
почту забирают вместе с моей. 20.07 я обратился в отдел доставки 186 отделения связи с
просьбой переадресовать мои газеты и журналы по списку на до востребования.
      В начале августа 1991 года, будучи в отпуске, я согласился стать крёстным отцом до-
чери брата, но ни я, ни он, ни наш отец не были крещёнными. Мы поехали всей семьёй в
Мичуринск и там, в Боголюбском, едва начавшем реставрироваться соборе, нас толпой,
мужчин, женщин и детей одновременно перекрестили. Ещё в отпуске я почувствовал об-
острение язвенной болезни. 12.08 вернулся в Москву. Бригадир мой с молодёжным костя-
ком собутыльников рассчитался и ушёл работать в «кооператив» по строительству дачных
коттеджей. Остатки бригады, преимущественно женщин и пенсионеров, отдали в бригаду
Никитина. На до востребования я получил газеты и журналы с 16.07 по 8.08. Ещё неделю я получал газеты с 3-4 дневной задержкой, после настойчивой просьбы их отыскать.
      16.08.91 после обеда на работе у меня началась рвота. 18.08, в воскресенье, болезнь уже стала не выносимой. Я обратился к дежурному врачу в поликлинику по месту житель-
ства. Врач дала мне направление на 19.08.91 в диагностический центр на гастроскопию. 
В понедельник утром у меня выявили эрозию и с результатами анализа я поехал в поли-
клинику по месту жительства. Зайдя на почту, я увидел, что у остановки Нагорный буль-
вар совершенно свободно торгуют вином из квасного автоприцепа. Пересев в другой авто-
бус, услышал странные разговоры. В поликлинике я узнал, что мой участковый врач при-
нимать будет после 14:00. Дома по всем программам шёл один из самых любимых моих
балетов, затем показали заявление ГКЧП. Наконец я у участкового врача, которая в хам-
ской форме мне заявляет, что возиться со мной не собирается, и даёт мне направление в
МСЧ-47 «Главмосстроя». Я спешно отправляюсь на Большую Черёмушкинскую улицу, и
там мне дают направление в больницу в Раменках на следующий день. Затем я спешу на
Севастопольский проспект, отоварить талоны на водку за август, иначе пропадут. Народу
перед закрытием много, очередь не движется, и я прошу впереди стоящих  пропустить ме-
ня, объясняя, что завтра ложусь в больницу. Толпа возмущается, но добрый человек нахо-
дится. Он уступает мне свою очередь, отдав свои талоны и деньги.
     Утром, 20.08.91, я приезжаю в больницу МСЧ-47. В этот и следующий день по палатам
разносят «Правду» и некоторые другие издания. Их охотно покупают, но уже вечером 21 августа в Москве совершается переворот. По телевизору показывают разгорячённых «за-
щитников Белого дома», бесчинства той же толпы, кричавшей ещё в январе: «Буш! Где
твои авианосцы?» перед тем же посольством США…. На следующий день «Правду» за-
претили, газеты носить перестали. Лишь однажды залетела пожилая особа с неприглядной
макулатурой. Кто-то купил у неё «Огонёк» и стал предметом для всеобщих насмешек. В не первой свежести журнале кто-то уже успел поломать голову над кроссвордом. Так на-
ступила эпоха свободного предпринимательства и бандитизма.
     20.09.91 меня выписали из больницы всё с той же эрозией, но мне нужно было ходить
в институт и я сам хотел на волю. Вернувшись домой, я обнаружил, что те самые газеты,
которые у меня воруют из почтового ящика, без моего согласия, стали доставлять мне на
дом. На до востребования оставили лишь одни «Известия» (за ненадобностью). Это сосе-
ди, вернувшись из отпуска, перевели свои издания вместе с моими обратно с до востребо-
вания на доставку в почтовый ящик. Несмотря на мою просьбу, вернуть все мои газеты и
журналы на до востребования в отделе доставки продолжали оставлять лишь «Известия»,
настаивая на моём согласии вернуть и их на доставку по адресу. Тем временем из почто-
вого ящика продолжали исчезать то «МК», то «ЛГ», то «Вечёрка», а на почте неделями гулять «Известия» в компании с журналами. Пропадали и даже возвращались обратно из-вещения, посылки, письма. 27.09.91 мне должно было исполниться 30 лет, но родные при-
ехать в мой коммунальный хлев заранее отказались. Был лишь брат с семьёй, но соседка
заранее подгадала мне дежурство по квартире после отъезда гостей.
     6.11.91 предпраздничный день. После пустого чая еду на работу. До 12:00 мы прождали автобус. Затем нас перевезли в Царицыно, откуда мы сразу же разбежались по домам.
     7.11.91 с утра собираюсь на праздничный митинг.
     9.11.91 встав пол седьмого, после пустого чая занимаюсь курсовым по ОПУСу. После
обеда зашёл на почту, где мне снова нахамили, однако свежие газеты так и не отдали.
    10.11.91 встав в восемь, после пустого чая… решаюсь ехать к музею Ленина, где по вос-
кресеньям собираются его защитники. Заодно, наконец-то с незапамятного детства, побы-
вал в Мавзолее.
    12.11.91 в 8 часов вечера обнаруживаю, что соседи снова пытаются спровоцировать скандал и даже драку, заменив замок в почтовом ящике. Чтобы проверить вскрыл дверцу
ящика, затем пошёл в милицию. Сначала меня послали в опорный пункт. Там ни кого не было. Дежурный записал мой адрес, телефон, сказал, что передаст участковому.
    16,17,18.11.91 почтовый ящик остаётся открытым. 19.11.91 утром почтовый ящик за-
крыли, ключи же мне так и не дали.
    На Радиальной мы строили коттедж для арабского посла. Первое время обедать ходили
в столовую техникума через дорогу. Работники столовой обслуживали нас охотно, учащи-
еся питались больше компотами с выпечкой, но педагоги были не довольны и в конце кон-
цов настояли, чтоб нас обслуживали часов с двух. Обед у нас кончался до часа, и приходи-
лось мне ездить в Бирюлёво в ближайший универсам на Элеваторной. Собственно первый
раз меня туда послали наши любители выпить перед обедом. Там по коммерческим ценам
свободно продавалось вино «Анапа». Рублей по 100 за кг свободно продавалась колбаса, а
вот за по 2-20 стоять бесполезно хоть весь обед. Новые русские бабушки, сплотившись в
мафию пенсионерок как белки в колесе вмиг растаскивали выкидываемые куски, и вновь
занимали с утра установившуюся вечную очередь. Перекусить иногда можно было и в ка- фетерии, а вот талоны на водку для всей бригады отоваривать приходилось ещё дальше,
на Бирюлёвской. Там местная водочная мафия, выждав, когда милиция дружно слиняет, с
тем же остервенением как в августе на танки, теперь нагло лезла по головам столпивших-ся    у входа людей за добавочным горячительным.
     С первых дней декабря 1991 года соседи стали химичить с газовой колонкой для нагре-
ва воды. Я  вынужден принимать холодный душ. 16.12.91 после сдачи зачёта по специаль-
ности Архитектура, я вынужден ехать на ночь в Текстильщики к тетке, чтобы помыться.
22.12.91 воскресение. По-прежнему я не имею возможность помыться дома. Соседка под
предлогом, что её дочь болеет, требует, чтобы я дежурил на неделю раньше. Действитель-
но ж она в бешенстве оттого, что утром ко мне приезжал однокурсник-уйгур. После его
ухода соседка устроила толкучку, её знакомая визитёрша ходила по квартире в грязных
сапогах. Дежурить передо мной должен обычно Невматулин, но он закосил под инвалида,
хотя неделю назад говорил, что ему нужно отпрашиваться с работы, чтобы принять масте-ра по газовым колонкам.
     23.12.91. По-прежнему не имею возможность помыться. Из-за дежурства соседка носи-
тся с пеной у рта. Я мечтаю сварить остаток прошлогодней, 1990 года, утки. Так называе-
мый «Борис» Невматулин из дома ретируется. Во второй половине десятого вечера, когда
у меня лёгкий ужин, соседка выходит на кухню, чтобы требовать от меня сдачи дежурства
     28.12.91 на работе я жалуюсь нашему детдомовцу, что у меня дома полно водки, а есть
под новый год нечего. Он предлагает свою закуску к моей выпивке. Мы приезжаем ко мне
домой. Оценив обстановку в моём коммунальном хлеву, коллега предлагает взять водку и
ехать к нему в общежитие на Алтуфьевском шоссе. Там немного выпив за компанию и до-
вольно плотно поев, я вскоре заснул беспробудным сном.
     29.12.91 утром мы вдвоём поехали на работу. Моей основной задачей в те дни, когда мы всей бригадой выкладывали что-то вроде будки для мусора с архитектурными излише-
ствами для посольского особняка, облицовочный кирпич, и без того хрупкий, нужно было
аккуратно распилить по индивидуальным размерам на циркулярке мраморщиков.
     Вечером того же дня, когда я был уже дома, в шестом часу пришёл сосед Тепляков И.
Изрядно поддатый он напал на меня в коридоре, схватив меня одной рукой за волосы, бил другой по голове. При попытке загородиться руками, на правой руке у меня несколько
пальцев были разбиты в кровь и повреждён ноготь среднего пальца. Когда я вышел курить
на лестничную площадку у окна, Тепляков выбежал вслед за мной. После моей угрозы за-
щищаться фонарём, который я ношу с собой, так как не имею единоличных светильников
в коридоре, а тогда это был алюминиевый фонарь с двумя большими круглыми батареями,
сосед вернулся в свою комнату. Едва же я зашёл в свою комнату он выскочил вновь с ка-
ким-то предметом, делая вид, что взламывает мою дверь, и сорвал на ней ручку.
    В седьмом часу вечера я позвонил из автомата своей тётке, сообщил о случившемся и о
том, что собираюсь обратиться в милицию, которой давно уже не доверял. В 49 о/м, как я
и ожидал, дежурный, явно не регистрируя факт обращения, прикрывая якобы записывае-
мый адрес листочком бумаги, сказал, чтоб я не ввязывался в драку, был дома, прийдет, мол, участковый.
    В девять часов участковый пришёл, однако всё закончилось собеседованием со мной же     
При этом как всегда до и после этого случая:
1)      Не был засвидетельствован факт нетрезвого состояния Теплякова
2)      Не были засвидетельствованы факты побоев, увечий, не было проведено экспертизы
         на месте происшествия, хотя «драки» повторяются систематически.
3)      Не были приглашены понятые.
4)      Не были опрошены соседи с других квартир.
5)      Не был засвидетельствован факт попытки взлома двери в мою комнату, в том числе повреждение ручки на ней.
6)      Под сомнением факт регистрации данного происшествия.
7)      Не было проведено даже собеседования с виновниками скандалов с целью шантажа
из-за занятой мною жилплощади и коммунальных услуг.
    30.12.91 пишу заявление начальнику 49 о/м с просьбой обжаловать «бездействие» его
подчиненных и отдаю его ему лично. Тот посылает меня зарегистрировать повреждения
пальцев правой руки и к тому же я чувствую, что у меня повреждён и хрящ правого уха.
Делать я это якобы должен в 33-м травмпункте на Каховке, а не в следственной эксперти-
зе. На почте продолжают волокиту с оформлением газет на до востребования, при этом я
обнаруживаю пропажу «Вечёрки» №256.
    31.12.91 отдаю очередное заявление на получение газет с до востребования. Затем пое-
хал в травмпункт №33. Там на меня пытаются оказать психологическое давление, чтобы я
не регистрировал «ссадины» на руках. Мои жалобы на боли в правом ухе сначала не заме-
чали, а затем отфутболили к отоларингологу по месту жительства, где к врачам записыва-
ются за два месяца вперёд. Лишь на 1.01.1992 года намечаю штурм курсового по ОПУСу.
     3.01.92 я впервые в новом году иду на почту и получаю там «Правду» №2 без №1 и №1
«Известий» без №№2 и 3. Дома соседка снова провоцирует драку, выключая то свет, то газовую колонку. 4.01.92 продолжаю штурм курсового по ОПУСу. На почте получаю №1 и №3 «Правды», а «Известия» №№3 и 4 без 2-го, который пропал бесследно.
    13.01.92 сдаю, наконец, курсовой по ОПУСу, а вечером начинаю подготовку к экзамену
по механике грунтов. 14.01.92 пишу заявление в Севастопольское РУВД на соучастие лиц
из 49 о/м в вымогательстве жилплощади у меня в пользу моих соседей. В частности добав-
ляю тот факт, что после подачи моего заявления начальнику 49 о/м от 30.12.91 соседи пы-
тались совместно со свой знакомой спровоцировать драку, обзывая меня и мою мать, вы-
звав предварительно участкового по телефону. Затем я написал заявление начальнику 186
отделения связи на действия работников отдела доставки, в результате которых с 7.11.91
пропало 6 номеров газет, 2 письма и №3 «Палеонтологического журнала».
    15.01.92 отдаю заявления в Севастопольское РУВД и начальнику 186 о/связи.
    16.01.92 приходит участковый. Снова переписывает подробно последнюю «драку». Снова заставляет меня расписаться, не дав самому прочитать того, что у него  написано.
После того как участковый увидел мой дневник, я вынужден его прятать так, что самому
его доставать стало сложно.
    18.01.92 сдаю наконец-то экзамен по механике грунтов и уже со всей группой спокойно
готовлюсь к экзамену по охране труда.
    21.01.92 безуспешно пытаюсь застать заведующую отделением связи. Затем трачу по-
следнии червонцы на продукты. Позвонил на счёт получки, сказали, что и завтра под во-
просом. Курить приходилось папиросы. 22.01.92 разговаривал с заведующими отдела до-
ставки и отделения связи. Они стали посылать меня сначала в психбольницу (заведующая
отделом), затем уж друг к другу.
   24.01.92 я обнаруживаю пропажу «Вечёрки» №14. В этот же вечер я начинаю работу над
дипломным проектом по архитектуре. 28.01.92 обнаруживается пропажа «Известий» №21.
Пишу заявление начальнику Межрайонного почтамта №7. 31.01.92 подаю его на имя Л.А.
Пеньковой.
    Работали мы в это время снова в Текстильщиках, и прораб мне дал снять копию черте-
жей 16-тиэтажного жилого экспериментального кирпичного дома. Руководительница мо-им дипломным проектом лишь велела мне сделать на первом этаже магазины. 2.02.92 ещё
пытаюсь заниматься преддипломной практикой, но здоровье моё резко ухудшается, и, всё
с той же эрозией 6.02.92 я вновь оказываюсь в больнице МСЧ-47. Однако в больнице я не
прекращал заниматься преддипломной практикой по архитектуре, захватив туда копии на
миллиметровке чертежей строящегося нами дома на ул. Артюхиной. С окончанием февра-
ля закончился срок преддипломной практики, но я продолжаю ею заниматься в больнице и в марте. 5.03.92 пишу заявление в прокуратуру – суд с просьбой обжаловать действия должностных лиц 49 о/милиции и 186 отделения связи, однако контрольную гастроско-
пию мне должны сделать лишь 12.03.92.
     14.03.92 в час дня я наконец-то дома. Выхожу на почту и по продовольственным мага-
зинам. Возвращаюсь домой. У меня подозрительно сводит руки, «кружится» голова. Зво-
ню в скорую и объясняю ситуацию. Мне советуют принять оставшиеся после больницы
таблетки. Пришлось мне дважды принимать назипан, последний раз в пять утра уже 15.03.
Состояние моё понемногу улучшилось, и около полудня я занялся обыденными делами.
     16.03.92 отправляю заказным письмом заявление в Севастопольскую прокуратуру.
     18.03.92 днём на работе, вечером в институте, а со мной вновь изжога. Назипан уже
кончился. 19.03.92 на почте в отделе доставки меня заставляют переписать заявление на
до востребования, якобы потому, что теперь нужно каждый месяц писать подобные заяв-
ления да ещё при этом покупать марки  достоинством 30 копеек…
     21.03.92 суббота. Ко мне приезжает отец. Сосед Невматулин вымогает у него деньги на
выпивку. Затем сам пытается его подпоить, ссылаясь на то, что у него якобы скоро день рождения (53 года). Соседка Теплякова выметает мусор в коридор на моих глазах. Потом
смела его мне под калошницу. А вечером совместно с мужем нагло спрашивает, почему я не делаю уборку, как подходит моя очередь дежурить, так в квартире грязь. Посоветовав-
шись с отцом, я решил всё же сделать уборку. Тогда Теплякова стала выключать мне свет,
а затем послала детей в туалет и те обоссали весь унитаз, включая доску. Уборку я всё же
сделал. 24.03.92 в 10 часу вечера пьяный сосед Тепляков вновь пытается меня избить. Же- на завела его в свою комнату и стал требовать, чтоб я смылся в свою, хотя я только поста-
вил чайник на газовую плиту. Я отказался уйти, не желая на ночь оставаться голодным. Так закончился первый день моего академического отпуска для работы над дипломом.
Лишь 27.03.92 начинаю заниматься дипломным проектом по архитектуре.
    31.03.92 я провожаю отца из Москвы.
      2.04.92 около 16:00 Теплякова пытается спровоцировать драку, не давая мне скипятить
чай, выталкивала из кухни, угрожала кастрировать и ошпарить кипятком.
      6.04.92 был на приёме у прокурора Юго-Западного округа. Оказывается, нужно было мне обращаться в Народный суд. Он в другом корпусе №4. То же на пятом этаже. Тепля-
кова мне опять не давала сходить в туалет, запираясь в нём нарочно, услышав, когда я выходил, и даже не включив в нём свет, либо делая вид, что он занят, включая там свет.
     9.04.92 я пишу, наконец, заявление в Народный суд Севастопольского района  с прось-
бой обжаловать действия должностных лиц 49 о/милиции и 186 о/связи.
    10.04.92 около часа ночи соседи Невматулин и Тепляковы обещали меня убить, не дава-
ли мне выйти в туалет, ломились ко мне в комнату.
    13.04.92 еду с заявлением в Нарсуд. Из канцелярии меня направляют в юридическую консультацию, чтобы там мне составили заявление. Обжаловать действия милиции мне отказались, возмущаясь, мол на кого я покушаюсь. Карманная адвокадша свела мою жало-
бу к систематическим дракам с Тепляковыми, а по случаю 29.12.91 навязывала мне нецен-
зурные выражения нападавших, хотя избивали меня, молча, затащив в дальнюю кухню. О
попытке ж взлома моей двери и сломанной при этом ручке предпочла забыть. Милиция ж
оказалась, в отличие от меня, просто беспомощной. На прощание адвокат предложила мне
заплатить ещё и Госпошлину 10 руб. Переписывать новое заявление мне пришлось дома.
Шантаж же и издевательства продолжались. Неоднократно я уже замечал, что мне нароч-
но протыкают на кухне во время сушки простыни каким-то предметом типа острия на-
пильника, либо гаечными ключами. Ещё 1.04.92,когда я повесил бельё, всё семейство Те-
пляковых собралось на кухне «чинить велосипед». После их «ремонта» я увидел на про-
стыне новую дырку. 14.04.92 пол шестого я закончил стирать, повесил впервые постиран-
ную простынь, подаренную тёткой мне на 30-летие, а на ней оставил записку Тепляковым:
«Рвите на здоровье». Чтоб поиграть у меня на нервах, Теп-ы до полуночи шлялись на кух-
ню и в первом часу ночи 15.04. я уже снял подсохшее бельё.
     17.04.92 оплатил госпошлину в суд. Однако заявление у меня не приняли. Сказали чтоб
я пришёл в понедельник с 6 до 8. 18.04.92 соседи и их знакомые, в том числе из отдела до-
ставки на почте, бесятся оттого, что я не работаю. Наводят по этому поводу справки. По
телефону Теплякова выясняет, что я в отпуске, при этом заявляет, что я уехал.
    20.04.92 днём в магазине дали надрезанный пакет супа. Звонил на работу, узнать когда
будет получка. Там мне сказали, что не известно, в банке нет денег. Вечером был в суде.
Судья С… меня принял неприязненно. Придрался к тому, что жалоба с просьбой возбу-
дить уголовное дело на Тепляковых написана без  их инициалов и на бумаге с отверстия-
ми для подшивки. Потребовал ответ из РУВД и 3 экземпляра жалобы «в порядке частного
обвинения» принести в следующий понедельник. Платить госпошлину, по его словам, мне
не нужно было. 21.04.92 на счёт зарплаты позвонить не могу. Нет даже десюнчиков.
    23.04.92 в 11-м часу дня оплачиваю квартплату за апрель и май. По пути захожу узнать
в паспортном столе инициалы Теп-ов. И.Н. и О.Н.
    30.04.92 около полудня заехал в «военный» магазин на Нагорной улице. Там дважды интересовались содержимым моего кошелька, сначала возле кассы из мясного отдела, за-
тем возле газетного киоска уже весьма знакомый молодой алкоголик. Накануне Теп-кова
по телефону говорила, по сути, о том, что я собираюсь ехать на 9 мая домой и что у меня,
якобы, никогда нет денег…Второй день Тепляковы оставляют свет в общих помещениях
и газ включенными, что я расцениваю как очередную провокацию для скандала и «драки».
В третьем часу дня пишу заявление в 49 о/милиции об очередной бурной деятельности со-
седей перед праздниками и отношу его, вручив там женщине в помещение секретаря. Едва
я вернулся домой, в тот же час следом пришёл кто-то из соседей и, изрядно пьяный, ходил
по коридору, гремя, падая и пихая ногой чего-то. Лишь в четвёртом часу я смог заняться
дипломным проектом.
  1.05.92 около 9:00 Невматулин кому-то сообщал по телефону, что я еду (На Октябрьскую 
площадь и 10:00). Именно на этом месте и в это время коммунисты и патриоты проводили
сбор к первомайской демонстрации. Прошёл и я с ними до Красной площади. По пути до-
мой заехал в «военный». На остановке за мной увязался тип аналог Невматулина. Сначала
он спрашивал, куда поворачивает 119 автобус, затем вышел вместе со мной, спросил меня, когда будет футбол. Из «Правды» я узнал, что во время митинга показывали очередную
серию «Богатые тоже плачут», хотя была только пятница, а не воскресенье. Распрощался
со мной тот тип, заходя в ближайший подъезд соседнего корпуса.
    2.05.92 был снова в «военном», но ни чего не купил. Кофе и колбасы не было. Ветчина по 125 рублей за кг. Посмотрел несколько фильмов, в том числе «Богатых».
    3.05.92 купил колбасы. Хлеба и кофе не было. После полудня еду в парк культуры им.
Горького на фестиваль «Правды». Видел там Рыжкова. Выйдя из парка, встретил Жири-
новского. Купив одну из его газет, взял у него автограф. Около 22:00 Тепляковы устроили в ванной кинотеатр, думая, что я занимаюсь.
   14/05.92 в 13:30 Теплякова О.Н. после болееполучасовой попытки помешать мне гото-
вить и спровоцировать драку, ударила меня по щеке якобы за то, что я подал на неё с му-
жем в суд за ранее учиненный ими мне мордобой. Вдобавок она угрожала, что мордобои
будут и дальше продолжаться, пока я не обменяюсь своей комнатой с их сообщницей. Я
пишу заявление в 49 о/м и управляющему ЮЗ. РУВД.
    15.05.92 в полдень Теплякова снова распускала руки, не давая мне готовить, била в пах, угрожала не дать мне житья после суда. После этого я позвонил кузине О.В. Васильевой о
случившемся за последних два дня. Ходил в 49 о/м, где в дежурной мне сказали подойти к трём часам, когда будет участковый.
   После пустых разговоров с участковым и начальником 49 о/м, ходил ещё в поликлинику
МСЧ-47, звонил другой кузине Л.В.Крошевич и их матери в Текстильщики. Написал в 600
секунд письмо о правовом беспределе и продажности жилищной московской мафии око-
павшейся в так называемых органах и учреждениях, а также о своре московских средств массового охаивания. Уже около 23:00 начал концерт Невматулин, орал пьяным голосом.
    16.05.92 отправляю письмо Невзорову А.Г. с почтамта, откуда захожу к дальней родст-
веннице – слепой пенсионерке Рыжовой А.И. в Просвирин переулок. Дома даже 17.05.92
соседи по-прежнему ухмылялись. Уже после полудня, когда я мылся, соседи выключили мне в ванной свет. Постоянно включали и отключали воду на кухню, чтобы я обжигался.
Затем весь день мне не давали подогреть даже чай, умышленно толкаясь на кухне.
    18.05.92 вечером я и соседи явились в суд. Там Теплякова видела, как я читаю «МК».
У судьи-женщины она задала мне провокационный вопрос, сколько я ей платил  в апреле. Я растерялся, так как она не говорила, сколько я ей должен за свет. Велено было явиться снова в следующий понедельник. На до востребования в этот день у меня пропал №94 «Вечерней Москвы». Ближе к ночи соседка похвасталась телефону, что у неё всё отлично.
    19.05.92 в магазине ко мне подсел забулдыга лет 35 и пытался со мной завести разговор
о вчерашнем дне, т.е. о грубоватом приёме у судьи.
    19.05.92 около 20:00 соседка пыталась меня задеть. Затем говорила по телефону, что из-
-за меня она не сможет отвезти детей в деревню, якобы у них уже взяты билеты на 28-29.
Когда я попытался сообщить из автомата, что готовится новая провокация, двое пытались
подслушать мой разговор. Вечером 20.05.92 соседи снова грозились «уехать» ни сегодня,
так завтра. 21.05.92 пишу письмо в «Вечёрку» о непрекращающихся перебоях с доставкой
в 186 о/с не только газет. Письма я давно уже прошу присылать мне на адрес тётки в Тек-
стильщики.
   22.05.92 сутра соседи снова угрожают мне расправой. Я снова пишу заявление в 49 о/м,
в котором сообщаю об умышленной порче соседями водопроводных кранов, канализации,
освещения, а также газовой колонки с угрозой взрыва. О соучастие в этом Невматулина и
личных «подвигах» Тепляковой О.Н. с вымогательством денег и водки, якобы для ремон-
та, и сметанием мусора со всей квартиры под мою калошницу. Та же особа распускает не
только руки, но и ноги не давая мне готовить на кухне… Цель же всех этих действий оста-
ётся прежней – прибрать мою комнату. Копию заявления посылаю вновь в ЮЗ. РУВД.
   В полдень, сразу после моего посещения начальника 49 о/м майора Дурова Г.А., заходи-ла домой Теплякова. Она была в бешенстве.
   23.05.92 вечером Невматулин угрожал мне позаботиться о том, чтобы я не вышел на работу после отпуска.
   24.05.92 в полдень, когда я вышел из ванной, Невматулин занял мойку, чтобы помешать мне ею пользоваться, как, всегда оставив в ней свою кастрюлю, полоскаться в проточной
воде, словно она от этого когда-нибудь сама станет чистой. Тем не менее, я вскипятил чай себе на обед. Вечером Теплякова, чего-то затевала на следующий вечер, а  в 22:00 Невма-тулин «по телефону» угрожал, что зарплату на содержание я должен получить и тогда…
   25.05.92 на работе у меня была получка, а вечером в нарсуде мне вручили заявление от
Тепляковых в нарсуд, якобы на мою клевету без каких-либо доказательств, кроме царапи-
ны на пальце, которая их же будто бы и оправдывает. По дороге домой я позвонил тётке и в трёх шагах от себя заметил женщину-еврейку, похожую на продавщицу из «военного»… Дома Невматулин снова  угрожал «по телефону», что со мной расправятся сегодня или завтра. 26.05.92 в 20:00 по телевизору идут «Богатые». Лишь с 21:05 я начинаю занимать-ся расчётами к дипломному проекту. В это же время Невматулин «по телефону» намекал, что я его объедаю.
   28.05.92 приходил участковый по трём моим заявлениям. 29.05.92 утром соседка говори-ла «по телефону», что у них затевается что-то 4 июня. Под вечер Тепляковы очевидно ку-да-то уехали, а Невматулин пьяный орал на всю квартиру до полуночи, угрожая, что мне
пока дозволяют «ходить» по квартире, намекая на то, что могут и это мне запретить.
   30.05.92 Невматулин помимо всего прочего заявил, что я не работаю, а учусь на вечер-
нем. 31.05.92 он один раз прорычал нечленораздельно в своей комнате, а когда я выклю-
чил телевизор, включил воду так, чтобы поиграть у меня на нервах.
   1.06.92 около15:00 выхожу за хлебом и на почту. Хлеба нет. На почте отдаю заявление
на следующий месяц, чтобы оставляли газеты и журналы на до востребования. Пока нет
Тепляковых варю себе суп и ем уже сваренный.
   С 4.06.92 в авральном режиме начинаю заниматься дипломным проектом. 5.06.92 около 17:00 соседи затевают какую-то возню. Невматулин пьяный открыл дверь в свою комнату
вонючую на распашку, зовёт зачем-то Теплякова…
   11.06.92 выявляется пропажа «Правды» №№77, 79, 80 и задержка «МК» №113.
   15.06.92 нарсуд Севастопольского района постановляет: возбудить уголовное дело по
признакам ст.112 УК РСФСР, назначить судебно-медицинскую экспертизу, дело приоста-
новить до получения заключения.
   25.06.92, пока я ездил за зарплатой, соседи, чтобы спровоцировать скандал, умышленно
повредили кран на кухне, чтоб он тёк, и был повод для вымогательства денег. Невматулин
снова пьяный. Между тем приближается день защиты диплома, а у меня ещё не начата на
бело пояснительная записка.
   В отчаяние я звоню бывшему однокурснику Анисимову с просьбой помочь мне. Он ра-
ботает прорабом в коммерческой фирме и приглашает к себе на объект у Большой Полян-
ки. Там, после некоторого раздумья, он отксеривает мои черновики, так как переписывать
их 28.06 к 29.06 уже не реально. На следующий день я прихожу на защиту диплома и кон-
сультируюсь с руководителем. Мало того, что пояснительная у меня сляпана на ксероксе,
чертежи сделаны карандашом, а на специальности архитектура должны быть тушью. Ру-
ководительница меня уверяет, что всё может пройти и так. И вот я перед комиссией пояс-
няю не столько суть своего проекта, сколько причину его недоработок: почему мне при-
шлось отксеривать свои черновики. То, что я был в больнице в начале работы над проек-
том и личное участие руководительницы спасли меня. Был, конечно, и недовольный член
комиссии, но его проигнорировали. Правда, в порядке взаимовыручки, секретарша нашего
курса попросила помочь моей руководительнице выложить кирпичные арки на даче. В тот
же день я ходил в суд, но там никаких сдвигов. Когда я придя домой, входил в свою комнату, соседка злобно прошипела: сволочь с высшим образованием.
    30.06.92 вечером кран на кухне отключен из ванной. Претензий соседи не предъявляют.
Очевидно, ждут, когда я выйду на работу. Зато умышленно занимают кухню, когда я хочу
что-либо готовить. Я только начинаю заниматься обыденными делами.
   Числа со 2.07.92 я выхожу на работу. Систематически соседи не дают мне готовить на кухне, отключают мне газ и воду.                                                    
   5.07.92 с краном всё остаётся по-прежнему. В понедельник, 6.07.92 мне нужно сходить в суд. 7.07.92 плачу за квартиру и коммунальные услуги. 10.07.92 пишу начальнику ПУ-237 Мизерному А.П. заявление на отпуск с 27.07.92.
   11.07.92 13:00. Кран вроде бы сделали, однако, только что, после моего возвращения из
отдела доставки 186 о/с, возле дома меня поджидал Невматулин. При подходе к подъезду,
он передо мной зашёл в 21-ю квартиру, делая вид, что наводит на меня каких-то преступ-
ников. Очевидно это шантаж, т.к. для наводки достаточно было показать на меня из окна.
Кроме того, извращенцы нагло клеили мне «манию преследования». Дома продолжаются
хамские выходки со стороны Тепляковых. В понедельник 13.07 я собираюсь на приём на
счёт отпуска, а через неделю в суд.
   12.07.92 выявляю, что соседи не только спрятали телефон, но и привели в нерабочее со-
стояне освещение в нескольких места общего пользования. Тепляковы в субботу ещё от-
правились в отпуск? Орудовал, очевидно, уже Невматулин и затем, чтобы я в понедельник
проспал на работу, т.к. обстоятельства принуждают меня снова писать в РУВД. Иначе, по
возвращению Тепляковы устроят новый скандал. Одновременно соседи хотят, чтобы я на
бумаге отказался вставлять лампочки в местах общего пользования, дав повод для новых,
ещё более наглых и безнаказанных притеснений, пока я не соглашусь на обмен с сожите-
льницей Невматулина и т.д., и т.п. Регулярные дела я начал 12.07.92 в 13:38 с душа.
   18.07.92 утром еду на Белорусский вокзал и встречаюсь там со своей руководительницей
проекта. Вместе мы едем на дальней электричке к ней на дачу. Как и муж её, тоже архите-
ктор, вся их семья совершенно несведущи в технологии каменных работ. Мне приходится
по уровню устанавливать порядовки, затем долго объяснять, что слишком уж крупнозер-
нистый песок необходимо просеять через сито. Не очень мелкое сито наконец-то находят
и мы разводим всё же жёсткий раствор, который надо постоянно подмешивать, чтобы он не садился. С трудом я начинаю выравнивать под порядовку уже начатую кладку. Кроме
расшивки продолженной мною кладки, пришлось объяснять необходимость её затирать.
За два выходных мы не укладываемся, и в воскресение меня довозят на машине до оста-
новки «Поликлиника» на улице Ремизова. 
   19.07.92 в РУВД я до сих пор не написал. Решил подождать и посмотреть, будет ли Нев-
матулин убираться в квартире. Если нет, то соберу всё вместе и тогда напишу.
   20.07.92 был в нарсуде. Через день мне нужно съездить в 33 травмпункт. А ещё через не-
делю на судебную экспертизу.
   24.07.92 выявляется пропажа «Правды» №95 на почте в отделе доставки 186 о/с.
   25.07.92 в 8:24 я вновь отправляюсь в дачный посёлок Архитектор. С семьёй моей руко-водительницы мы делаем опалубку под арки входа на кухню. Я выкладываю опорный уг-ловой столб и, по установленной опалубке, соединяю его арками с возведёнными стенами.
Лишь в 21:05 мы прекращаем работать, ужинаем, и я заваливаюсь спать.
   26.07.92 я встал в 7 утра. После завтрака мы принялись доделывать кладку кухни под пе-
рекрытия. Наконец, ближе к вечеру меня проводили до платформы. Купив билет, меня по-
садили в битком набитую электричку, ехать в которой пришлось стоя более часа. В 20:44,
дома за дневником я уже планировал посетить травмпункт через день. И лишь ещё через
неделю, 6.08 на судебную экспертизу. Вопрос с отпуском пока не решён.
   27.07.92 отпуск мне дали с 10 августа.  Телеграммой сообщаю в Никифоровку о дате   моего приезда.
   29.07.92 был в 33 травмпункте. Карту мне не отдали под предлогом, что её якобы нет, хотя в апреле она ещё была. Завтра снова прийдётся обращаться уже прямо к заведующей
до 17:00. На следующей неделе я уезжаю, а надо бы всё же побывать на экспертизе. После
23:07 пишу письмо в РУВД, т.к. соседи продолжают провоцировать скандалы и драки. Так
как Невматулин не сделал в квартире уборку.
   3.08.92 в присутствие нескольких человек в конце рабочего дня я отпрашиваюсь на сле-
дующий день до обеда, чтобы сходить в судебно-медицинскую экспертизу к 9:00 утра. Ве-
чером дома Невматулин угрожает «знакомыми тюремщиками-слесарями из подвала». Но
мне, он заверял, ничего не грозит, когда пьяный приставал с издевательскими вопросами.
   4.08.92 утром к 9:00 я отправляюсь в судмедэкспертизу. В это же время двое на Рязан-
ской электричке приезжают в пригород Мичуринска Кочетовку. В то время, как меня на
экспертизе расспрашивали, нет ли у меня сотрясения, на работе избили моего брата так,
что он получил не только сотрясение, но и искривление позвоночника. Ещё в январе 1992
года Тепляков И., неожиданно, из под тишка, ударил меня ногой по спине со всей силы.
После этого вскоре я слёг в больницу МСЧ-47 с целым пучком выявленных болезней. Бо-
ли были в правой пояснице в области последних двух рёбер, а не слева как было раньше.
Помимо язвы у меня были обнаружены воспаление селезёнки и искривление позвоночни-
ка. Боли в области позвоночника, как и в ушном проходе, стали хроническими на всю ос-
тавшуюся жизнь. С тех пор, согнувшись надолго, стирая или работая, я не могу снова вы-
прямиться без мучительной боли в спине. Правое ухо также не могу прочистить от серы, т.к. при этом возникают острые боли. 4.08.92 Невматулин весь вечер отсыпался пьяный
вдрезги. Лишь ближе к полуночи он несколько раз прорычал обычное зверино-невнятное.
С 5 по 7 августа его практически было не видно. Только 7-го было слышно, как в комнате
его работает телевизор. Одновременно на почте в 186 о/с продолжают умышленно задер-
живать журналы и подсовывать газеты Тепляковых.  8 августа я приехал в Дмитриевку и узнал потрясающие новости.
   В середине следующей недели я ездил в Мичуринск проведать в железнодорожной боль-
нице брата. В дизеле Тамбов – Мичуринск и обратно, а также на станции Мичуринск Ур.
меня всё время пас свиду подвыпивший тип лет 35. Лишь когда я нарочно остановился, заметив, что он продолжает идти за мной, его словно подмыло. Мать подозревает, что брата не лечат в больнице под той же дирижёрской палочкой, что давала команду для рас-
правы над ним. Подобные слежку и ощущения я постоянно замечал по месту жительства,
учёбы и работы. 15.08.92 брат сбежал из больницы. 16 августа мы были в Кочетовке.
   Во второй половине августа я с отцом еду к его кузине в Астрахань. С её сыном мы на
ракете доплываем до далёкого посёлка в дельте Волги. Останавливаемся у его знакомого
казаха с ночёвкой. С сыном хозяина на моторке плывём на рыбалку. Рыба ещё в городе мне опротивела. Многодетный хозяин расщедривается на барана. Сын его, служивший в
Москве, просится на ночлег ко мне в коммуналку, во время его приездов в столицу, но я
вынужден ему практически отказать из-за очень гостеприимных соседей. Тётка посолила
привезённую нами рыбу и подсушила её. В начале сентября 1992 года мы уехали из Аст-
рахани обратно в Никифоровку. Там я попробовал пойманную нами тарань, которую ка-
захи не считали за рыбу. Она была сочной и бесподобно вкусной.
   7.09.92 прибываю в Москву после отпуска. На кухонном столе нахожу ответ из милиции
на заявление месячной давности. По пути на работу Теплякова с детьми обогнали меня на
лестничной площадке и преградили дорогу между первым и вторым этажом. На лестнич-
ном марше дети Тепляковой пропустили меня, а сама Теплякова, находясь выше, на при-
мыкающем марше, ударила меня сумкой по голове, пытаясь спровоцировать драку. Я мол-
ча удалился, не ввязываясь как обычно. На почте получаю «Новый мир» №7, а №6 пропал.
   8.09.92 18:16 Теплякова подозрительно вертится на кухне, хотя сама сказала детям, что у
неё всё готово. «Детишки» строят ехидные рожи. Примерно в 19:00 начнётся «Марианна».
Мне необходимо хотя бы чай скипятить. Иду на кухню…
   18.09.92 после работы собираюсь обратиться к начальнику РЭУ, с просьбой составить акт о взломе дверной ручки после драки 29.12.91Тепляковым. «Правду» №126 задержали.
   21.09.92  понедельник. В нарсуде отказались делать запрос в больницу МСЧ-47 по пово-ду выявленных там осложнений из-за побоев, не относящихся к драке 29.12.91. Посовето-вали обратиться в прокуратуру по другой статье 113 УК – истязания.
   25.09.92 19:51. К начальнику РЭУ обращался дважды. Составить акт мне отказались. Обещали поговорить с соседями в следующий вторник 29.09.92.
   После стирки вечером 25.09.92 мне в очередной раз продырявили новую простыню на кухне. В журнале «Природа» №8 нет страниц 97-128. 26.09.92 отдаю его в 186 о/с для за-
мены, где под предлогом, что Чеховский полиграфкомбинат не меняет свой брак,  он  про-падает.  27.09.92 в день моего рождения соседи затевают какой-то сабантуй. Снова пости-рав бельё, созвонившись с тёткой, я еду к слепой нашей баб Симе по случаю её дня рож-
дения. Она сама жарит нам картошку на кухне своей коммунальной квартиры в центре.
За праздничным столом в сковороде со вкусно пахнущим картофелем, промежду ним мы
обнаруживаем копну сметённых с пола волос. Так соседка, сын у которой работал в мили-
ции, поздравила престарелую пенсионерку – инвалида по зрению, не стесняясь гостей.
   29.09.92 я пишу заявление в прокуратуру с просьбой возбудить уголовно дело по статье
113 УК РСФСР на соседей супругов Тепляковых. 30.09.92 пропадает «МК» №191.
   3.10.92 соседка мешала мне готовить обед. На почте опять задержали последний номер            
субботнего «МК». 4.10.92 весь день соседка охраняла кухню, а её старший сын туалет.     В булочной на Винокурова, какой-то мужик скупил у меня перед носом остатки чёрного хлеба до последней четвертушки.
  10.10.92 соседи с утра толкутся на кухне. Ведут себя агрессивно. Не дают пройти в туа-
лет. На кухне устроили комнату отдыха, врубив телевизор на всю катушку.
  11.10.92 Невматулин опять крутился возле моих кастрюль, когда я готовил обед. Послед-
ствие – вновь у меня в свежем супе плавала семечка…
  13.10.92, как обычно, едва я пришёл с работы, соседи бросились на кухню, оккупировать
конфорки. Тепляков пытался помешать мне, согреть себе ужин. Тем не менее, я подогрел
картошку и вскипятил чай.
  14.10.92 Тепляковы, особенно дети, по-прежнему паясничают в мой адрес. Изодня в день
ведут себя всё более вызывающе. Вечером, тем не менее, я скипятил чай и суп. В комнате
калатун. Приходиться курить выходить на лестничную площадку.
  17.10.92 утром встал пораньше, сварил яйца всмятку и скипятил чай. Погода несколько потеплела. Снова стал курить на балконе. Позже соседи сломали механизм бачка унитаза.
  18.10.92, зная, что я буду готовить новый суп (варить оставшуюся половину утки), сосе-
ди толкутся на кухне с утра, не давая мне готовить обед до 14:37.
  20.10.92 я получил счёт за свет от Тепляковых. 21.10.92 я выяснил, что они оклеветали меня в Энергонадзоре Мосэнерго (10 отделение), заявив, что я им якобы не платил и на этом основание они недоплатили 72 рубля 44 коп. Я ответил как есть, что это клевета. По-сле чего женщина, с которой я разговаривал (вероятно, начальник отделения), сначала по-
звонила, попросив детей Тепляковых передать родителям, чтоб они явились совместно со
мной. Затем дала мне записку такого содержания:                                                    «21/V-92
                       Тов. Теплякове
   Если вы не разберётесь со своими соседом о недопл. 72-44. Он говорит, что вам отдаёт        деньги в 5-и дневный срок, и предъявить оплату. В случае не уплаты вся квартира будет отключена.
   (штамп): Начальник 10-го отделения Энергосбыта Мосэнерго.»
   Мне необходимо передать эту записку Тепляковым, но перед этим предупредить родных
о том, что мне угрожает быть новая потасовка из-за мстительности соседей и моего отказа
дважды платить за свет в то время, как сами они должны мне за то, что порвали шубу, по старым только ценам принеся мне убыток 350 рублей. После фильма «Богатые тоже пла-
чут» нужно идти звонить Л. К.
   22.10.92 около 22:00 при попытке скипятить чай Теплякова дважды отключала мне газ и свет. 28. и 29.10.92 вечером, когда я приходил домой, Тепляков И. находился на кухне. Я,
переодевшись, выходил из комнаты, чтобы пройти в туалет. В коридоре, как всегда, свет был выключен, а, услышав, что я выхожу, Тепляков выключал свет и на кухне, после чего
в темноте шёл мне на встречу, пытаясь либо запугать меня, либо спровоцировать драку.
   30.10.92 получив «Правду» №157, я обнаруживаю пропажу №156. Этим же числом да-
тирована отписка из Севастопольской прокуратуры, о том, что по поводу причинённых мне телесных повреждений 29.12.1991, как мне ранее сообщалось, мне необходимо обра-
титься в нарсуд Севастопольского района в порядке частного обвинения. Подписался за прокурора Севастопольского района некий Зам.
  30 и 31.10.92 с утра дважды, Тепляковы пытались меня задеть. Один раз в коридоре, второй раз возле плиты, предварительно заставив детей «охранять» мойку, чтобы я не смог ею воспользоваться.
  1.11.92 вечером мне нужно было помыть полы, но набрать воду в ванной я не смог.
  2.11.92 понедельник. Весь вечер соседи вели себя агрессивно. Не давали налить воду в
чайник, в то время как из крана она лилась вхолостую, при этом грозились избить и пояс-
ничали. Всё это было какою-то провокацией перед ожидаемым приходом гостей к Тепля-
ковым, при встрече которых и те и другие сделали вид, будто Теп-ы не знали, что кто-то к
ним должен прийти. Лишь в 21:02 я занялся, наконец, мойкой полов. Поздно вечером И.
Тепляков, уже бухой чего-то там дёргался, однако его завели домой гости.
  3.11.92 пишу повторное заявление начальнику РЭУ Хрипковой А.Г. с просьбой соста-
вить акт по факту хулиганской попытки взлома двери в мою комнату 29.12.91. В нём же я
предупреждаю, что если преступные действия со стороны соседей и их знакомых будут оставаться безнаказанными, я буду вынужден учесть при квартплате в судебном порядке те факты, что я не имею возможности из-за провокаций и хулиганства соседей, а также из-за их клеветы, полностью пользоваться телефоном, светом и почтовым ящиком, а частич-но и всеми остальными видами коммунальных услуг, доступ к которым мне умышленно ограничивают. Само проживание на занимаемой мною жилплощади опасно для моего здо-
ровья и жизни, так как, пользуясь безнаказанностью, соседи систематически меня избива-
ют и пытаются довести до невменяемого состояния, чтобы уничтожить меня физически. Драка, спровоцированная ими 29.12.91, является подготовкой к убийству (и его угрозой).
Угрозы раздаются в адрес моих родных и знакомых. В сложившейся ситуации ответствен-
ность за потакание преступникам несут не только органы правопорядка, но и РЭУ.
  На почте вместе с «Правдой» №159 отдали наконец №156.
  Весь вечер соседи травили меня заместо тараканов. Всякий раз, закончив свои дела на кухне, они опрыскивали её и коридор чем-то типа «Дихлофоса». В унитазе куча говна, продохнуть не возможно. В ванной также воздух весь спёртый.
  4.11.92 вечером соседи оккупировали ванную и кухню, не давая мне ни душ принять пос-
ле работы, ни даже чай скипятить. В унитазе валяется вчерашняя куча говна. Лишь около
20:00 я смог поужинать, а душ принять около 21:00.
  7.11.92 вечером Невматулин вновь угрожал в скрытой форме какими-то новыми распра-
вами от суда до ещё бог весть каких. 8.11.92 он же около 16:00 на кухне снова навязывал мне какие-то сомнительные обмены.
  12.11.92 я получил отписку из прокуратуры полностью не соответствующую моему заяв-
лению о систематических истязаниях и касающуюся ранее уже «рассматриваемого» изби-
ения 29.12.91. В понедельник 16.11.92 мне нужно сходить к судье на приём, а через неде-
лю снова в прокуратуру.
  13.11.92 при получении почты до востребования блатной тип и оператор по подписке и т.п. пытались спровоцировать драку. 14.11.92 у Тепляковых крутились два подозритель-
ных типа.
  20.11.92 после работы был у Васильевых на Муссы Джалиля. Из Орехова ехал с племян-
ницей Н.К. Ещё у лифта на 1-м этаже столкнулись с двумя подозрительными типами.        В метро около Н. сел подозрительный тип и претворился спящим.
  20.11.92 в 20:45 только я взялся за веник, чтобы убраться - помыть полы, как Тепляковы и Невматулин вылезли из своих щелей, чтобы препятствовать мне в этом. 
  21.11.92 на завтрак у меня вчерашний хлеб и вода. 25,26,27 ноября просыпаю на работу.
Соседи по-прежнему забавляются светом и т.п. Яица отваривать не было времени даже на
ужин. Последние два дня питался пряниками.
  2.12.92 около 18:00 Теплякова снова занималась рукоприкладством. Не давала мне ски-пятить даже чай. Лезла граблями в мои брюки. Измывалась словесно. 3.12.92 я проспал на
работу. Яица отваривать, не было времени. На ужин оставались вчерашние сухари.
  4.12.92 после работы около 17:00 я вношу квартплату за ноябрь. Седьмым декабря дати-
руется акт РЭУ-11 Ю.З.О. подписанный якобы председателем домкома Москвиным М.П. и техником-смотрителем зданий Марченковой Татьяной Андреевной, что жалобы жильца
дома 22-2-30 по ул. Нагорной на совместно проживающих в квартире Теплякову О.Н., Теплякова И.Н., Невматулина Х.А., якобы они постоянно ограничивают пользование местами общего пользования, вплоть до избиения и поломки дверей. «Проверкой» установлено: изложенные факты не подтвердились и считаем жалобы чистой клеветой. Кроме всего выявлено, что В.В.Ремизов длительное время не платит за квартиру, телефон, элек-троэнергию. Никакой «проверки», ни в этот день, ни в те часы, когда квартирные афери-
сты надо мной измываются, не наблюдалось. Ручка же к двери моей так и не приросла, и
будто её и не было. То, что я длительно не плачу за квартиру было наглейшею клеветой.
  13 и 14.12.92 после хулиганства Тепляковых, начались дебоши Невматулина. Он снова угрожал мне, моим родным (в частности брату) и т.д. и т.п. Усилилась конфронтация с «другим» Борисом из-за Гайдара. В воскресенье вечером Теп-ы не дали мне стирать. В по-
педельник я снова проспал, поэтому яица отварить, утром вновь не было времени. На зав-
трак и ужин оставался вчерашний хлеб. Лишь в 19:32 я смог заняться стиркой.
  18.12.92 обнаруживается пропажа «ВМ» №244. В РЭУ я получаю клеветнический «акт».
  20.12.92 воскресение. Встал в 10-м часу. Весь день питался вчерашним хлебом, а к обеду
купил кабачковую икру. Около 19:00 надо принять душ, однако Теп-ы заняли ванную на весь день.
  21.12.92 иду на приём к начальнику ПУ-237 с просьбой оказать мне содействие по реше-
нию жилищной проблемы в связи с систематическими и безнаказываемыми издеватель-
ствами со стороны соседей по коммунальной квартире.
  25.12.92 пятница. Во время отдыха после работы Теп-ы препятствовали мне этому шум-
ной вознёй. В выходные Теп-ы и Не-м. продолжают шантаж. Особенно беснуется Не-м. К угрозам, как обычно, прилагаются издевательства не только словесные, но и физические, в
виде препятствий в пользование всеми видами коммунальных услуг. В моей деятельности
наблюдаются срывы.
  27.12.92 встал почти в 11 часов. С утра сидел на воде и сушках. Кабачковой икры больше нет в магазине. 28.12.92 отправил 3-е заказное письмо в прокуратуру по поводу «акта» яв-
ляющегося ложным доносом. При подобном активном соучастие должностных лиц соседи
уже начали требовать, чтобы я убирался в общежитие, угрожая мне, моим родным и зна-
комым. Просил я также передать дело в другой суд, по месту моего прежнего жительства в Перовском районе. В тот же понедельник пытался попасть на приём по этому поводу, но
женщина замещавшая начальника меня отговорила под тем предлогом, что якобы контора ничем не может мне помочь, а вернее сказать не хочет.
  31.12.92 было морозным. В одиннадцатом часу дня я сел в неотапливаемый вагон поезда
Москва – Камышин и, не раздеваясь и замерзая всю дорогу, вечером был уже в Никифоро-
вке. В Камышин поезд должен был прибыть 1.01.93 лишь в полдень.
  В январе 1993 года с частью бригады мы уже работали на Измайловском стадионе, делая
перегородки для коммерсантов в подвале - бывшем танкодроме. Переодевались мы и даже
обедали на другом конце стадиона в туалете. Оттуда ближе была станция «Черкизовская».
  Во вторник 5 января 1993 года с одним из молодых рабочих я вышел из нашей раздевал-
ки, и мы пошли через пустырь отделявший стадион от Щёлковского шоссе. У перехода к остановке «Спорткомплекс Измайлово» мы оказались, когда уже горел зелёный свет для
пешеходов. Чтобы вовремя успеть перейти на другую сторону широкого шоссе, я побежал
пока машины ещё стояли. Едва я выбежал на середину проезжей части, как из-за машин из
центра по встречной вылетела белая «Волга» вдруг подрезав мой путь. С разбега я упёрся в неё рукой, и меня крутануло. Машина, не сбавляя скорости, перескочила на свободную сторону дороги и мгновенно удалилась в сторону Щёлкова.
  6.01.93. Участились издевательства на почте, а по дороге домой, когда я перешёл бульвар на ул.Ремизова по Нагорной меня обгоняла вновь легковая «Волга». Когда она пересекла Ремизова, я стал тоже переходить, но вдруг та же машина круто развернулась налево и пронеслась передо мной. Увеличились издевательства дома. На рождество Теп-ы уехали.
  8.01.93.Против шантажа никаких действий более не предпринимал. Уже трижды мне перегораживали дорогу легковые и грузовая машины, движения которых были непредска-зуемы. Моя деятельность несколько улучшилась за праздничные дни.
 14.01.93 утром успел позавтракать, съев пару яиц, потому, что встал в первой четверти се-
дьмого. По-прежнему я нахожусь в деморализованном состоянии, не оказывая сопротив-
ления шантажу. В частности всякий раз, когда я начинаю заниматься чем-либо, Невмату-лин начинает молоть пьяный бред в разговорах по телефону. То же делают Теп-ы и их де-
ти по очереди с Не-м. Оккупируют мойку, не давая мне набрать воды или выбрать посуду.
 15.01.93 пишу начальнику РЭУ-11 Ю.З.О. Хрипковой О.Г. заявление, прося повторно рассмотреть моё заявление от 3.11.92. «Акт» от 7.12.92 является заведомо ложным доно-
сом с целью шантажа и активного соучастия в вымогательстве соседями занимаемой мной
жилплощади с хамскими требованиями, чтобы я убирался в общежитие.
 18.01.93 пишу заявление начальнику Межрайонного почтамта №7 Пеньковой Л.А., прося выяснить истинную причину систематических пропаж и задержек доставки периодичес-ких изданий и других корреспонденций в течение 2-х лет в отделе доставки и на до вос-
требования. Так с июля 1991 года у меня пропали: «Палеонтологический журнал» №3 за
1991 г., «Новый Мир» №7 и «Природа» №8 за 1992 г. Задерживаются два последних жур-нала за 1992 г. С 7.11.91 пропало 17 номеров газет: «Известия»-3, «Московский комсомо-
лец»-3, «Вечерняя Москва»-7, «Правда»-4.
 В этот же понедельник судья даёт мне запрос главврачу поликлиники №1 МСЧ №47 с просьбой  выдать справку о причинении телесных повреждений в 1987-1992 г.г. Она же
заставила меня бегать почти всю неделю с запросами о телесных повреждениях по мед-
учреждениям. Враги в своём старом репертуаре. Деятельность моя значительно снизилась.
 22.01.93 встал минут в 10 седьмого и нахлестался чая с хлебом.
 25.01.93 понедельник. Утром встал в семь. Нахлеставшись кофе и чая с сухарями, затем поехал за выпиской в поликлинику №33. Вновь был у судьи. Она предложила мне пригласить адвоката под тем предлогом, чтобы он разобрался в том, что ещё можно сделать по моим заявлениям.
 27.01.93. Соседи в очередной, уже несчётный раз забили толчок. После работы, когда я кипятил чай, Теплякова носилась по квартире как бешенная.
 1.02.93. Соседи наглеют с каждым днём. Третий день подряд особенно рьяно препятству-
 ют мне при пользовании всеми видами коммунальных услуг, особенно газом а так же го-
рячей водой. Придя после работы, я застал Невматулина во время уборки квартиры, хотя его очередь прошла на позапрошлой неделе. Он выбрал именно этот день и час когда я обычно прихожу с работы. Когда я собрался согреть себе ужин на кухню, вылетели Теп-
ляковы бешенные как собаки и заняли все конфорки. Так меня принуждали «заняться сто-
янием на Угре».
5.02.93  после работы я получаю, наконец «Природу» №12 за 1992 год. Дома Невматулин
вымогал у меня папиросы. 6.02.93. Соседи продолжают наглеть. Снова мне отключали ко-
лонку. Тепляковы смели мусор со всей квартиры и посыпали им калошницу мою.
 7.02.93 поддонки не унимаются. Второй день подряд отключают колонку. Оккупируют кухню в моё время согласно режиму, специально выжидая для этого. Из-за вредительства
соседей я не смог в этот день постирать.
 9.02.93, около 20:00, во время уборки у меня в комнате, Теп-ы не давали мне мыть полы, заняв ванную, специально дождавшись такого момента, чтобы мыть свою посуду, не давая
мне мыть полы. Когда я попытался набрать хотя бы холодной воды, старший сын Тепля-
ковых отключил мне свет в ванной, а когда я выбрасывал мусор, замахнулся ногой на ме-ня. 10.02.93 Тепляков и Невматулин не давали мне пройти на кухню. Оба пьяные стояли посередь коридора. 12.02.93 Теплякова охраняла мойку, не давая мне помыть чайник с за-
варкой, а также стакан. Затем вновь смела мусор мне под калошницу.
 15.02.93 дата определения №12/93 Севастопольского народного суда г. Москвы в составе
одного председательствующего. В нём, под предлогом характера причинённых мне телес-
ных повреждений записанных при посещение мной травмпункта поликлиники №33 (ушиб
мягких тканей лица, ссадина мягкой ткани 3-го пальца правой кисти), с которыми я обра-
тился по поводу своего «избиения» 29.12.91 лишь 31.12.91 (из-за волокиты умышленно устроенной милицией): в возбуждение уголовного дела в отношении Тепляков-х отказать.
Мне лично судья, заявив окончательно, что у меня нет доказательств об истязаниях сосе-
дями, сказала, чтобы я в конце этой недели пришёл в 25 кабинет на 4 этаже Севастополь-
ского нарсуда за решением, после этого судья продолжила прерванный мною пир, устро-
енный явно кем-то из подсудимых. (В этот же день на приём должны были придти Тепля-
ковы, но меня как специально задержали на работе.) Так как время получения той бума-
женции мне не сказали, то 19.02.93 я её получить не успел.
 20.02.93. Последние дни Теп-ы и Не-м. несколько поутихли. Однако г. навсегда останется
г-м… На почте я получил, наконец, «Палеонтологический журнал» №4 за 1992 год. Около 17:00 Не-м. воняет на кухне. (Не моя никогда кастрюлю, что-то в ней варит).
«Миролюбие» Теп.-Не-м.-ов, как я и думал, продлилось не долго. Уже 21.02.93 вечером, когда я жарил семечки, на кухню вошла Теплякова, взяла палку и стала снимать бельё, свисавшее чуть не до пола с целью преградить мне подходы к плите. С той же целью она, когда я, не смотря на то, что семечки могли подгореть, хотел отойти, чтобы ей не мешать,
ударила меня палкой по голове. 22.02.93 понедельник. Ходил снова в суд. Никаких результатов я не выяснил. Судья вела заседание, и говорить со мной не желала.
 4.03.93 поздно вечером мне отключили общественную антенну.
 5.03.93 Теп. - Не-м.-ы продолжают горланить на всю квартиру и оккупировать места об-
щего пользования, как только я соберусь чем-либо заняться. Причём у Теплякова один глаз забинтован. Тем не менее диверсантский пыл его не остыл. Я пока никаких противо-
действий не предпринимаю. Нет адресов. В суд нужно будет пойти через неделю, как все-
гда в понедельник 15.03.93. На ужин нахлестался воды с белым хлебом.
 6.03.93 мне не дали постирать бельё. 7.03.93. Вредительства соседей продолжаются еже-
дневно в том же духе что и прежде. По сговору соседей предпраздничная и праздничная недели очевидно подгаданы так, чтобы мне досталась уборка по квартире. Адресов по-прежнему не достал. Перед дневником выпил стаканчик чая, пока ещё с сахаром. В 21:22
начав, наконец, стирать, закончил в 23:25.
 11.03.93 Теплякова пыталась меня ударить дверью ванной комнаты. 12.03.93 Тепляковы
продолжили интенсивно провоцировать скандалы и драки. Придя с работы, я не мог для чая набрать воды, так как дети Тепляковой умышленно заняли все краны. Когда я попро-
сил разрешения у младшего налить воды, из ванной вышел и старший сын. Затем оба ста-
ли измываться точь-в-точь как это делают их родители совместно с Невматулиным, сожа-
лея, что не было их матери рядом. Когда я набрал воду в чайник, она бы мне навтыкала, или ещё навтыкает, если узнает об этом. Далее, по просьбе младшего, старший стал зама-
хиваться в мою сторону размоченной жвачкой, а младший настаивал: «Брось, а то я не бу-
ду мыть посуду».
 В субботу 13.03.93, пока я ходил за картошкой, Невматулин внаглую забросил мне в чай-
ник щетинистый огрызок свинины. В воскресение 14.03.93, стоило мне только замочить бельё в ванной около 16:00 и отлучиться, Теплякова, как обычно, заперлась сразу в ванной и порвала мне майку, полотенца, рубашку, простыню, наволочку, носки и даже носовой платок. 15.03.93 я не пошёл унижаться в суд, а, придя домой, мне снова сыновья Тепляко-
вых длительное время не давали подойти к мойке, где устроили свалку из грязной посуды.
Они поливали её водой не менее получаса, пока им самим это не надоело.
 20.03.93 21:25. За истекающую неделю Теп. - Не-м.-ы продолжали оккупацию мест обще-
го пользования и игру на нервах. Помимо «детских забав» возле мойки, участились случаи
«оккупации» ванной, где Теплякова и Невматулин вечерами и в этот субботний день жгли
свет вхолостую, дабы сделать вид, что она занята, а возможно и спровоцировать новую драку. По утрам в будние дни «маленькие детишки» высиживали в ванной до тех пор, по-ка я не собирался идти на работу, дабы не дать мне умыться, а по ночам громыхали так, что я не вовремя просыпался. При каждом затишье в моей комнате в соседей вселяются бесы, и они начинают устраивать кошачье-обезьянье-собачие и т.п. концерты.
 21.03.93 с самого утра Теплякова не давала мне сначала вымыть посуду, затем набрать воду. Во время приготовления обеда около 14:00 она несколько раз толкнула меня своей задницей, а под конец ворвалась ко мне в ванную, и стала орать, чтобы я убрал какие-то волосы. Однако я не стал с нею спорить, кем является именно она, ибо сметает система-
тически весь мусор в квартире ко мне под калошницу и лазит вместе с «маленькими дети-
шками» и большими шестёрками, вроде Не-м.-а по чужим кастрюлям и грязному замочен-
ному белью. «Маленький ребёночек» поспешил, как всегда, занять свой пост №1 – толчок
 23.03.93 около 22:00 Теплякова, отключив свет на кухне, напала на меня в коридоре, куда я вышел во время приготовления ужина, и стала рвать на мне волосы. В полной темноте мне пришлось отбиваться. Тогда она облила меня заранее приготовленной водой в банке.
После того как я вернулся на кухню, она накинулась на меня с мокрой половой тряпкой и стала хлестать меня ею, при этом, угрожая расправиться со мною физически с целью за-
хата моей комнаты.
 После всего случившегося, я снова пишу заявление управляющему Ю.З.РУВД г.Москвы с просьбой принять меры в связи с угрозами физической расправы с целью захвата моей комнаты соседями, при попустительстве ответственных лиц. Провокации сопровождаются
избиениями подручными предметами. Мои обращения в местные «правоохранительные» и «жилищные» «организации» либо игнорировались, либо факты искажались и подтасо-
вывались заведомой ложью с целью извратить их в пользу преступников, развязать им ру-
ки для расправы надо мной. Вероятно, от прежних жильцов моей комнаты избавились уж, устроив поджог. Шантаж против меня ведётся даже вне дома, по месту работы и т.п., ли-цами мне неизвестными, но явно дающими мне понять, что со мной может случиться где
угодно и что угодно. Так «Волга» ГАЗ-24 при переходе через Щёлковское шоссе высочи-
ла из-за ожидавших зелёного сигнала светофора машин по встречной полосе на большой скорости, перерезала внезапно мне путь, причем, так как я вовремя притормозил, но не смог устоять и упёрся в стекло нарушителя, меня крутануло, и я отделался лёгким выви-
хом кисти руки и испугом. В этот момент меня отвлёк другой водитель, похожий на того,
что «пас» меня же возле Павелецкого вокзала ещё во время учёбы в МИСИ, так что я не успел запомнить номер нарушителя. До и после этого случая мне неоднократно перегора-
живали путь другие подозрительные машины, движения которых было непредсказуемы.
Все эти случаи произошли после обращения в районную прокуратуру в связи с подделкой
«акта» с заведомой ложью и клеветой в РЭУ-11, где в частности я уведомлял, что копии будут направлены в вышестоящие организации.                              Дата 24.03.93   Подпись.
 25.03.93 около 18:00 Невматулин пытался вновь меня шантажировать, намекая на то, что
я слишком часто готовлю, угрожая таким образом новыми препятствиями. Затем стал при-
дираться, что я не делаю уборку, но я прямо ему заявил, что это он не делает уборку по несколько недель. Тогда Не-м. стал внаглую звать Теплякову, чтобы та ещё надо мной по-
измывалась, но она сделала вид, что не желает со мною связываться.
 26.03.93 по пути от Васильевского спуска о метро «Новокузнецкая» в колонне ФНС со мной поравнялись два подозрительно знакомых типа из тех, что пасли меня и ранее. В тот момент, когда вся колонна скандировала: «Ельцин – враг народа!», они, ухмыляясь, смот-рели на меня и после слов: «Почему враг?», стали скандировать из центра колонны: «Ель-
цин – друг народа!».
 1.04.93 был участковый по очередному моему заявлению. По сути, он надо мной измы-вался, предлагал убираться туда, где я родился (но не жил – на родине матери), разглядев в моём паспорте место рождения - Чувашская АССР.
 2.04.93 около 19:00 Невматулин стал долбить в дверь моей комнаты и пьяным голосом угрожать, что если я выйду из своей комнаты, то он пробьёт мне голову какой-то там мон-
тировкой, то есть по сути угрожает убить. Весь вечер он горланил и продолжал угрожать вместе с Тепляковым заявляя, что я здесь никто. Ходя по всей квартире Не-м. во весь го-
лос декламировал какие-то стихи с угрозами кары от единого бога – аллаха.
 3.04.93 утром около 9:30 Невматулин пригрозил, что меня выселят насильно неизвестно куда, но только не в отдельную квартиру. Затем, видя что я мою сковородку, он вошёл в ванную и отключил колонку. Лишь после того, как я вошёл в свою комнату со скипячёной
в чайнике водой, Не-м. вышел из ванной, проверил, что у меня осталось на кухне и зашёл в свою комату.
 4.04.93 вечером около 21:45 Теплякова, как я и предполагал, вновь на кухне стала махать-
ся полотенцем. При этом она угрожала, чтобы я не появлялся из своей комнаты, когда она находиться в квартире. Затем, сняв чайник с плиты, стала угрожать мне кипятком. После первого налёта она вернулась на кухню и торчала там до 23:15, воспрепятствуя мне в не-
обходимости помыть сковородку.
 6.04.93 после работы около 18:00 Теплякова, наконец, дождалась, когда я выйду на кух-ню, и ещё на подступах накинулась на меня с угрозами, чтобы я убирался с кухни. Около 19:00 я сообщил своим родным о случившемся, затем обратился к участковому. Он дал мне повестку для Тепляковой на 20:00, пообещав позвонить ей, что впрочем, весьма со-
мнительно. Повестку я положил около телефона. В 19:50 в общих помещениях продолжа-
лась возня. 20:00. Теплякова порвала повестку, а обрывки бросила мне на кухонный стол, сама же вместе с дочерью куда-то ушла.
 8.04.93 соседи по-прежнему препятствуют в пользование всеми видами коммунальных услуг, измываются и т.п. Около 19:20 старший ребетёночек ковырялся отвёрткой в собст-венном замке создавая видимость, что они что-то химичат, чтобы не выпустить меня из квартиры. Около 19:50 у них кто-то есть, вероятно, какой-то мужик. По договорённости с К-ми я должен уже быть в Текстильщиках, чтобы на следующий день они меня проводи-
ли в Никифоровку, но мне нужно ещё укласть кое-какие вещи. В Текстильщики я приехал
часов 10 вечера. Перед отъездом в Дмитриевку мне не выдали очередной номер приложе-
ния к «Известиям» - «Частную собственность» №8. На мою просьбу найти его в отделе доставки мне нагрубили на том основание, что я его не выписывал, и отказались шевелить
даже пальцами. Из Москвы провожала меня тётя Н.
 Отпуск с 12.04.93 я взял, для того чтобы съездить на путину в Астрахань, как договарива-лись ещё в предыдущий отпуск. 14.04.93 обещал приехать брат. Он просил заказать пере-
говоры с Б. – троюродным братом на 7 часов вечера, но оба не явились. Вечером собрался
отдохнуть, но и тут загвоздка – отец уже газеты не выписывал, да и театров в Никифоров-
ке нет. Приходилось довольствоваться бракованными местными газетами, которые отец
приносил из типографии. Пасху 18.04.93  провёл дома в полном семейном составе.
 19.04.93 младшие Ремизовы уехали. 20.04.93 из Астрахани ни слуха, ни духа, на теле-грамму даже не отвечают. Похоже, что путина уже фактически сорвана и отпуск мой коту
под хвост. 21.04.93 выпал снег, был сильный ветер, сопровождаемый жутковатым гулом, очевидно деревьев. Возникли неясности с отпуском, т.к. по телевизору объявили о трёх дополнительных днях для отдыха в связи с тем, что 1, 2 и 9 мая попали на выходные. Отец сказал, что и отпуск мой должен продлиться на столько же… 22.04.93 встал около 12:00. Зараз позавтракал и поужинал.
 24.04.93 потеплело. Погода стала ясной. Мушки как летом облепили подворье.
 25.04.93 встал около 9:00. Выпил пару стаканов чая. На счёт отпуска ничего пока что не выяснил. Атта, нарвавшись на грубость, надулся и  не желает со мной разговаривать. Но-
чью начали донимать инсекты. Отец пробдел над кроссвордом.
 26.04.93 встал около 9:00. Выпил два стакана чая. Отец на работе…
 1-3.05.93 отец провозился с мотоциклом. Около двух недель не появляются Вася, Лена и Даша. По ночам нам снятся дурные сны. Все эти дни мы обеспокоены. 4.05.93 я встал око-
ло 5:30. Позавтракал. Погода снова ясная, но прохладная. Инсекты попрятались. Иногда летают шмели. Отец ушёл на работу. Пол дня всёж-таки были у нас и Вася, и Лена, и Да-
ша, но часов в 7 вечера они снова уехали. 5.05.93 братец должен был явиться в милицию с 800 тысячами рублей для закрытия дела. Взять таких денег негде, так что с Васей одни беспокойства. 6.05.93 отец получил участок вспаханной земли под картошку.
 7.05.93 встал около 10:00. Позавтракал. Погода по-прежнему ясная, но прохладная с утра.
Зацветает черёмуха. Отец на работе.
 8.05.93 ждали Васю и Лену в связи с Днём рождения Даши. Отец вместе с каким-то цыга-
ном весь день возился над мотоциклом. Мы с матерью сажали картошку. Вася, Лена и Да-ша к нам так и не приехали. Погода по-прежнему ясная, но на ночь холодает.
 9.05.93 встал около 9:00. Позавтракал. Днём уже печёт. Черёмуха вовсю расцвела.
 12.05.93 Ремизовы утром уехали в Кочетовку, а под вечер вернулись. Отец вместе с Вась-
кой снова возился с мотоциклом. Я весь день отдыхал. Мать носилась с цыплятами. Вече-
ром на закате купался. Вода была достаточно тёплая, но трава и земля уже холодные.
 13.05.93 встал около 9:00. Слегка позавтракал. Посмотрели «Мрию».Погода по-прежнему
ясная. Черёмуха начала осыпаться. Отец на работе. Около 10 часов подвалил какой-то тип,
показавшийся мне знакомым. Спросил, кто у нас делает телевизор. Отвечаю, что он прий-
дёт только вечером. Предлагаю ему, сказать свой адрес, но он заявил, что сам прийдёт за
отцом и спросил, во сколько он будет дома. Пришлось ответить, что в шесть часов вечера.
 15 мая 1993 года. Суббота. Напротив окна родительского дома на обочине дороги сидят девочки, и с ними моя мать возится с одуванчиками. 2-х летняя Даша, подражая маме, со словами: «Я поща» быстро семенит на дорогу. Дочь соседей по дому О.Н. догоняет её и, взяв на руки, несёт обратно к бабушке. Я выхожу на улицу. Даша вновь устремляется ми-
мо меня. Когда я бросился за убегающей племянницей, О. обогнала меня и взяла её за ру-
ку. Я, встретив их, взял Дарью за другую руку. Так вдвоём мы довели её до сидящих на обочине. Увидев, что на нас смотрят соседи и, вероятно, родители О., я чуть не споткнул-
ся, а, подведя внучку к бабушке, отпустил её руку. Затем другую руку Даши отпустила О..
 16.05.93. Почти всё воскресенье О. была «на даче». Её осиротевшие подружки сидели на том же месте... Поглядывая на меня, курившего на лавке в палисаднике, они шушукались.
О. приехала поздно, да тут ещё дождь зарядил.
 17.05.93. В понедельник, часов в шесть соседняя бабушка одной из подружек О., встре-
чала их обоих с зонтиками.
 18.05.93 с утра, отдыхая, я наблюдал за О.. Увидев меня в палисаднике, она сняла кофту и вышла на дорогу,… Но тут я докурил, зашёл домой, но сидел у окна на улицу, видя, что О. крутится возле дома. Затем она сменила блузку и белую юбку (хотя ей больше подходила серая) на белое платье с чёрными рисунками. Становилось жарко и я, надев белую майку с красными погончиками, выходил курить в палисадник. Около 11:00 вышла моя мать… Тут загудела сирена. О. снова выбежала на дорогу. Мать догадалась, что это пожарка… Я
увидел её у магазина сворачивающей к нефтебазе…. Мать увидела между домами дым в той стороне и сказала об этом. О. тут же к нам подбежала. Мать перекинулась с ней неско-
лькими фразами, предполагая, что там горит. Я сказал, что, наверное, дом. Но тут подвер-
нулся пацан, крутившийся ранее у соседнего дома В., сказал, что горит нефтехранилище,
и что он был уже там. О. похвалила его: «Молодец!», будто попрекая меня за нерастороп-
ность и вместе с ним вернулась на перекрёсток с Парковой.
 Но как только я вернулся к окну, О. появилась с молоденькой женщиной, снова переоде-тая. Затем вышла нарвать траву, причём сначала перед нашим окном и снова в белой со-
рочке, как обычно, направилась через дорогу…. Я вышел и сел в палисаднике…
 Без 20 два дня мы ждали дизель в надежде, что приедут Василий с Еленой и Дашей…. Я
услышал, что дизель уже отходит…. Подойдя лишь к калитке, я увидел, что наша троица идёт по дороге. Я вышел их встретить из палисадника и вдруг увидел О.. Она вышла, чтоб
вылить воду из таза возле дороги. На ней был белый халат…. Встретив гостей возле доро-
ги, проходя вместе с ними через палисадник, я сказал очень громко, что жду их купаться
идти. Они ответили, что затем и приехали.
 По дороге на речку уже часа в 3, я увидел О. с «бледной» подружкой, идущими из закаул-
ка. Она была грустная. Прийдя на речку, мы увидели, что собираются облака, но ещё в 16:00 земля обжигала мне ноги. В этот день я пытался уговорить брата, отказаться от во-
ровских его дел, убеждая, что вместе с наворованным он может лишиться и нажитого тру-
дом. В те годы, когда даже в Москве разворовывались составы, живя в Кочетовке менее двух лет, брат мой обзавёлся цветным телевизором, пылесосом, аудиоаппаратурой и т.п.,
что не могли ещё позволить себе ни я, ни родители наши. Васька ни хотел даже слушать.
Он утверждал, что в Кочетовке все воруют и будто никого там не сажают, что он хочет жить, а не существовать как мы на зарплату и т.д. и т.п. А между тем он был в бегах уже
почти год. Прожив несколько месяцев с женой и дочкой у тётки в Астрахани, отличив-
шись там не с лучшей стороны, бросив аппаратуру с прочим добром, они вернулись в Ко-четовку. Потому-то отец и не решился со мной ехать на путину в апреле.
 На речке я сказал, что женюсь… на О.
 Возвращаясь с Польного Воронежа, я ещё издали заметил двух подружек, одна из кото-рых каталась на велосипеде почти напротив клуба. Вместе с братом и его женой мы шли шеренгой по правой стороне дороги. Навстречу нам двинулись и они. Я шёл слева посере-
редине дороги и спросил у Васьки, узнаёт ли он Устинку. Он сказал, что не помнит такую.
Встречные едут чуть ли не влоб. За несколько шагов до них я оглянулся на брата с женой.
Хотя мы почти дошли до дома, они не сворачивали, и напротив нашей калитки я с О. чуть не столкнулся. В последний момент я, чуть отстав, и чуть-чуть не споткнувшись, уступил дорогу своей новой неожиданной приятельнице, напомнившей мне прежних, давно уже потерянных на просторах России.
 Вернувшись с речки, я попросил, чтобы мать постирала мне майку, сам же одел белую безрукавку с чёрными карманами и погончиками. В 16:50 отметился о сделанном деле (ку-
пание). В 17:00 поднялся ветер. В 17:04 я собрался ещё чистить зубы, но тут все, и при-шедший отец загудели, что уже через час отправляется поезд и надо садиться за стол. Вы-
пив, я буйствовал, клялся, что если О. у меня уведут, я никогда не женюсь. После Васьки-
ных отговоров, что он, мол, сам попользуется О-ой, как К-ой и, наоборот, чтоб я уж сразу женился на Д., я попросил даже третью рюмашку. Затем выхожу на лавочку покурить. Тут
я в последний раз увидел О.. В кофте она шла из дома с той же молоденькой женщиной. Напротив нашей калитки она на меня оглянулась. Я проводил её взглядом, пока она не скрылась за забором соседского палисадника. Вновь переодевшись в дорогу мы тоже от-
правились на вокзал. Перед прибытием поезда я ещё наказал, чтобы не проспали О.. Мать
ответила наконец-то спокойно, что мы с ней будем видеться.
 19.05.93 я приезжаю в Москву. Днём жара. Небо ясное. Вечером получил 2 получки и до-
плату за отпуск общей суммой 60 тыс. руб. Черёмуха и в Москве уж осыпалась. Яблони, сирень и другие деревья цветут. На почте мне не отдали «Известия» №68 за апрель.
 20.05.93 жара не спадает. Небо ясное. Я работаю на строительстве одного из подъездов многосекционного кирпичного дома на ул. Гарибальди у метро «Новые Черёмушки». От-
туда, кося под пьяного, ко мне пытался завалить один подозрительный коллега, т.к. я ра-
ботал рядом с домом. Я сделал вид, что не понял «намёка» и не подумал его приглашать.
/После его появления у меня 28.12.91, 29-го меня избили соседи/. Впрочем, Теп.-Не-м.-ы и раньше нагнетали обстановку в квартире специально для того, чтобы из страха перед ни-ми я приглашал кого-нибудь ради своей безопасности, но так как у меня нет настоящих друзей, а также надёжных родственников, то объявлялись ко мне в основном алкоголики-
нахалявщики, либо и вовсе сдвинутые во всех отношениях с отвратительными наклоннос-
тями. Так я, в конце концов, оставался один, а соседи, избивая меня, кичились своей без-наказанностью, обливали грязью, нагло извращая суть происходящего. Вот и в этот вечер,
около 21:00, пока я записывал впечатления двух последних недель, соседка опять затевала
какие-то пакости, приглашая знакомую со мной поскандалить. Впрочем, давно уже стали нормой их жизни однообразные ежедневные пакости, игра на нервах ради мною занятой
жилплощади. И… угрозы, угрозы, угрозы с изощрённейшими провокациями.
 22.05.93 днём, после демонтажа отопления соседи смели мусор к двери из моей комнаты.
Затем, вымыв полы в остальной части помещений общего пользования, они стали приди-
раться, обзывая, хамя и издеваясь, не давали мне свободно пройти даже в туалет, требуя
от меня заново сделать уборку в квартире.
 23.05.93 около полудня, когда я готовил обед, Невматулин опять угрожал мне расправой.
Около 19:00, когда я собрался приготовить ужин, Теплякова снова заняла раковину, чтобы
я не мог набрать воды. За два дня они нарочно натоптали грязной обувью от входной две-
ри до туалета и требуют, чтобы я снова делал уборку. Новая очередная провокация как обычно совершается Тепляковыми в воскресный вечер, накануне выхода на работу, чтобы
у меня обострилась бессонница и я бы писал на них жалобы, нагло ими извращаемые…
 24.05.93 соседи снова смели грязь к моей двери, а Теп. пришёл пьяный в тот самый мо-
мент, когда я обувался, чтобы отправиться в гости.
 25.05.93, когда я готовил ужин, Тепляков опять надо мной измывался.
 До 29.05.93 соседи загадили плиту и уехали на выходные. 30.05.93 они вернулись вече-
ром. 31.05.93 весь вечер Теплякова толчётся на кухне, так что в туалет лишний раз не зай-
дёшь. А пока я курил, слышно было, как она сметает мусор опять к моей двери.
 В пятницу 4.06.93 после работы ко мне опять прилип алкоголик показавшийся мне знако-
мым. В сумке он увидел у меня папиросы и грязную рубашку. После этого Теплякова весь
вечер торчала в ванной и на ночь оставила там замоченное бельё.
 В субботу 5.06.93 с 7:30 она снова заняла ванну и с 9:00 охраняла ещё и кухню, причём явно поджидая когда я туда сунусь или побоюсь туда сунуться, то есть попросту измыва-
лася, готовя какую-то новую провокацию. Терпеть её измывательства у меня нет желания и, описав в дневнике последние события, я немедленно отправляюсь готовить завтрак…
 Уже под вечер Теплякова продолжала играть на нервах. Пока я чай кипятил, она несколь-
ко раз прошла сантиметрах в 15 от меня, держа и «играя» ножом на уровне паха. Затем она прошла и махнула перед лицом уже толкушкой. Тем самым мне вновь угрожала кро-
вавой расправой и, в то же время, провоцировала на поножовщину. 6.05.93 Теплякова де-
лала вид, что вот-вот займётся готовкой на кухне, но, на самом деле ждала, когда я собе-
русь готовить, чтобы либо меня запугать, либо спровоцировать поножовщину. Весь день она меня выжидала, но лишь под вечер, когда при помощи Невматулина и прочих под-
ручных она узнала, что я купил сметану, как только я вернулся с магазина домой, Тепля-
кова вышла на кухню. Чтоб не сталкиваться с ней, я вернулся в свою комнату и занялся своими делами. Тогда Теплякова снова зашла в свою комнату. Убедившись, что кухня свободна, я решился-таки скипятить себе чай. Как только я вышел на кухню, Теплякова
тотчас пришла снова готовить.
 7.06.93 около 19:00 она вновь, аналогично, охраняла от меня туалет.
 На этой же неделе Теплякова приводила к себе каких-то молодчиков. Продолжала теле-
фонный шантаж, сопровождавшийся хамством.
 13.06.93 Невматулин, нарушив порядок, сделал уборку в квартире вместо меня.
 Вечером по телефону-автомату я говорил, что за эти 3 выходных дня мне нужно успеть помыться и вымыть полы
 14.06.93 в 15:52 я отправился мыться в ванную. Когда я мылся, явился Невматулин и раз-
валился возле своей двери, растянувшись во весь коридор, явно нарываясь на скандал. Мешал мне мыть полы до тех пор, пока я не закончил в 17:45. Лишь после этого он зашёл
в свою комнату. Когда я начал заниматься программной работой в 20:18, явилась Тепляко-ва и стала нарочно трепаться по телефону, чтобы помешать мне сосредоточиться. Когда я и это дело закончил в 20:59, она сразу же заняла кухню (мойку) и ванну. После того, как я занялся дневником, она вновь зашла в свою комнату, очевидно затем, чтобы выждать, ко-
гда я выйду на кухню, дабы выйти вслед и поиграть мне на нервах, провоцируя, как и пре-жде на драку и поножовщину. Мне уже пора принять лёгкий ужин перед сном, так как ут-
ром нужно идти на работу.
 Уже после лёгкого ужина около 22:00, Тепляков заявился пьяный вдрезги. Сначала он на-
рочно занял туалет, чтобы я не мог туда войти. Затем, оставив включенным свет в кори-
доре, он выждал, когда я пойду в туалет. Когда же я вошёл туда, он вновь вышел из ком-
наты и перегородил пол коридора возле телефона, при этом издевательски хе-хекал.
 15.06.93, когда я возвращался с работы, Тепляков шёл впереди меня. Я его нагнал возле двери в квартиру. Он же, войдя сам, захлопнул дверь у меня перед носом. Когда я вошёл и стал разуваться, Теплякова рванула на кухню, заявив, будто она сама только пришла. Теп-
ляков, раздевшись, поспешил выключить свет в коридоре, чтобы я им не пользовался. За-
тем и он вышел на кухню, и вдвоём стали охранять кухню от меня, то и дело болтая по те-
лефону какие-то гадости, пока я занимался дневником. По голосу было видно, что Тепля-
ков снова поддал. Мне же пришлось заниматься ещё и финансовым учётом, не ужиная.
 16.06.93 в 17:33 я завернул после работы в отдел доставки. На Нагорной, между школой и почтой, в очередной раз встретил Невматулина. В начале седьмого вечера я вернулся до-мой. Только я собрался скипятить чай, как тут же явился Тепляков. Сразу же Теплякова пришла вслед за мною на кухню. Когда чай я уже заварил, Теплякова поспешила занять туалет, чтобы я не мог туда зайти.
 17.06.93 в 17:47, когда я вернулся с работы, Теплякова и Невматулин стали громко орать на всю кухню, явно намекая на то, чтобы я туда не являлся. Затем всё затихло, и я услы-шал, как Невматулин вышел куда-то, что-то громко и невнятно сказав.
 Около 18:00, пока я ужинал, Невматулин вернулся, а около 21:30, когда я закончил сти-рать, он вылетел на кухню и стал орать на меня, угрожая порвать мне бельё. Когда же я забрался на стол, чтобы развешать бельё, он ударил мой стул так, что тот упал. Продолжая
орать и угрожать, он умышленно играл на публику, нагло клеветал на меня в том, что яко-
бы я ни за что не плачу и не делаю уборку, причём так чтобы лай его был слышан на ули-
це и лестничной площадке. Пока я развешивал бельё, Невматулин заявил вдруг (для пуб-
лики), что я целый день торчу дома и не хожу на работу, затем отпихнул мой развалив-
шийся стул к столу Тепляковой. Одновременно вышла она сама, а затем и Тепляков. Нев-
матулин умышленно размахивал руками, чтобы спровоцировать драку со мной. В 21:41 я начал записывать в дневник о случившемся в последние часы, а он поджидал меня в кори-
доре, звоня по телефону, зная, что в это время я должен кипятить себе чай перед сном. Одновременно это та же игра на публику, чтобы засвидетельствовать, какой я ху…. В то же время я не успел помыть ванну, а лишь спустил воду. Возможна провокация на этой почве уже со стороны Тепляковых.
 Около 22:00, как я и предполагал, не успел я выйти из комнаты, как Теплякова выскочила
в тот же момент. Опередив меня, открыла дверь ванной и встала, перегородив дорогу. Невматулин продолжал трепаться по телефону, как будто это случайное совпадение. Те-
плякова в хамской форме потребовала, чтобы я помыл за собой ванную. Я молча прошёл и
помыл её. Теплякова вновь поджидала меня на кухне. Когда я вошёл, она стала нагло кле-
ветать на меня, мол, почему это я не делаю уборку /Невматулин продолжал говорить по телефону/. Я ответил, что Невматулин почему-то сделал уборку за меня, но эта ст… про-
должала выступать в том же духе. Тогда я влоб ей заявил, что знаю, как им нужен поводок
для очередного скандала. Чего-то та зыкнув, Теплякова удалилась.
 В пятницу 19.06.93 утром я встретил «помощника» Т.И., когда шёл на работу. Вечером на почте продолжали выдавать пенсии и, как обычно, передо мной «кончились деньги» и кассирша ушла погулять. Дома у Тепляковых была попойка с двумя типами, один из кото-
рых и был «помощник». Из их разговоров, умышленно громких, я понял, что они прогуде-
ли весь день.
 19.06.93 рано утром Тепляковы уехали, вероятней всего за детьми, т.к. вклинивание рань-
ше меня Невматулина с уборкой квартиры наверняка не случайно, а связанно именно с этим, дабы наделать для меня побольше грязи, а затем спровоцировать новый скандал или
драку. Под вечер, около 16:00, я звонил родным с автомата возле военного магазина, где брал третий день подтухшие и просопливленные колбасу и сосиски. Кузену я предлагал сходить в Кузьминки на пруд, но он в этот день отказался, предложив позвонить завтра или послезавтра. Но в воскресенье, я сказал, что буду занят по распорядку, а в понедель-ник мне надо съездить в суд на счёт своего заявления.
 Ночью, уже 20.06.93, когда я собрался лечь спать и вышел на балкон покурить перед тем,
то увидел, что в соседнем 3-м подъезде, с балкона 3-го этажа валит дым. Зайдя в подъезд,
я попытался дозвониться в дымящую квартиру и соседнюю с ней, но никто не отозвался.
Поднявшись этажом выше, я сообщил одному мужику, что под ними вероятно пожар. Он
вызвал по телефону пожарных, но взламывать дверь меня отговорил, заявив, в частности,
что там мент…. Приехавшие пожарные проникли в квартиру, и один из них очень долго стоял на балконе, явно выжидая, когда единственный свидетель, то есть я, уйдёт со своего
балкона. Я спросил его, все ли живы в квартире. Он ответил, что алкаш, мол, очухается. Лишь когда я ушёл с балкона, пожарный скрылся. Спать я лёг уже в пятом часу засветло.
 Когда я ещё спал, Невматулин поспешил занять ванну. Целый день он куда-то ходил. Перед балконом погорельца, на земле валялся его прожжённый диван. Как только стал я собираться в магазин, Невматулин тут же выскочил прежде меня. В дежурном-военном я решил взять на ужин пару сардинелл. Старушки брали в основном мойву свежезаморо- женную. Когда подошла моя очередь, подвалили две женщины. Молодая ровесница про-
давщицы лишь поздоровалась с ней, а пожилая, нагло заявив, что на прилавке сардинелла
очень хорошая, попросила завесить ей 4 штуки. Я попросил две, как и задумал, но одну из них я сразу определил как облезлую, не первой свежести. Я не стал ни чего говорить и встал в очередь в кассу. В это время подвалили поддатые молодчики, один из которых мне
показался знакомым /Возможно он из тех двух, что пасли меня по дороге домой ещё перед отпуском/. Когда я подал чек продавщице, она мне подсунула вместо рыбы х/к свежемо-
роженной приличный ломоть кг так на два, но я заявил, что мне нужна ни эта. В хлебном вновь нагловатый супчик оказался уже в очереди передо мной. Тыкнув мне типа «стой здесь», он отошёл посмотреть на витрину. По пути домой какой-то молодец шёл за мной,
но не долго. Дома я убедился, что даже самая «свежая» рыба оказалась с душком. Невма-
тулин продолжал шнырять взад-вперёд, очевидно поджидая, когда я начну делать уборку в квартире, дабы мне помешать. Наверняка он уже накаченный. Но уборку я мог в тот день сделать лишь в 10 вечера, т.к. занят был весь день текущими делами, согласно свое-му распоряду, притом в положенные сроки не управлялся по разным причинам, включая вредительство соседей.
 21.06.93 мне, наконец, отдали в суде отписку, датированную ещё февралём и названную копией определения, сделанную корявым неразборчивым почерком. Судья при этом нагло
заявила, что решение суда в составе её самой обжалованию не подлежит.
 22.06.93 по приходу моему с работы в 18:15, не успел я ещё переодеться, как явились 2 молодчика, один из которых мне не знаком, другого я не разглядел. Теплякова сразу же направилась на кухню….
 24.06.93 после работы на Павелецком вокзале ко мне снова подвалил подозрительно-зна-комый тип пожилой, но выглядевший моложаво. Трепанув, что якобы сейчас билеты до Воронежа стоят 5 тысяч рублей, он, как бы случайно, выведал на какое число я собираюсь
взять билет, а другая женщина повторно уже переспросила, куда я беру билет. Вечером около 21:50 Теп-а вертелась на кухне.
 25.06.93 после 17:00 Теплякова более часа охраняет мойку на кухне, не давая мне после работы даже чай скипятить и одновременно выжидая, когда можно спровоцировать драку
или поножовщину. В 18:29 пишу об этом в дневнике и отправляюсь на кухню.
 После того как я набрал таки воду в умывальне и скипятил себе чай, Теплякова затеяла стирку. А в тот час, когда я обычно последний раз перед сном кипячу себе чай, она разве-
шивает на кухне бельё, причём так, чтобы я не мог подойти к газовой плите и мойке, т.е.
как обычно. Записав об этом в 21:59, с 22:05 я занялся лёгким ужином до 22:34.
 В субботу 26.06.93 около полудня температура всего 13оС.
 С начала следующей недели у Тепляковых гостят «свидетели». 1.07.93 соседи затевают новую арию старого концерта (от слова орать) с участием Невматулина и их прочих, о чём
я пишу в дневнике в 21:59.
 Ария из оперы «Какой нехороший Ремизов» продолжается день ото дня. На почте задер-
живают «ВМ» №127 с приложением «Ночное рандеву». 8.07.93 около 20:00 изрядно хоро-
ший Тепляков дебоширит за компанию с какими-то мужиками горланя на всю квартиру.
 К дебошу Тепляковых присоединился и Невматулин. При этом он по телефону говорил о том, что я получаю 60 тысяч и плёл какую-то несуразицу на счёт моего брата, которого недавно, буквально, после того как я забрал отказ от рассмотрения заявления по хулиган-
ству Тепляковых из Севастопольского нарсуда (21.06.93), заманили в отделение линей-
ной милиции пригорода Кочетовки. До этого от брата запрашивали миллион рублей для закрытия его дела, а, пригласив его якобы для этого, посадили в КПЗ. На квартире семьи брата и даже у соседки-подруги в Кочетовке и у наших родителей в Никифоровке сделали
обыск. У брата забрали даже магнитолу, у соседки-подруги колготки её дочери. Затем на-
чалось долгое навязывание «чистосердечного признания» во всех кражах с вагонов повис-
ших в железнодорожном отделение милиции пригорода Мичуринска. Вещи же, даже куп-
ленные по дешёвке, но перед этим кем-то украденные, можно выдать за вещдоки или за-
быть в своих милицейских «сараях».
 Прошла неделя, как Тепляковы сломали ручку крана холодной воды у мойки, и они ука-тили в отпуск. После их отъезда Невматулин выкрутил лампочку на кухне. Неделю с тех пор он продолжал заниматься вредительством по принципу кухня, сортир, ванная. При этом орал на всю квартиру различную несуразицу, дабы помешать мне готовить, пользо-
ваться туалетом и ванной, а заодно не дать сосредоточиться на литературной и другой ин-телектуальной работе. Об этом писал я в дневнике 18.07.93 в 13:35. На почте в те же две недели мне перестали выдавать приложение к «Известиям» «Частную собственность».
 Остаток воскресения 18.07.93 Невматулин продолжал в течение дня охранять от меня ванную, зная, что я всю минувшую неделю домой приезжал с работы поздно и ничего из-за этого не делал, поэтому он догадывался, что мне необходимо стирать, мыться и делать уборку. Весь день Не-м. занимал ванную, как только я скипячу чай и зайду в туалет. Когда я всё же умудрился постирать с 17:59 до 20:20 и собрался перекурить, чтобы затем при-нять душ, он тут же заскочил в ванную, включил воду и стал хрюкать и горлопанить. Оче-
идно думая, что и в следующую неделю я буду приходить поздно, как в минувшую, а по-сему буду сам грязный и в комнате моей будет грязь, заодно он мешал мне заниматься другими делами. Об этом я дописал в дневнике с 21:14 до 21:32.
 Во вторник 20.07.93 Невматулин расстроил колонку так, что через змеевик вода практи-чески не шла. Текла еле-еле. С 21:04 до 22:07 я погладил всё же бельё. В среду 21.07.93 я пришёл раньше обычного, и он не успел этого сделать, а я смог с 17:57 до 18:17 принять душ. Но в пятницу 23.07.93 рано утром он вновь вывел колонку из строя. Практически всю неделю продолжались концерты. В субботу 24.07.93 утром я приехал в Дмитриевку.
 Брат мой находился на обследование в Тамбовской психиатрической больнице. Я с его женой и дочерью ходил купаться на Польной Воронеж по их с братом местам. 29.07.93 мы
без Даши, не смотря на просьбу брата, ездили его проведать в Тамбов, но свидания нам не
разрешили. В выходные с 31.07.93 не было воды в водопроводе старого Никифоровского райцентра. Под вечер воскресения 1.08.93 кое-как наси-ло ведра полтора. 2.08.93 утром я отвозил Дашу в Кочетовку. Брата моего, признав вменяемым, возвратили в тамошнюю милицию, где нам и позволили встретиться. При свидании Васька вдруг заявил, что мне нужно перебраться в деревню и найти там доярку себе.
 4.08.93 ходил за водой 4 раза за вечер. С О. мы виделись, и, пожалуй, понимали друг-дру-га как прежде без слов. 5.08.93 с утра гонял чай вприкуску с огоньком, да смотрел Ириску с Лауритой. О. родители не выпускают из дома. До 10:44 я её не видел.
 До отъезда из Никифоровки, т.к. мать моя отказалась угощать сестёр Н., я сам подозвал О. и дал им с «бледной» подругой Б.О. по апельсину с конфетами. Но вскоре она мне всё вернула обратно по наказу родителей, и я едва её уговорил взять хоть один апельсин.
 9.08.93 с отцом я приезжаю в Москву. После работы я зашёл на почту. Мне не выдали предпоследние номера газет: «Правда» №150, «МК» №149, «Известия» №147, «ВМ» №150, а №145 пропал. Около часа мне пришлось терпеть измывательства на почте, а за-тем в магазине по дороге домой. В честь моего с отцом приезда Невматулин устроил сви-нарник, расковырял мне замок в мою комнату, а также подмылся, чтобы затем отключить обогреватель горячей воды. В 21:50 иду звонить отцу, а затем обращаться в милицию.
После того, как я отдежурил свою неделю, во вторник 17.08.93 Невматулин вновь привёл
колонку в нормальное рабочее состояние. На почте всю эту неделю я не был. Не заходил и в магазины на нашей улице. 21.08.93 около 12:00 иду за колбасой и газетами.
 В субботу 21.08.93 на почте мне выдали, весьма неохотно журнал «Геология и геофизи-ка» №7. До сих пор я не получил журналы «Природа» с №4, «Химия и жизнь» начиная с №6 и «Палеонтологический журнал» №2. Уже кончается восьмой месяц и нет никаких со-
мнений, что все журналы мне умышленно задерживают, чтобы поизмываться.
 24.08.93. За минувшую неделю Невматулин уборку не сделал, а в конце уже этой недели, вероятно, приедут Тепляковы из отпуска. Это будет ещё один повод им для скандала и драки со мной. В магазине купил только сахар. Уже 20:54. Есть дома, нет ничего, а завтра 25.08.93 надо с утра ждать сантехников, дабы они раздолбили мне угол  за телевизором.
Обещанные Невматулиным сантехники не явились в день закрытия нарядов у меня на ра-
боте, и явно не случайно. Мне поставили 4 часа, + 4 дня я не отработал.
 Лишь в четверг 26.08.93 Невматулин сделал уборку, однако уже в воскресение 29.08.93, пока я спал, он залил туалет и развёл грязь по квартире. Затем он поднял сандал, что яко-бы я всё ломаю и свиничаю, долбил дверь в мою комнату и т.д. и т.п., второй день угро-жал, что не даст мне здесь жить и всё в том же духе. Тепляковы ещё не приехали, но по-
водов для скандалов уже предостаточно. На почте продолжают утверждать, что не полу-чали журнала «Природа» с «3-го, 4-го» номеров. С воскресного утра я на воде и сушках.
 5.09.93 я узнал между прочим, что 8-го должен быть суд над моим братом.
 6.09.93 после работы соседи вновь надо мной измывались на кухне. Сначала не давали мне налить воду в чайник. Затем стали мне угрожать, что если я завтра пойду на работу, а не останусь ждать слесарей, ко мне заявится техник с милицией, и вообще я останусь без отопления. В довершение всего мне стали угрожать, пользуясь тем, что якобы теперь оплата за газ по единой на квартиру книжке, а так как у меня к ним претензии, которые они нагло игнорируют и заявляют, будто мне просто жалко им деньги давать, то они, мол,
теперь не будут подпускать меня к газовой плите, /Впрочем, они это делали с моего засе-
ления./, спровоцируют драку, а, мол, в Мосгазе они уже предупредили, что у них есть «со-
сед психбольной», и там, мол, подтвердят это в милиции, будто я на них накинулся драть-ся, дабы пользоваться газом не платя ни копейки.
 11.09.93 соседи с утра охраняют от меня ванную, записал я в дневнике уже около 15:22.
 12.09.93 с утра соседи охраняют от меня не только ванную, но также кухню и туалет. В 12:20 они собрались на кухне вместе со своими гостями. Второй день я не могу принять душ и постирать. В данный момент мне необходимо хотя бы чай скипятить, но эта банда заняла не только мойку, но, вероятно, и все комфорки.
 В 13:21 я принял душ, а ещё через полчаса прорвался таки в ванную постирать. Однако соседи дважды отключали мне свет, а когда я вышел, наконец, на балкон покурить, то об-
наружил, что, кроме того, они мне бросили огрызки с очистками яблока из окна на кухне.
 В понедельник13.09.93 я прошёл весь Арбат, главным образом новый, но так и не смог вы-
пить кофе.
 14.09.93 вечером сосед Тепляков устроил в квартире попойку с неизвестными лицами. Дважды мне отключали свет в коридоре и туалете. Уже в 21:15 мне необходимо ужинать,
а в это время по квартире расхаживает пьяный жлоб.
 15 сентября 1993 попойка в квартире Тепляковых и Ко повторилась. На прощание одному из гостей Теплякова предложила взять почитать «Московский комсомолец». На следую-щий день 16.09.93 у меня на до востребования пропала именно эта газета №178.
 В пятницу17.09.93 у меня было ещё одно совпадение. Так недавно в ванной фонтанировал  кран горячей воды у мойки. Накануне Тепляковы и Ко его так накрутили, что вода практи-чески не идёт. На работе Косичкина неоднократно жаловалась, что её затопляет сосед, при-чём всякий раз, когда у меня дома Невматулин затоплял туалет. В этот же день Никитин (бригадир) рассказал, что у него поставили бракованные смесители без отверстий для холод-ной воды. Когда мы ехали за зарплатой в контору, он отговаривал меня, от посещения кафе-
терия возле метро «Смоленская» филёвской линии. После получки меня буквально бросили
одного, а не стали ждать как тогда, когда собирались ехать в контору. Я зашёл в кафетерий,  однако кофе там не было. Тогда я перешёл в Арбатский гастроном. Трое заняли очередь пе-редо мной и попытались спровоцировать драку, сначала женщина и мужчина, которые вне-шностью мне показались знакомыми. Затем к этому мужчине присоединился явно узкогла- зый. Первый был похож на «племянника» и «напарника» соответственно Невматулина и Теплякова, а второго я тоже уже где-то встречал. Затеяв было ссору, очевидно с сообщницей, неожиданно, увидев у меня крупную сумму денег, узкоглазый схватил меня за шиворот курт-ки. Второй «добрый дядя», его отстранил и «успокоил». После того как я уже взял своё обыч-ное кофе и булочку, узкоглазый вновь подошёл ко мне и стал вымогать с меня деньги на том основание, что он только что вышел из бутырской тюрьмы и ему надо ехать в Якутию. Я ему отказал, однако до магазина «Юпитер» наблюдал за мной хвост. Это был невысокого роста в коричневой коженной куртке незнакомый мне тип, вертевшийся возле меня от гастронома Арбатского до магазина «Юпитер».
 18.09.93 суббота. На почте мне не отдали «МК» №178 за четверг и умышленно тянули лямку, не торопясь с работой. Уже 17:07. Мне необходимо было пополдничать, но Тепля- кова, увидев что я пришёл, стала занимать все конфорки и мойки…
 19.09.93 Теплякова снова охраняла от меня туалет, когда я поднялся с постели, и хлопала дверями, когда я заходил в свою комнату.
 В конце сентября мы работали уже на доме Пашкова. В четверг 23.09.93 Косичкина несколь-ко раз повторила фразу: «уедешь домой с разбит…», после того как я дважды поскользнулся  на крыше. В пятницу 24.09.93 перед моим отъездом из Москвы, соседи, ожидая очевидно, что меня снова будет провожать Валера К., устроили засаду у входа в подъезд, в образе алкаша давно уж знакомого. По пути на вокзал уже на остановке у перекрёстка Нагорная – Ремизова подошёл также подозрительный тип. Он спросил, давно ли я жду здесь автобус. Я ответил: «Минут пять или десять». Он взглянул на часы и, заявив, что ждать, мол, не стоит, оправился пешком, как бы подавая пример и заманивая меня с собой с багажом. Я остался на месте, а через 3-5 минут подошёл необходимый автобус.
 27.09.93 выпал снег и наступили холода. В Тамбовской области в разъездах меж Тамбовом – Дмитриевкой (Никифоровкой) – Мичуринском – Кочетовкой, время от времени около нас тёрлись лица сомнительные вроде алкашей-пастухов и наседок-стукачек.
 С женой брата я договорился вместе ехать в Москву. Её мать взяла нам билеты от Мичурин-
ска на субботу 2.10.93. Моей жёноненавистной мамаше решено было не говорить о нашей за-
тее дабы не травить в ней зверя, но до Мичуринска мне пришлось на всякий случай взять ещё
один билет. Сел я в свой вагон до Москвы, но до Мичуринска он шёл пустой. Моя мать дога-
далась с кем я еду и то и дело впадала в припадки злобы.
 В воскресение 3.10.93 я приехал в Москву вместе с Леной и Дашей. В тот же день мы реши-ли сходить в парк Горького. На «Октябрьской» - кольцевой выход был закрыт. Мы вышли че-
рез радиальную. У памятника Ленину толпились коммунисты и патриоты с бело-жёлто-чёр-
ными триколорами. Мы спустились к главному входу в парк. Там стояли колонны ОМОНа со
спецснаряжением. Мы прошли в парк. Цены в нём кусались. Лена купила один шашлык на троих. Туалеты платные, а в парке запустенье. Втроём мы поднялись на колесе обозрения. По
Крымскому мосту  двигались то ряды Омоновцев, то демонстрантов из антиельцинской опо-
зиции. Сверху я показал окружённый, ставший вдруг ненужным Верховный Совет России.
 Вечером по телевизору показывали как, якобы разбушевавшиеся «коммунофашисты» смета-ли ОМОН на Крымском мосту, Смоленской площади и в конференц-зале бывшего СЭВ. За-тем почти все телеканалы вдруг прекратили трансляции. Лишь один «секретный» передал, что оппозиция штурмует телецентр «Останкино», а Новый Гайдар призвал своих мальчиков на защиту де-мократии. В этот же вечер, уже ближе к 23:00 соседи Тепляковы, оставив в ван-
ной включенными свет и воду, пытались спровоцировать драку. Когда сноха решилась под-
мыть мою 2-х летнюю племянницу перед сном, Тепляков ворвался в ванную и стал выклю-чать холодную воду, так что из крана пошёл кипяток. Вместе с женой они стали требовать, чтобы Лена и Даша убирались из ванной на том основание, что они здесь не прописаны.
 На следующий день 4.10.93 мне пришлось собираться на работу, чтобы взять два дня за свой
счёт, так как я боялся за своих гостей, ожидая новых нападок соседей, могущих к тому же воспользоваться «текущим моментом». По телевизору Ельцин зачитывал свой ультиматум сторонникам оппозиции. Выйдя в город у библиотеки имени Ленина, я увидел центр совер-шенно пустынным. Ни людей, ни машин. Лишь одинокий зловещий гул вертолёта. Я уж не чаял кого-то найти на работе, но все оказались на выходе. В заявление я всё же указал кроме личных обстоятельств и на общеполитические. Возвращаясь домой, я вошёл в вестибюль ме-тро вслед за двумя типами, но один из них вдруг обернулся и спросил куда это я иду. Вход он
мне сказал, открыт лишь на «Боровицкую». Дома едва Лена помыла полы, явился Невмату-лин и стал настаивать, чтобы я позвал сантехников, проводить в мою комнату отопление. Я вышел на поиски неуловимых слесарей по ближайшим корпусам. Наконец меня проводили в комнату под моей и свели с сантехниками. Они, осмотрев мою комнату, сказали, что в левом
углу надо пробить отверстие под стояк и пошли звать долбёжника. Я сам снял плитуса и пар-кет, но мне сказали, что мало. Когда я расширил намечаемый проём, молодой парень пробил в перекрытиях дыры на полу и потолке. Затем снова пришли сантехники с толпой зевак из со-
седних квартир. По телевизору НТВ вело прямую трансляцию с гостиницы "Украина", откуда как на ладони были видны толпы других зевак вокруг танков, стрелявших с моста прямой на-
водкой по Верховному Совету России. Сноха с дочкой продолжали тесниться на софе, пока сварщики продолжали прожигать оставшиеся после снятия чугунных батарей обои. Когда но-
вый стояк и жестяная батарея были установленны, сантехники ушли с сувениром тамбовского
разлива, оставив зияющии дыры в потолке и полу, сквозь которые слышен был каждый шо-рох в комнате под нами и не только. Я сам залепил дыры даже на потолке, хотя снизу, первой попыткой у меня не получалось сначала.
 На следующий день Лена захотела пройтись по магазинам. "Детский мир" не работал. Мы пошли к ГУМу, но перед ним наткнулись на огороженные бутафорские баррикады, возле ко-торых тусавались разгорячённые даже вероятно не водкой, гайдароские мальчики с гонором тех, кто ещё в 1991 лазил по головам очереди в винные магазины. Бесполезно прошли по Но-вому Арбату и перейдя садовое вышли на тёмную набережную, справа оцепленную автомат-
чиками. "Узнаёшь?"- спросил я у снохи, показав на чернеший в темноте "Белый дом". С этого дня оппозиционные газеты, включая "Правду" запретили выпускать, а проельцинскии вышли с удалёнными цензурой пустыми коллонками.
 Холода не отступали, а отопление включать в нашем доме не спешили. Кроме утюга больше нечем было даже пытаться согреться. Свет в подъезде, тем не менее, то и дело вырубался. Первым у меня сломался телевизор. Шаловливая племяница умудрялась лезть не только к му-
зыкальному центру, но и к включённому утюгу. Но вот и утюг стал не гладким, а волнистым..
 В конце рабочей недели я с Леной и Дашей собрался в гости к двоюродному брату. Выходя из квартиры, мы встретили того парня, что долбил у меня дыры. Он собрался их наконец за-
делывать, но я сказал, что заделал их сам, и мы пошли своей дорогой. Купив карамелек, чтоб
не ехать пустыми, мы приехали на улицу Чистова, в коммунальную квартиру Ф., имевшей от
первых мужей двоих детей и жившей тогда с моим кузеном.
 В субботу 9.10.93, получив на почте «Палеонтологический журнал» №3, я убедился что №2 пропал. Когда я попросил Теплякову не застуживать квартиру, так как отопление не работает, а она нарочно открывала форточки настежь (Да ещё не только сама, но и дочь её били Дашу по голове), в ответ на мою просьбу и замечания соседка набросилась на меня с палкой, ударив ею мне по боку. А когда я отобрал у ней этот предмет, стала визжать, пытаясь
вырвать обратно. Уже в 1-м часу дня, когда мы уложили спать Дашу, Теплякова вызвала уча-сткового, который затем надо мной измывался.
 10.10.93 утром, когда я мыл посуду на кухне, Теплякова схватила меня за волосы в отместку за то, что накануне я не дал избить себя палкой. Через несколько минут, она вновь наброси-лась на меня уже с ножом и замахнулась мне в пах. Я выбил у ней нож, но она продолжала бросаться на меня и при этом визжать, звать на помощь. Выбежал старший сын Тепляковой, и вдвоём уже продолжали мне угрожать, что убьют меня, когда вернётся Тепляков И.Н., либо изобьют ещё сильней, чем в декабре 1991 года. Затем Теплякова сказала детям, чтобы те по-
звали знакомую из, предположительно, 27-й квартиры, и стала угрожать мне, что не выпустит меня с кухни, пока не изобьёт меня вместе с этой знакомой. Лишь когда на шум вышла моя сноха, а дети Тепляковой сказали, что знакомая гуляет с собакой (что впрочем, говорило о том, что это была какая-то другая знакомая Теп-вых), лишь после этого Теплякова зашла в свою комнату. После целой кипы угроз и этой очередной провокации с целью посадить меня, либо отправить в психушку, я обратился в дежурную 49 отд. милиции, но там надо мной ещё
полчаса измывались и никаких мер принять не захотели. После этого я обзвонил всех родных
чтобы сообщить о случившемся за последние два дня. Чуть позже позвонил в РУВД (муници-
пальную милицию). А после того, как проводил своих гостей, сообщил о случившемся знако-
мому по работе, предупредив его на случай если я не выйду в понедельник с утра на работу, что мне угрожают новой расправой после того как два дня подряд соседка бросалась на меня то с палкой, то с ножом. По дороге с вокзала, в подземном переходе у метро «Павелецкая» два подозрительных типа в компании с нищим махнули в сторону передо мной со словами:
«Этот уже не жилец». Когда я оглянулся в ту сторону, там не было ни кого. О случившемся, вернувшись с вокзала, я записал в дневник в 20:37. Тепляковы в сей час заняли ванную и то и дело толклись на кухне.
 13.10.93 постирав в 22:18 я на ночь повесил бельё. Теплякова нарочно задымила квартиру, поставив подгорать спецкастрюлю для этого на плиту. 15.10 вечером и 16.10.93 утром она поджидала меня на кухне. В субботу, когда я всё же вышел скипятить себе чай, Теплякова, заметив, что из-за неполадок в замке, мне приходиться оставлять свою комнату не запертой, ехидно пригрозила поджечь мою комнату. После я сходил на почту за свежими газетами.
 В воскресение 17.10.93, поужинав в 20:28, я сделал уборку в квартире.
 В понедельник в продуктовом на Волхонке я покупаю консервы «каша с мясом».
 18.10.93 17:41. Придя домой, я застал Теплякову на кухне. Рядом вертится Невматулин. Та-кое впечатление, будто они нарочно толкутся там, чтобы помешать мне поужинать, либо затеять новую потасовку. Однако я их ждать, не намерен. Мне нужно подогреть кашу и ски-пятить себе чай. 2 конфорки я видел, свободны, да и остальные заняты, скорее всего, лишь для видимости.
 17:51. Услышав, что я запираю свою комнату, Теплякова заняла все конфорки. Тогда мне приходиться стоять у неё над душой, ожидая, когда она спровоцирует драку наверняка.
  Буквально через минуту, когда я вновь пошёл на кухню 2 конфорки вновь были свободны.
  Однако вновь, 2 дня подряд, пьяный Невматулин врывался ко мне в комнату, ванную, туа-
лет, мешал мне готовить на кухне, провоцировал драку. Тепляковы каждый день умышленно нагло распахивают форточку, хотя на улице уже ниже 0оС, а в квартире отопление не работа-ет, как и во всём доме. Сами Тепляковы пользуются козлами (подгоняя показания счётчиков до нужных им показателей). Об этом я записал в дневник 23.10.93 в 11:21.
 А в 13:35 добавил: Больше полутора часов Теплякова, заняв ванную, продолжает торчать на кухне, явно желая восприпядствовать мне подогреть обед. Однако ждать её более у меня нет времени, т.к. в 15:00 мне необходимо выписать на почте журналы и до 18:00 позвонить и же-лательно съездить к баб Симе (Рыжовой А.И.). В 447 о/с я выписываю журналы на это же от-деление по улице Винокурова, а в 186 о/с, соответственно по Нагорному бульвару, газеты.
 В ночь на 24.10.93 было уже -3оС. Утром, когда я встал и вышел на кухню Теплякова и Нев-
матулин пытались играть на нервах. Теплякова вновь в присутствие старшего сына замахива-
лась на меня своей палкой. Днём я был в гостях. Тепляковы продолжали «холодную» войну, не смотря на то, что на улице настоящая зима, весь день сыплет снег. Когда я приехал, «се-мейка» мылась в ванной, на кухне была распахнута форточка, а в коридоре выключен свет. В 18:38 я сел за дневник. Не дождавшись, когда я выйду как обычно на кухню, соседи стали иг-рать в телефон, как способ изощрённого издевательства, имеющий целью мешать мне сосре-доточиться во время интеллектуальной работы, используемый всякий раз, когда я «затихаю». 
 25.10.93 в магазине №19 "Мосэлектробытторга" на Нагорной улице, дом 32 я покупаю тепло-
вентилятор "Ветерок-2М".
 В пятницу 29.10.93 до 21:27 соседи охраняли от меня ванную. К ежедневным измыватель-ствам Тепляковых прибавился ещё один «нюансик». Если чуть раньше трепался Невматулин,
что меня любят «девочки», то теперь Теплякова «невзначай» назвала имя одной девочки, ехи-дно спросив, люблю ль я её. Источник их информированности не трудно вычислить. Скорее всего, подслушанные мои разговоры со снохой. А возможно это работа и «моя бригада», где меня, кстати, неоднократно пытались подпаивать «за ноги»  и т.п. В субботу 30.10.93 с утра соседи толкутся на кухне. Из-за этого вместо завтрака в 9:44 пришлось мне заниматься днев-ником. Однако быть целый день голодным и неумытым я не намерен и сразу же после днев-ника собираюсь заняться утренним распорядком. После полудня Невматулин снова наводил на меня какого-то молодого белобрысо - кучерявого типа, для вида сообразив с ним на лест-ничной клетке во время, когда я обычно хожу за газетами по субботам. Тепляковы уехали на попойку с ночёвкой.
 31.10.93 Тепляковы, вернувшись после двухдневной попойки, весь вечер вели себя особенно вызывающе нагло. Выскакивали из своей комнаты всякий раз, когда я выходил. Пытались спровоцировать столкновение, преграждая мне путь и выключая при этом свет в коридоре. Весь вечер поливали воду в ванной, хотя ещё в пятницу, накануне поездки на пьянку, все весь вечер мылись. Мне нужно сделать уборку в столе на кухне, которую я уже вынужден от- ложить из-за оккупации ванной Тепляковыми. Возможны новые провокации. Лишь в 21:27 я начал уборку на верхней полке, и, закончив в 22:07, занялся лёгким ужином.
 1.11.93 я вношу квартплату за октябрь 57,80 по единой расчётной книжке, а за газ 27.00 по подсунутой мне накануне Невматулиным абонентной книжке ММГП «Мосгаз» на р/с 508791 в коммерческом банке «Лефортовский» на № 0629. Меньше чем через пол часа, Теплякова снова приставала ко мне на кухне, нагло заявляя, будто я не делал уборку и не платил за газ. Эта хамящая вызывающе нагло угрожала, что не даст мне готовить.
  Уже в 11-м часу вечера, когда я подогревал и носил воду в свою комнату, чтобы согреть её перед сном, погас свет сначала в жилых комнатах, затем, после химии Тепляковых, и в общих  помещениях. Затем они толкутся в коридоре явно с какою-то целью, вероятно поджидая меня с новой провокацией типа: «Давай пробки гони».
 Примерно в 23:00 Тепляковы вновь подключили общий свет, но в моей комнате свет не го-рит. Я видел, что они открутили одну из пробок и теперь возможно попытаются дое-ть меня пробками, как раньше лампочками. Об этом я записал в дневнике уже 2.11.93 в 0:48.
 Около 18:30 снова выбило пробку, после чего Тепляков попытался спровоцировать драку, за- явив, что якобы по моей вине выбивает пробки. Он вывернул мне пробку и пригрозил, что их вывернит насовсем, если пробки ещё хоть раз выбьет. Они, мол, вызывали электрика. Тут же Тепляков заявил, чтобы я отдал ему 500 рублей за пробку. Когда я ему ответил, что пробки выбивает из-за того, что они повключали козлы, а пробки они нарочно повыворачивали, что-бы спровоцировать скандал или драку, Тепляков пригрозил ударить меня палкой, замахнув-шись острым концом. При этом Теплякова в разговоре по телефону ехидничала, заявляя, что якобы они по моей вине чуть не сгорели. Фактически измываясь надо мною, заявляла, будто она говорила с рабочими-ремонтниками и они, мол, ей сказали, что до Нового года отопление не включат. Т.е. я, мол, замёрзну, а пользоваться обогревателем они мне не дадут. Кроме того Тепляков мне сказал, что если я не отдам деньги за пробку, мне не дадут светом пользовать-ся. Итак, мол, я на халяву всем пользуюсь. Я ответил, что им нужен лишь повод для драки, что на халяву я не живу и, что рвать на мне одежду не хорошо, а коль уж порвали то надо за это платить. На что Тепляков нагло ответил, ворвавшись ко мне в ванную, что это я, мол, вре-
жу им и рву всё, а потом бегаю в милицию и пишу туда письма. Я ответил, что письма я пи-шу, потому что не желаю поить всё отделение милиции, как это делают Тепляковы.
 В ночь на 3.11.93 я спал с включенным на максимальную мощность обогревателем. Соседи как обычно распахивают форточки. В 18:59 я занялся «Криптозоем», а они в это время база-рили на кухне. Вечером я включил обогреватель чуть позже и на минимальную мощность. В дневнике об этом записал в 21:40.
 В 22:15 в дневник я добавил: Только что Невматулин выскочил из своей конуры и стал ко мне в ванную рваться пьяный. При этом он начал клеветать на меня, угрожать, что убьёт че-рез каждых два слова и продолжает повторять до сих пор, добавляя нецензурные выражения и словечки типа «зарежу» голосом ненормального буйнопомешанного.
 22:38. Невматулин на время затаился, однако дверь его комнаты приоткрыта. Мне необходи-мо хотя бы побриться. Для этого прийдётся на всякий случай взять с собой фонарик.
 23:17. Как я и предполагал, Невматулин выскочил, как только я зашёл в ванную. Не успел я намочить подбородок, как он выключил свет. Лишь когда я зажёг фонарь, он его снова вклю-чил. После этого я вышел покурить, а когда вернулся и зашёл в туалет, выскочила Теплякова.
После этого она и всё её семейство стало шнырять то в туалет, то в ванную, то на кухню и до сих пор это делают.
 5.11.93 последний рабочий день перед праздником. Возможны провокации со стороны Теп-ляковых. В 17:08 они на кухне.
 19:38. Выбило пробку. Ко мне рвутся Теплковы.
 Во избежание скандала мне пришлось отдать пробку-автомат, т.к. простые пробки так и ле-тели бы одна за одной. На моё замечание, что не мешало бы отключить козлы, либо часть из них, дабы не перегружать сеть, Тепляковы нагло ответили, что им, мол, нечего отключать. Мне же пришлось вновь перевести обогреватель со среднего положения на минимальное.
 7.11.93 я поехал, как обычно, на «Октябрьскую». У выхода с кольцевой нас встретил ОМОН.
Потолкавшись недолго, мы оказались затиснутыми обратно в вестибюль станции. Там нам объявили, чтобы мы шли в переход, где нам объяснят куда ехать. Нас направили в «Медвед-ково», а там далее за МКАД. На обезглавленном митинге Зюгановцы призывали голосовать за них на выборах в думу, а Анпиловцы и прочие за бойкот выборов.                                                  10.11.93 среда. На работе в обед мне предлагали выпить. Вечером к Тепляковым пришёл ка-кой-то мужик. После этого Теплякова трепалась по телефону, что они ездят греться на выход-
ные к кому-то и т.п. чушь, но с намёком на то, что якобы я жгу много света. Отопление до сих пор не работает, а она по-прежнему открывает форточку, хотя на улице -20оС. В то же время, когда я включил обогреватель на среднее положение, вновь выбило пробку, причём у меня был включен только настольный свет и холодильник. Возможно, Тепляковы умышлен-но продолжают нагнетать атмосферу, увеличивая всё больше и больше нагрузку на сеть. В дальнейшем по вечерам мне, вероятно, прийдётся отключать холодильник, чтобы можно было спокойно включать обогреватель хотя бы на среднюю мощность, ибо на минимальной он дует почти что впустую. Об этом записал я в дневнике в 19:22.
 На выходные 13 и 14.11.93 Тепляковы не ездили ни куда. В воскресение вечером, когда я от-ключил холодильник, а обогреватель включил на среднее положение, причём кроме этого у меня работала лишь настольная лампа, пробку по-новому выбило. Совершенно очевидно, что Тепляковы умышленно хотят меня заморозить, действуя всё более нагло и умышленно пере-гружая сеть, чтобы спровоцировать скандал или драку. В понедельник 15.11.93 утром -8оС.
На работе в обед Никитин угощал меня салом, сам почти не ел, а меня уговаривал доедать ос-тальное. Так и оставил на столе свою трапезу. Вечером Теплякова не дала мне налить горячей воды, как обычно я это делаю из-за отсутствия отопления, хотя на улице -7оС. Далее мне от-ступать больше не куда и по окончанию этих строк, я вновь переключу главный свет на на-стольный, а обогреватель с минимального на среднее положение и уступать им далее не на-мерен. Даже в книге по этике я вычитал буквально 14.11 перед обедом, что нужно быть твёр-
дым и не давать воли хулиганам и хамам, записал я в дневнике 15.11.93 в 19:10.
 17.11.93 я был на именинах тёти Н.. Вечером меня не было дома, как это обычно бывает в дни получки. Утром в четверг 18.11.93 -11оС. На работе перед обедом Никитин уговорил ме-ня выпить с ним. Затем я был в поликлинике МСЧ-47 на Большой Черёмушкинской улице у хирурга по поводу удаления шишки-жировика на спине. Он мне предложил, что прямо там сам её удалит, если я ему поставлю бутылку шампанского, а медсестре коробку конфет. Для
большего удобства он назвал стоимость сей благодарности, предложив принести её деньгами, назначил день операции на следующей неделе. Дома Тепляковы резко активизировались. В 19:14 я собрался поужинать. Когда я вышел на кухню кипятить себе чай, сначала старший сын Тепляковых со всей силой долбил какую-то дверь, затем раздался звонок. Выскочили все Тепляковы. По телефону Теплякова стала говорить, что они уже пообедали, создавая види-мость, что я пришёл пьяным домой и якобы дебоширю. И вечером -11оС. Я включил свет по-слабее и обогреватель на среднюю мощность. Хотя больше у меня ничего не работало, почти сразу же выбило пробку. /17.11.93 поздно вечером в том же режиме пробки не выбивало/. Та-ким образом Тепляковы продолжают наглеть и провоцировать драку. После перекура я вновь включу обогреватель на среднюю мощность, а там будь что будет. Мёрзнуть я не собираюсь, написал я в дневнике в первой половине девятого вечера.
 В 22:18 я добавил: Пьяный Тепляков вышел в коридор и треплется по телефону. Что ещё у него на уме не известно.
 На следующей неделе в поликлинике без занавесок, в окружение жилых однотипных домов мне удалили опухоль на спине и дали больничный лист. В пятницу 26.11.93 больничный мне продлили до следующей пятницы, и я решил не мучиться в коммунальном раю, а уехать к ро-дителям в Тамбовскую область. 29.11.93 я был у тёщи брата. Как выяснилось, в воскресение 28.11.93 Лена уехала с Дашей в Воронеж, т.к. ей сломали ключицу в детском саду. До 30.11. я не увиделся с ними. Точно также не везёт мне с О., практически за 4 дня я не видел её. Мороз помягчал, утром шёл снег – записал я в дневник на улице Чкалова в Дмитриевке во вторник.
 1.12.93 среда. По прежнему нахожусь в Дмитриевке. Вторые сутки не могу дозвониться в Кочетовку. После очередной попытки дозвониться с товарной конторы станции Никифоровка
дважды встретил О. на обратном пути.
 2.12.93 я должен был уже ехать в Москву, чтобы в пятницу 3.12 мне закрыли больничный, но мать уговорила меня ехать в воскресение 5.12. Именно в четверг я дозвонился в Кочетовку.
 В пятницу 3.12.93 я поехал снова к тёще брата в общежитие ДС между основными путями и сортировочной горкой пригорода Мичуринска, а к вечеру привёз Дашу, узнавшую меня не сразу, в Никифоровку.
 В доме днём я фотографировал племянницу купленным недавно в «Юпитере» ФЭДом 5в на впервые купленную в Петровском пассаже плёнку «Кодак». В субботу 4.12.93 я фоторафиро-вал её с дедушкой и бабушкой на улице возле дома соседки. О. вышла из дома и мой отец, как идиот заставил меня оглянуться, а мать ехидно предложила ей с ними сфотографировать-ся. Она ничего не ответила, прошла мимо нас и зашла в дом Б-ых. Затем я с Дашей пошёл в детсад, где я продолжил её фотографировать, а мать нас пасти. Вечером 4/XII я отвёз Дашу в Мичуринск, где нас встретила Лена. Отдав ей девочку, я вернулся на том же месте того же дизеля Мичуринск – Тамбов в Никифоровку…
 В воскресение 5.12.93 О. неоднократно проходила мимо нашего окна, но моя мама, как обы-чно, бесилась, хаяла не только Ленку, но и меня, и даже О.Н., причём умышленно громко, да-бы слышно было у Н-ых. Когда я, включив проигрыватель и прокрутив «Ты не ангел», «Ска-жи мне да», вновь «Ты не ангел», увидел, что О. пошла  сторону вокзала, через какое-то вре-мя вышел за пивом… Вечером на поезд мы шли, когда уже стемнело…
 В понедельник 6.12.93 приехал в Москву. В тот же день мне закрыли больничный, и я отвёз его на работу. Когда я вернулся домой, Теплякова вновь закоптила квартиру при помощи спе-циального черпака, но уже её бельё сушилось на кухне. Очевидно, она вновь пыталась  спро- воцировать драку, но я почти сразу уехал к родным. Далее ежедневно провокации были.
 10.12.93 Тепляковы отключили мне свет, когда я, сняв, наконец-то, повязку на свежем шве, отмывался под душем от клея. Неоднократно сын Тепляковых, никакой, говорил мне какие-то дерзости, суть которых я не расслышал.
 11.12.93 в субботу, помимо очередных запираний от меня туалета, около 17:00, сыновья Теп-
ляковых с парой дружков стреляли из самопалов вблизи от меня на лестничной клетке, когда я там курил. Затем, бегом спустившись во двор, стали паясничать там, махая граблями и чего-то крича мне, стоящему у окна, вновь пальнули из самопала.
 14.12.93. Вторник. Теплякова заторчала на кухне, явно готовя какую-то провокацию, либо желая помешать мне готовить путём шантажа. Я прождал её полчаса до 17:29, однако мне нужно ужинать и ждать её более мне надоело.
 17.12.93 Невматулин заявил, под видом разговора по телефону, что, мол, увидят некто, что будет на новый год, давая понять таким образом, что меня ждёт очередная расправа накануне поездки домой к родителям. Как они думают, подслушав мои разговоры со снохой в октябре, некая д-ка ждёт меня там – значит нужно сделать так, чтоб она меня более не ждала: поста-вить мне новых фингалов и угроза того, что я когда-нибудь пропишу в этой квартире жену, отпадёт.
 18.12.93. Суббота. С самого утра Теплякова не даёт мне пользоваться мойкой. По телефону она заявила кому-то, что муж у неё на работе, и, что в следующие выходные они, мол, смогут приехать к звонившим. Около 17:40 Теплякова заняла помимо мойки ещё и ванную, не давая мне даже руки помыть перед ужином. В 17:44 я об этом стал писать в дневнике. 
 Около18:03 Теплякова, продолжая занимать ванную и мойку, сначала не давала набрать воду в чайник. Затем, когда ей надоело стоять возле мойки, я подошёл и набрал воду, но когда стал ополаскивать заварочный чайник, она отключила горячую воду из ванной. /Кран холодной воды больше пол года как умышленно сломан./ Но и после этого мерзавка не успокоилась. Когда я набирал в стакан воду текущую меленькой струйкой, гадюка кинулась к раковине, вытряхнула в неё какую-то гадость. Весь вечер ванную продолжают охранять все эти вырод-ки, не давая мне не только стирать, но и принять хотя бы душ. Только что заявился Невмату-ли, очевидно вдрызг пьяный. Возможно, валяется снова в тёмном коридоре на полу поджидая меня, чтобы закатить новый старый концерт, типа я его должен кормить и подобную чушь на «свидетелей», готовых подтвердить какой я не хороший – не даю себя скушать (не освобож-даю жилплощадь). В 21:56 об этом я начал писать в дневнике, а в 22:15 собрался слегка поу-жинать перед сном.
 19.12.93 в 8:42 я принял, наконец, контрастный душ, в 12:14 помылся, в 16:13 постирал.… Мыть полы в порядке очерёдности дежурств по квартире я смог лишь с 22:16 до 22:52….
 29.12.93 я слишком разоткровенничался во время разговора по телефону-автомату с тёткой. Возле меня вертелась какая-то слухачка-стукачка. Позже Тепляковы подсоединили к розетке другой телефон и в своей комнате с кем-то переговаривались неизвестно о чём. В четверг, 30.12.93 в 15:44 я писал в дневнике: «… Два дня Тепляковы ходили с бешеными глазами. Очевидно под мухой. Не исключено, что и сегодня они попытаются спровоцировать драку. Тем более, что примерно через полчаса мне необходимо выезжать на вокзал, т.к. в 18:20 у ме-ня поезд отправляется на Тамбов…». Закончил я запись в дневнике событиями предыдущего дня в 15:51.
 3.01.94. Понедельник. Четвёртый день нахожусь в Дмитриевке. В этот день, наконец, состоя-лось моё свидание с О.Н., которое она с О.Б. организовала.
 4.01.94 повторилось «свидание» с О. На этот раз она одна меня вызвала снова без слов, снова
наша встреча была немой.
 В пятницу 7.01.94 видел О.Н. лишь мельком, очевидно в наказание за предшествующее «сви-дание», при котором О.Б. отвернула мою пассию в знак недовольства моей немотой. В тот раз я вновь прошёл молча мимо…
 В этот приезд я был в Кочетовке у Дашиной бабушки, но самой племянницы не видел. Ната- лия Викторовна, сказав, что её нет в пригороде Мичуринска, принялась обследовать приве-зённые мной гостинцы. Выбрав прозрачную машину с конфетами внутри, она спешно её за-прятала под тем предлогом, что подарков и так много. (Даша охотней играла с машинами, а не с куклами)…
 В субботу 8.01.94 мать мне купила в универмаге на ул. Чкалова кассетный магнитофон «Эле-ктроника М332С», если не б/ушный, то кем то уже забракованный.
 В воскресенье 9.01.94 на улице оттепель, стояли лужи…. О. ходила в куртке. Когда же мы выходили на вокзал в её квартире свет уже не горел.
 В понедельник 10.01.94 я прибыл в Москву. Соседи сходу принялись от меня избавляться. Прийдя вечером с работы, я увидел посередь коридора ванну, занимающую почти весь про-ход. Тепляковы не преминули этим воспользоваться, дабы подстроить «несчастный случай».
Т.е. отключали свет, чтобы я не мог безопасно ходить в ванную, туалет и на кухню. Чтобы пройти в свою комнату, мне приходилось порой оставлять свет в тех помещениях, где я на-ходился в момент выключения Тепляковыми освещения в коридоре, что является хорошим поводом им для скандала и драки. А идти вслепую в подобных условиях означат почти 100%--ую гарантию свернуть себе шею.
 Во вторник 11.01.94 соседи с ещё большей наглостью, чем в понедельник, пытаются изба-виться от меня. Ванна продолжает занимать почти весь коридор. Теплякова то разговаривает по телефону в узком проходе, перегораживая полностью возможность пройти, то, не только выключают свет в коридоре, но и закрывают мне двери, даже входную в квартиру, дабы я шёл в темноте, либо не выключал свет в тех помещениях, де находился. Тем самым создава-ли поводы для скандалов и драки.
 Издевательства со стороны соседей продолжаются ежедневно. В ночь на старый Новый год Тепляков с каким-то типом не то из 11-го, не то из 12-го чего-то на вроде отделения или груп-пы, в которых оба они начинали свой жизненный путь в Москве, пьяные пытались шантажи-ровать меня и спровоцировать скандал либо драку. Для  этого они, устроив курилку на кухне, включили умышленно громко магнитофон в 12-ом часу ночи. Остальное как обычно без изменений в репертуаре п-ков. Ещё Теплякова и их знакомые пытались меня шантажировать тем, что намеренно обсуждали поездку старшего сына в Ленинград на соревнования по какой-то борьбе. Практически одновременно на работе объявился какой-то татарин, восемь лет занимавшийся также борьбой и непобеждённый ни кем из наших строителей. Этот сомнительный тип пытался дважды завести со мной подозрительный разговор, но я не изъявил желание – раскрывать ему душу. Однако в своей бригаде лишком уж часто стал трепаться о своей девочке и семейных неурядицах брата. И это при том, что давно уж заметил подозрительную связь меж домашним дрязгами и разговорами на работе. Как бы продолжая домашние темы, дабы проверить мою реакцию на них (Напуган ли я и что предпринимаю в ответ на угрозы соседей). Обо всём этом я записал в дневнике в субботу 15.01.94 с 21:33 до 22:00.
 20.01.94 на работе проболтался Еремееву, что собираюсь проявить плёнку «Кодак» бесплатно и два дня ни на Калининском, ни в Петровском пассаже у меня не хотели её принимать. Этот же «друг» продолжает заводить меня разговорами о племянницах и любимой девчонке так, что я проболтался о том, где она проживает и сколько ей ещё нет лет. Дома всё по-прежнему. 21 и 22 января Невматулин гудит, а Теплякова не видно. Старший сынуля снова шипел мне разные пакости вслед, а ейна мамуля выскакивала мне навстречу, пытаясь попиликать на нервах. Об этом я записал в дневник в субботу 22.01.94  до 17:34.
 До понедельника 24.01.94 я отдал плёнку «Кодак» на проявление. По пути из Петровского пассажа я заходил в пирожковую. Там ко мне подвалила старушка лет так 60 со знакомой фи-зиономией и попросила подаянья на хлеб. Я ей дал 100 рублей.
 В понедельник плёнку мне проявили. Возвращаясь домой, на остановке у м. «Нагорная» ко мне подвалил пьяный пастух и стал жаловаться размахивая 100 рублёвкой, что на эти мол деньги ничего сейчас не купишь.
 Когда я на работе сопоставил два этих события, Никитин обозвал меня мнительным. И вооб-ще на работе не меньше чем дома надо мной все эти дни измывались. Одновременно наводят на разные разговоры, в том числе о делах моего брата, о любимой д-ке и т.д., пытаясь выуд-ить различную информацию и даже свести меня с одной из кладовщиц лет 40 с лихом.
 27.01.94 меня снова пасли на Павелецком вокзале и возле. /В забегаловке снова узкоглазый «якут», какая-то низкорослая баба и переодетый «м-т» - наводчик. Там же меня нагло обсчитали почти на 1000 рублей./ 28.01.94 на работе Хамаза интересовался, закончил ли я 2-ю главу «Криптозоя». Буквально накануне я вновь болтанул на работе Хамазе, что мою д-ку зовут не Юля, а Н.О-ка. Затем там же меня пытались подпоить, а вечером дома, как только я сел писать рассказы, обе Тепляковых по старшинству начали трепаться по телефону. После курения, когда я возвращался с лестничной клетки, Теплякова старшая резко сменила тему разговора, спросив в трубку: «Как там Оксанка, не вышла ли замуж?»
 В пятницу 28.01.94, с 20:30 до 20:59 я описываю события последней недели в дневнике.
 31-го января меня пыталась обсчитать операторша в 186 отделении при продлении подписки на газеты за 2-й квартал. Хотела обуть на 5 тысяч, но когда я сказал, что там должно быть да-же меньше 5-ти, с позой невинной овцы заявила, что это аппарат обсчитался.
 На этой же неделе, как то вечером Тепляков наводил на меня очередного пастуха, а на следу-ющий день, после работы, я сразу, как вышел из метро, сел в автобус 258. Один из пастухов и какая-то баба спровоцировали скандал, заявив молодому пассажиру, ехавшему со свей ровес-ницей, что он перед бабой своей хорохорится и, продолжая обзывать его матом, пока тот не поднялся и стал хаму бить в физиономию. Им помог пожилой мужчина. Оба, набив хаму фи-зиономию, вытолкали его у овощного. После того как я вышел из автобуса, у-ок, вытолкну-тый там же, видно вновь залез в ту же машину. Что было там дальше не знаю, однако весь эт-от спектакль, мне кажется, был проделан всё с той же целью, теми же сценаристами, что пы-таются отобрать мою комнату.
 6.02.94 мне снова Тепляковы не давали набрать воду для чая.
 7.02.94, понедельник. На работе интересовались, чем  занимался в воскресенье. Там же продолжаю трепаться про невесту и племянниц своих. Мелкие у-ки Тепляковых снова передо мной обезьянничали. Последнии события описываю в дневнике с 17:40 до 18:04.
 На следующие выходные в магазинах, вслед за разговорами со своими рабочими: «Какая, мол, плохая сейчас колбаса», мне подсовывали некачественные кабачки, а позднее и колбасу. Умышленно измывались, пользуясь тем, что у меня мало денег, а дома соседи не дают мне готовить. Дома возле меня вертелась дочь Тепляковых в присутствие матери, так что той пришлось закричать, чтоб загнать её в комнату. Затем эта миниведьмочка позднее крутилась с братцем своим, смущалась отворачиваясь и показывая свои тощие костыли, в то же время продолжая грязное дело родителей /Обсирала газовую плиту, которую я должен был убирать, сдавая дежурство/.   
 На следующей неделе «коллеги» продолжали выуживать у меня информацию о моей личной жизни. Соучастники Тепляковых пасли меня от метро Нагорная до прилавка и кассы в мага-зине около работы.(Два м-та).
 После получки в пятницу 18.02.94 даже на Павелецком вокзале, там, где я обычно пью кофе, какой-то алкаш рвался со мной разобраться, но кофе не было, /не по заказу ли/. Я ушёл из этой рыгаловки, а соучастник алкаша, вероятно наводчик, сделал вид, что держит его. При выходе из кафэ-гриль, вблизи от меня вертелись две малолетние нищенки с какими-то таб-личками на бумаге… Я прошёл мимо, понимая своё бессилие помочь им чем-либо.
 19.02.94 на почте у круга, где я не получил ещё последние 3 номера 2 журналов за 1993 год, заведующая вновь нахамила мне. Во время пробежки по магазинам, возле меня продолжали вертеться девочки лет 8-10, парами и по одной. После этого уже дома Теплякова вновь при-дралася ко мне, угрожала и запрещала пользоваться водопроводными кранами. Последние два дня, 19 и 20.02.94, пока я сижу дома, возле меня вертится её Катя.
 20.02.94 с 11:06 до 11:46 о событиях последних двух недель я пишу в дневнике.
 Перед моим отъездом на юбилей матери, а заодно накануне Дня Советской армии соседи заметно активизировались. 22.02.94 после работы, Теплякова, увидев, что я постригся, снова ударила меня грязной решёткой по голове, под давно уже задуманным предлогом (Мол, я плохо, и даже совсем не мыл раковину во время дежурства). С 21:13 до 21:44 я мыл полы в своей комнате. Тогда дети Тепляковых выскочили на кухню и в ванную и разбрызгали по всей квартире воду. Это либо игра на нервах, либо очередная провокация и повод для драки. С 21:44 до 21:58 я записал о последних событиях в дневнике.
 23.02.94, по окончанию митинга, ко мне снова подошёл какой-то ханыга и попросил «на хлеб». Затем ещё один тип пытался до меня домахаться, но его шуганули наши.
 24.02.94 в 186 отделение связи на втором этаже, где я последнее время получал газеты под расписку, у меня пропадает записная книжка, которой я кинулся уже в автобусе. Вернувшись, на почте мне сказали, что не видели в найденном «блокноте» ничего, кроме 200-ок, намекая на то, что не приметили квитанций на подписные издания («Историю государства Российско-го» Карамзина и другие). Потому, мол, отдали всё с деньгами и проездным на март какому-то мужику – Наглая ложь. Тем же вечером Невматулин ржал как сивый мерин.
 25.02.94, выходя из дома на вокзал, я встретил дочь Тепляковой с подругой, которой она ска-зала: «Запомнила?». Та ответила: «Да».
 В поезде до Никифоровки я балдел под музыку из фильма «Зона Любэ», в частности «Доро-ги-дороги».
 В Дмитриевке 1.03.94 матери я подарил набор столовых приборов. 2.03.94, когда я гулял с Дашей около О. и С., за мной и моей племянницей увязался подозрительный тип с примель-кавшейся внешностью. Он сначала поздоровался, а, когда мы повернули домой, этот тип вновь увязался за нами и спросил: «Это улица Чкалова?». Получив ответ положительный, тот испарился. Тут же нас догнал какой-то чувак и, поздоровавшись за руку, спросил, узнаю ли я его. Получив ответ отрицательный, со словами: «Ну, тогда я пошёл», быстро слинял.
 5.03.94, пока я звонил со станции Никифоровка Елене в Кочетовку, присутствующие женщи-ны имитировали телефонный разговор с «дочерью» Н-ых… По дороге домой мне навстречу вышла О.Б. При этом на углу, у себя во дворе возле дома в нашу сторону смотрел Н-ин. Уже смеркалось. Последние три дня перед моим отъездом обеих О. я  не видел. Лишь С., под на-блюдением бабки, вертелась перед нашим домом и моим окном.  6.03,94 вечером она делала два круга по часовой на лыжах… когда я слушал музыку и сидел у окна. 7.03.94 ей пытались помешать цыганята при тех же обстоятельствах, но она снова сделала два круг против часовой…. Мать рычала, дабы я не торчал у окна. С 19:34 до 20:01 записываю в дневнике со-бытия конца февраля и первых двух дней марта.
 16.03.94 дочь Тепляковой с подругой наводили на меня двух подростков. Встретили они меня по пути с ул. Ремизова, на углу соседнего корпуса. Сама карл-ка при этом от меня отворачивалась. 17.03.94, перед митингом, к закусавшему рядом со мной мужику ещё один оборванец-ханыга подошёл и спросил «на хлеб». В метро по пути до «Нагорной» в мой адрес кривлялась девица лет так 11-и с подружкой поменьше. 18-го у меня была получка, на почту я не заходил. Зато19.03.94 проторчал в двух очередях, туда и в сберкассу около 2-х часов.
 20.03.1994 описываю события с 5 по 19 марта в дневнике.
 25 марта 1994, по пути из почты, как обычно по пятницам, в 44-м автобусе ко мне пытался привязаться очередной пастух от соседей, рыжий, возможно крашенный, чертами лица очень похож на Теплякова. Сначала он пытался заставить меня поздороваться с ним, дабы создать видимость, что мы знакомы. Затем предлагал «поговорить», а вслед пригрозил, что меня скоро грохнут. Когда я молча вышел и пошёл уже домой, меня нагнал белый жигулёнок и проехал так близко рядом со мной, что мне пришлось подняться у общежития ПШО «Москва» на ледяную горку от сгребённого снега.
 30.03.94 между 18:00 и 19:00 на Серпуховской ветке я застрял в одном из передних вагонов метро на перегоне между «Тульской» и «Нагатинской» долго стояли. Возле меня тёрлась баба лет за 30. Она даже сняла пальто. У передней двери началась возня. Выступал какой-то ханыга. Наконец мы тронулись. Дама, вихлявшая задом в обтянутых джинсах, поначалу дёрнулась выходить на «Нагатинской», но затем вдруг вернулась и снова встала возле меня. Однако я, увидев, как много людей собирается сесть, перебежал ближе к выходу. Толпа вло-милась в вагон, не щадя ни стариков ни детей. Поезд тронулся дальше.… Возле самой двери встали двое ханыг, устроивших до этого штурм вагона. От них все отодвинулись. Они же куражились, особливо пожилой, но весьма полный «железнодорожник» в фуражке работника метрополитена. Бурно обсуждая дорожную обстановку, этот тип заявил, что на следующей никто, мол, не выйдет и продолжал «юродствовать». Девочка лет так одиннадцати, встав ещё ближе ко мне и одновременно к ним, глупо хихикала, слушая вздор двух «шутов». Поезд двигался медленно, но подъехал наконец-то к «Нагорной». Так как в голове состава нет на этой станции выхода, то у второй двери я один выходил. Передняя и задняя двери открылись, а та у которой я находился, даже не дёрнулась. Поначалу я растерялся, не зная как выйти, но тут увидел, что «детёныш» прижал дверь ботинком. Заметив мой взгляд, ублюдок отпустил сразу ногу. Я вышел и отправился на почту, а в это время на перегоне между станциями «Нагорная» и «Нахимовский проспект» столкнулись 2 электрички.
 9.04.94. В 18:05 начинаю описывать в дневнике события конца марта. Соседи, как обычно, сторожат от меня все помещения общего пользования. Уже более часа я не могу пройти сначала в туалет, а теперь ни ванную, ни на кухню. Во время моего обычного ужина, Теплякова, услышав, что я зашевелился, сразу выскочила на кухню и затеяла уборку квартиры. Лишь с 20:14 до 20:37 я смог принять душ.
 21.04.94, уже после 21:10, пьяный Невматулин рвался ко мне в ванную. Погладив бельё с 21:17 до 22:10, в 22:13 я записал в дневнике о произошедшем инциденте, отметив, что мне нужно скипятить чай перед сном. Возможны новые провокации со стороны всех соседей- уб-ков, включая всех, без исключения, детей.
 Ещё зимой, работая на доме Пашкова, я с бригадиром и несколькими членами бригады, по совместительству устроились грузчиками в библиотеке им. Ленина. Несколько раз я с кем-то из молодых ездили за стеллажами во дворец пионеров на 1-ю Владимирскую улицу. Разгру-жали мы их уже все. Деньги каждый месяц ходили получать в ближайший к кремлю квартал.
Перед субботником со всех трёх кварталов библиотеки Ленина нас заставили очистить мусо-росборники, перекидав из них весь мусор в ковш большого дизельного погрузчика. В свою очередь, он свозил весь хлам в кучу посередь двора дома Пашкова. Вскоре, в нашем присут-ствии, приехал мэр города Москвы с кучей телеоператоров, снявших его на фоне горы све-зённого мусора. После этого пару недель на улице Маркса-Энгельса стояла очередь из Кра-зов, вывезшая к субботнику остатки нашего творения.
 23.04.94. Субботник. Нам запретили заходить на объект «Дом Пашкова». Мы ещё переодева-лись в наполовину осевшей трёхэтажке в квартале позади. Нас отправили готовить новый бы-товой городок на расчищенной площадке за книгохранилищем, куда завозились бытовки. До обеда нас позвали собирать приготовленные новые носилки, лопаты и рукавицы. Прораб наш Соловьёв сетовал, что зря наготовил столько инструментов к субботнику. Мэрии нужно, мол, и на Поклонную гору успеть. У нас же побывал в тот день, очевидно, лишь разъездной буфет. Выпечка в нём была не первой свежести, зачерствевшая, да и ту неохотно нам давали. Брига-дир Никитин, настоял, чтобы мне холостому дали побольше и даже домой целый куль. Вече-ром по телевизору показывали мэра Москвы, на фоне достопамятной мусорной кучи, а 25.04. в «Вечерней Москве» на первой полосе в центре напечатали скромную фотографию мэра с метлой на слоне перед домом Пашкова, в скромном окружении охраны и репортёров вдоль тротуара опустевшей улицы… 
 На основной территории библиотеки, одно из старых зданий у входа на станцию «Боровиц-кая» тоже опасно просело. Нам поручили по совместительству вынести оттуда хранившийся инвентарь. Большую его часть составляли флаги и транспаранты для коммунистических праз-дников. Они уже не были нужны, но оставались «на балансе». Бригадир уговорил женщину ответственную за них, отдать мне одно из знамён «победы». Она согласилась отдать только с треснувшей пикой с серпом и молотом, но дала пару более грубых насадок для древка более толстого.
 1.05.94 на площади у станции «Октябрьская» я стою в первых рядах митингующих со знаме-нем. Рядом крутятся телеоператоры НТВ и т.п. Один из них задирает камеру чтобы заснять у меня под боком треснувшую пику моего знамени СССР. Мне приходится отвести в сторону свой флаг. После митинга мы двигаемся от центра по Ленинскому проспекту к площади Гагарина. Сворачиваем на Университетский проспект. Тут в колоне я замечаю кроме Сажи Умалатовой ещё несколько известных деятелей КПСС. Приближаемся к Ленинским горам.
Поравнявшись с общественным туалетом среди лесопарка, слышим призыв Ампилова, спра-вить нужду. Мол, мэр города обещал, что все туалеты будут работать. Туалет оказался закры-тым. Вокруг него, столпившись вперемешку, справляли нужду и женщины и дети, рядом с которыми мы прошли от метро «Октябрьская». Наконец мы выходим на смотровую площадь перед МГУ. Здесь на сцене-трибуне начинается концерт патриотических групп. Возле неё я встречаюсь со знакомым рабочим с нашего объекта. Он активист «Памяти».
 С января 1994 года вместо «Известий» 28.10.93 я выписал газету «Память» в 186 О/С, но так и не получил ни одного её номера.
 2.05.94 с 16:00 три часа пьяный Невматулин устраивал в квартире дебош, а когда я ходил в магазин, наводил на меня такого же ханыгу, как сам. В 19:10 я написал об этом в дневнике, добавив, что по распорядку мне нужно скипятить чай и поужинать. Невматулин на время притих. Теп-ов. третьи сутки нет дома.
 5.05.94 в 186 о/с продлеваю подписку на второе полугодие на «Литературную газету» и на   3-й квартал на «Правду», «Московский комсомолец», «Вечернюю Москву» (еженедельное издание по четвергам).
 6.05.94 пятница. Теплякова шляется по квартире, а я под песню «Вещи собирай» «Комбина-ции» готовлюсь к отъезду в Тамбовщину.
 7.05.94 суббота. В Никифоровке весь день моросило. Билет в Москву взял вместе с матерью в 11 часов дня. Вечером я дома отдыхал.  
 8.05.94 я в Никифоровке на ул. Чкалова, утром до 10 провалялся в постели. Мать с отцом дома. Утром отец встал после меня, а мать в это время приволокла два мешка травы. Я с ними полаялся из-за того, что мать отдала мою бритву Ваське в КПЗ. Затем, после позднего завтрака с 13:25 составлял карту мира Архея. На улице колотун, контрастный душ принять мне негде. Лена и Даша в Кочетовке. У Даши день рождения, но мне с ней позволили уви-деться только 9.05. Около 16:00, когда я писал дневник, предки валялись на софе, говоря…
  9.05.94 в Кочетовке Лена работала в столовой рядом с общежитием ДС между путями. Даше, любившей машинки, я купил в подарок увиденную в московском дворе сороконожку на колёсах. Игрушка понравилась и Лене так, что она сама вручила её Даше, а та сочла её подарком мамы. Сфотографировав Дашу с игрушкой, мамой, бабушкой и работницей буфета, я вернулся в Никифоровку.
 Во вторник 10.05.94 с 10:04 до 11:43 я выписываю на адрес родителей «Палеонтологический журнал» и «Природу» на второе полугодие, а «Правду», «Геологию и геофизику», «Химию и жизнь» на 3-й квартал.
 27.05.94 утром до 8:20 проспал на работу. Выпив стакан кофе с конфетой, поехал на работу. В обед полаялся с бригадиром из-за опозданий. Погода переменная, но дождя вроде нет. /Об этом я писал в дневнике с 20:47/. Завтра надо отдать на повторную печать фотографий Даши со второй плёнки. Невматулин опять выжрал бутылку и буйствует: угрожает, что я здесь не буду жить, либо я, либо он и т.д. по изъезженной пластинке. Ломился ко мне в дверь. Билет, теперь уже в Никифоровку, надо взять 9 июня после работы. 21:09.Закончил писать дневник.
С 21:19 до 21:58 провёл финансовый учёт. Его итог: 366012 рублей.
 29.05.94. 13:22. Я закончил стирать бельё.15:10. Как всегда в конце месяца, особенно сейчас, когда я во время праздников ездил помогать родителям сажать картошку, соседи начинают наглеть и хаметь с каждым днём. Невматулин натоптал грязной обувью тропинку от моей двери на кухню, а Тепляковы теперь угрожают вытереть моей стираной простынею эту грязь. 20:00. Итог финансового учёта: 325841 рубль.
 Соседи продолжают хаметь и натравлять на меня через своих знакомых наводчиков, как работников почты (выдав «ВМ» №99 и 100 мне задержали №98), так и всякую пьянь. Со 2-го июня меня не только стали пасти у метро, но и всякий почти раз, как я выхожу курить на бал-кон, дебил, круглые сутки торчащий у телевизора с незашториваемым окном в соседнем кор-пусе справа, начинает орать через весь двор: чтобы я не зырил по окнам, что я наводчик, при-дурок, угрожал мне физической расправой. 3.06.94 с 20:06 до 20:18 я написал о последних со-бытиях в дневнике. В 21:00 итог финансового учёта составил 264760 рублей.
 6.06.94 дебил из соседнего корпуса вновь бесился. Когда я курил на балконе, он подошёл к окну, встал раком к стеклу и заголил свою задницу. Тепляковы, провожая своих алкашей, снова мне угрожали, обещали, что скоро со мной будет кончено. 7.06.94 соседи второй день пьянствуют и буянят, водят всяких собутыльников алкашей, стоят под дверями, дабы мне препятствовать заниматься хозделами, провоцировать скандалы и драки. После того как я принял душ в 19:41, Невматулин, решив как всегда, что я, как обычно, начну мыть полы, сти-рать или мыться, вышел на лестничную площадку. Он стал поджидать у двери, когда я вер-нусь в ванную, дабы устроить свой обычный дебош с тупо-наглою пьяною рожей, и т.п. ам-плуа. О том, что у меня всё по старому я записал в дневнике с 19:54 до 20:09. В 20:31 итог финансового учёта составил 252112 рублей.
 В пятницу 10.06.94 Тепляковы вновь приводили какую-то пьянь. В субботу 11.06.94 снова издевались на почте, так и не отдав мне две газеты («Правда» №98 пропала, а «ВМ» №107 была задержана), чуть было не натравив, при этом, огромную очередь на меня. Тем временем Невматулин поджидал меня у входа на почту, а его собутыльник поджидал меня на перекрё-стке с Нагорным бульваром. Дважды меня чуть не сбили белой и чёрной «Волгой» на перекрёстке с ул. Ремизова. Первый раз, внезапно перерезав мне путь на большой скорости. Второй раз, сделав обманный манёвр, как бы проехав уже перекрёсток с ул. Ремизова, вдруг, уже не сзади, а почти спереди вновь перерезала мне дорогу. Когда я вышел из дома, дабы уже съездить на день рождения Валерки Каротина на ул. Чистова в Текстильщики, меня встрети-ла с помойным ведром О., чем окончательно подтвердила свою связь с моими соседями, даже пусть через кого-то. В это же субботнее утро у Валерки «внезапно» сломалась машина, у Та-ни Крошевич в церкви случился обморок, а к тёте Наде там же пристала «полоумная» бабка, как к ведьме. В это время Валеркин сосед продолжал как бы весь пьяный лепет Невматулина.
 Через неделю, всю следующую неделю у Тепляковых хозяйничают гости с горбатой дочкой.
На работе, на этой неделе, в дворике по пути к раздевалке, «без свидетелей», какой то вишнё-вый жигулёнок играл очередное соло на нервах, то, преграждая мне путь, то внезапно перере-зал его. Во вторник, среду и в четверг меня пасли особы самого разного возраста при попыт-ке позвонить по телефону-автомату. Во вторник Валеркин сосед по телефону валял дурака в стиле, а ля Невматулин. Во вторник я пообещал перезвонить Валерке, но обнаружил на сле-дующий день, что все телефоны повыдраны, кроме одного, неверно соединяющего.
В библиотеке Ленина уже у бригадира я получаю последнюю получку одновременно с основ-ным местом работы. В пятницу 24.06.94 я еду к тётке на ул. Артюхиной, где встречаюсь с Ва-лерой. Он везёт меня вместе со знакомым в ближайший магазин «Боб Лтд» на той же улице в жилом доме на первом этаже, где рекомендует купить цветной телевизор “Grundig” за 350 до-ларов. Я отдаю за него 697 000 рублей. Оставив меня у своей матери, двоюродный брат отвёз сначала своего знакомого, а затем и меня с телевизором. Пасут меня в основном только д-ки во главе с К. из соседнего корпуса, чуть не заехавшей мне на следующий день, когда я от-правлялся на почту, ракеткой по физиономии. В субботу 25.06.94, как обычно, надо мною из-девались на почте, не сразу отдав мне «Вечёрку» за пятницу, заставив предварительно снова спускаться в отдел доставки. Впрочем, после почты, уже в книжном магазине, возле меня крутился подозрительный «м-т». О. стала скрываться от меня, сделавшись неприметной…
26.06.94 с 10:30 во время отдыха температура на улице всего 18оС. С 16:20 до 16:47 я пишу в дневнике о событиях последней недели.
 На следующей неделе сильно подзадержали «Литературку» №26. В выходные  2 и 3 июля Невматулин устраивал очередные пьяные дебоши под дирежированием гостей Тепляковых. Пастухи, в том числе пьянь и матери с малолетними дочками, как прежде, подстерегают меня на работе и дома. Пособляют им «коллеги». 5.06.94 вечером, когда я занимался «Криптозо-ем», О. бесилась с К. у меня под балконом. 6.06.94 я засмотрелся на девочку лет 11-ти, пока-завшуюся мне знакомой (уж не та ли, что крутилась возле меня в электричке, когда на нашей ветке произошло 3 аварии), причём на том самом переходе, где дважды меня чуть не сбили на «Волгах». Похоже, она поджидала меня специально, чтобы я зазевался. Вечером, когда я от-дыхал, О. снова исчезла. 7.07.94 в магазине «Колбасы» в очереди также крутились подозри-тельные личности. С 19:24 я писал в дневнике о том, что у Тепляковых по прежнему околачи-ваются разные «гости» и о других событиях последних двух недель. В 20:06 финансовый мой итог составил 75357 рублей.
 Последние дни перед отпуском я работал на Б.Ордынке в филиале Малого театра с частью от бригады. Переодевались мы и ездили обедать в район Подольского шоссе. По пути, на Боль-шой Серпуховской ещё работала палатка разливного пива, временно спасавшая от жары…
 С 11.07.94 у меня начался отпуск, на время которого я приехал к родителям в Никифоровку. О.Н. отрастила на меня большой зуб. Она недовольна тем, что я не здороваюсь с ней первый и твёрдо гнёт свою линию. 11 июля она прошла возле меня у калитки палисадника. Я отвёл немного глаза, и лишь когда О.Б., а следом О.Н. поравнялись со мной, взглянул на них. Обе демонстративно поздоровались со стоявшей за мной тётей Таней, но не со мной. Позже О.Н. стала, как обычно, крутиться с сестрой и О.Б. перед моим окном. Однако я в тот вечер решил к ней больше не выходить. 13 и 14 июля О.Н. стала скрываться от меня, сделав вид, что я  ей абсолютно безразличен…. В эти же два дня обещает приехать Лена с Дашей. Пока же я оста-юсь один, не пью даже пива и пишу о событиях начала отпуска с 12:12 до 12:45 14.07.94.
 В тот же четверг 14 июля уже вечером, когда я гулял с Дашей в детском саду, О.Н. подъеха-ла к нам на велосипеде и, кивком головы, поздоровалась первой. Пока она кружилась на ве-лосипеде, я спросил, почему она А. с собой не привела, а, получив ответ, что «Она не хочет», спросил, сколько ей (А.) лет. «Пять». Затем, когда мой словарный запас на время иссяк, О. Н. уехала. Позже мне почти всю неделю пришлось воевать со шпаной, собиравшейся у младше-го сына тёть Тани. 20.07.94 проводил Лену с Дашей, снова оставшись один. С того же дня, после решительных действий моих, О.Н. вновь стала крутиться возле меня, как одна, так и с сестрёнкой и О.Б. С этого же дня я выхожу к ней, когда она катается на велосипеде. Пивом 21.07.94 ещё баловался. 22.07.94 с 13:52 до 14:09 пишу в дневнике о событиях недели.
 22.07. вечером О.Н. снова играла у меня прямо под окнами со своей сестрёнкой и О.Б. А поз-же возле колонки на велосипеде с сестрёнкой. Я уступил ей дорогу в узком проходе, когда нёс воду в душ. 23.07.94 до О.Н. стала домахивать О.М-Ф. со своею шпаной, так что подру-жку мою подзажали опять, в том числе и мамуля её. 24.07.94 она не каталась на велосипеде, но, тем не менее, мы виделись с ней. Она прошла мимо меня по асфальту от О.Б. с нею на па-ру. Подруга её окликнула меня, после того как они поравнялись и постояли напротив меня: «Дядя Володя!». Мы обменялись улыбками. Чуть позже за нами стала следить мама О.Н., так что больше мы не общались. С 21:05 я писал в дневнике, что пивом больше не баловался, Ле-не с Дашей нужно позвонить лишь во вторник. Закончил я описание событий последних двух дней в 21:27.
 Лене с Дашей позвонил 26 июля 1994 г. Она отсутствовала. Её мать сказала, что они приедут «завтра» выписываться, но не приехали. Я снова позвонил и получил новое завтра. Но 28.07, когда я сидел в палисаднике, вместо них объявился Вася. Сначала ему все обрадовались, мать же сходу стала честить б-ей. Он стал готовить заточку, чтобы расправиться с неверной женой и её матерью по воровским законам. Пришлось объяснить ему, что в результате Даша может оказаться в детском доме: родители у нас пожилые, я холостой и живу в коммуналке. Только успокоили его по этому поводу, как один из отморозков из компании сына тёть Тани В. полу-чил наконец по заслугам. Но он сразу побежал жаловаться дяде в переулок, на углу которого живёт почтальонша. Вслед за дядей пришла и тётя, обои, как оказалось, работали раньше с нашей матерью на комбикормовом заводе. Выпили мировую. Я отказался пить водку, сослав-шись на своё слабое здоровье. Тёть Тани дома не оказалось. В эти дни О. куда-то запрятали, однако стычки из-за неё пошли на полную катушку. По пути с речки в конце нашей улицы, напротив строящегося 2-хэтажного особняка на меня и Ваську напал местный жлоб, очеред-ной заступник «обиженного» отморозка. Вцепившись сначала в меня, а затем и с братом, он стал звать на помощь по имени хозяина новостройки, но тот отказался ввязываться. Поздно вечером, накаченный брат со мной пошёл на танцы, столкнувшись по пути ещё с одним уго-ловником. Ночью мне с матерью пришлось идти за ним в РОВД, чтобы забрать его домой. Поводом для травли была скороспелая яблоня в палисаднике у Н-ых, и малина у нас. На них умышленно покушались не только дети и подростки, и не только на них. Цыганята ходили по улице размахивая хлыстами и нападая на более старших девочек, и даже взрослым женщинам с маленькими детьми было не безопасно гулять. Одна из девочек лет 5-6 буквально передо мной рисовалась, атаманствуя над шайкой цыганят разного возраста, нападала сама на сестёр и подруг Н-ых. Когда они катались на велосипедах, старшая дочь и сын почтальонши кидали в них камни из своего переулка. Муж почтальонши с сыном или по одиночке ходили то и дело в конец улицы и обратно. Толстый «купчик» с Парковой, сын бывшей заведующей продмага, нагло наезжал на велосипеде не только на свою ровесницу, но, по сути, и на меня. Шпана из Вороньей компании не унималась. Наконец двое блатных, идя с речки, вызывающе нагло свернули к яблоне раздоров и стали рвать яблоки. На моё замечание они мне ответили: «Не твоё дело». В результате мне пришлось идти и объясняться с отцом О.Н., который по по-воду яблони выразил почти равнодушие. Тем не менее, вскоре, когда я заходил в магазин, один из блатных спросил у стоявшего возле входа Н.: «А это кто такой...?». Отец О.Н. сказал: «Мой сосед». Брат мой, лишённый родительских запасов спиртного, бесцеремонно употребил бренди отца, которое тот получил на съёмках «Поля чудес» осенью 1992 года и с тех пор им свято хранившееся на почётном месте в серванте. Наконец под предлогом мнимой «мировой» с одним из живших у привокзальной площади блатных Вася предлагает мне купить по бутыл-ке пива на троих. Но денег у меня не хватало, и он сказал, чтоб я спросил у кого-нибудь. Тут,  увидев проходившую мимо О.Н., я спросил у неё. Она испуганно ответила, что у неё нет. То-гда брат взял у меня деньги и пошёл сам к магазинам на Чкалова. На перекрёстке у хлебного он остановил подростка на мотоцикле и долго с ним базарил, жестикулируя руками… Обрат-но он пришёл с тремя бутылками. В тот же вечер я приехал в Мичуринск-Уральский за Да-шей. Мне долго пришлось ждать между путями у пригородного поезда из Тамбова, на кото-ром я приехал. Наконец мимо прошёл рябой мужик с внешностью блатного жлоба, похожий, тем не менее, на Дашину бабушку. Он встал на первом пути перед поездом. Я догадался, что вскоре должны привести и Дашу, и действительно, Наталья Викторовна привела ее, наконец. Забрав племянницу и её сменное бельё, я сел обратно на Тамбовский, а через полчаса пред-ставил ей отца. Она его не признавала, он же, поддатый, стал требовать ключи от мотоцикла, чтобы уединиться со своей дочерью на речке. Отец не хотел давать ему ключи, но Вася зака-тил истерику и он уступил. Брат укатил с трёхлетней дочерью непомнящей его на Польной Воронеж, и стал ей там объяснять, какие у неё плохие мама и бабушка. Теперь уже Даша за-катывала истерики, а на мои утверждения, что это её папа, даже на следующий день отвечала: «Нет, ты, мой папа». Лишь, после того как мы втроём на мотоцикле поехали на речку мимо нефтебазы, вверх вдоль Польного Воронежа под путепровод за станцию Никифоровка, Даша успокоилась. Во время купания она развеселилась, и мы втроём стали фотографироваться. На обратном пути брат хотел проехать через переезд за станцией, но вдруг, что-то заметив, свер-нул в переулки прямо к вокзалу…. На этом отцовские чувства брата охладились и он повесил свою дочь под мои заботы. Теперь уже Даша и я с ней сидели возле квартиры О.Н. на песке Н-ых. В присутствие её и А. родителей и деда я пытался через Дашу наладить с д-ми более близкие отношения, но О. смущалась, а А. боялась Дашу, задиравшую её, даже прогонявшую их обоих с их же песка. На следующий день брат мой завёлся «ради дочки» мириться, снова сходиться с женой. Посадив меня с Дашей в коляску мотоцикла, он собрался ехать в Кочетов-ку. Накануне прошёл дождь. Перед выездом на трассу Астрахань – Москва Вася по привычке гнал обгонял машины, съезжал на обочины залитые лужами, в одной из которых коляску под-бросило. Брат свалился с мотоцикла, который продолжал ещё катиться. Я, держа одной рукой племянницу, другой придержал руль, чтобы не скатиться в кювет. Вася вновь сел, мы дальше поехали. В Кочетовке он объехал подруг Лены, но ни ее, ни тёщи не нашёл. Мы вернулись. Забирали Дашу снова в Мичуринске, через меня. После этого я вместе с матерью «ходил за водой» мимо О.Б. и О.Н…. Но в отсутствии наших родителей нас продолжали донимать местные «хохмачи». Весь посёлок, казалось, против нас ополчился. Нас передразнивали, не давали встречаться. Плевались в нашу сторону проходя мимо по улице, в том числе толстый «купчик». Сплетничали. Тёть Таня двусмысленно намекала, что я много курю. Атаманша цы-ганят с малышом и прочей компанией хозяйничали на песке Н-ых. О., придя с речки накину-лась на них и стала прогонять. Малыш заорал. Я, обескураженный такой внезапной распра-вой в основном с сопливыми детьми, с мягким упрёком спросил: «Зачем?». О. мне не ответи-ла, уйдя с позой обиженной к себе домой. Накануне моего отъезда, после прощания с О. Н. в присутствие родителей, проходивший мимо нашего дома у палисадников блатной, крикнул в сторону вокзала: «А пизду чем заклеивать будут?». Когда я выходил к поезду, лишь пожилая цыганка из дома напротив пожелала мне счастливого пути, вызвав противоречивые чувства.   
 Вернувшись в Москву, работать я вышел на строительство нового корпуса школы напротив Ленинградского рынка. Получив зарплату с отпускными, я поехал на Новый Арбат. В одном из магазинчиков мне приглянулись внешне похожие видеоплееры JVC и AKAI. Первый 215, а второй за 214 долларов. Денег было у меня под завязку, а надо было купить и видеокассету. Когда я отсчитал в рублях требуемую сумму на AKAI 120EDG, продавщица посочувствовала, мол, набрал-таки. На углу Арбатского переулка в палатке я купил две видеокассеты: «Земля в начале времён» - «Мы вернулись», «Индиана Джонс и последний крестовый поход». Позже на углу Бутырского вала и площади Белорусского вокзала, в одной из палаток порнуху: «Кра-савица и чудовище» - «Приношение девственниц»… В конце августа у меня пропадает на почте еженедельник за четверг 25.08.94 «Вечерняя Москва» №34.
 В сентябре 1994 года мы продолжали работать на строительстве нового корпуса школы, под окнами действующего старого. Через стройплощадку иногда ходили школьники и ученицы…
Так как гастарбайтеры больше на объекте не работали, нас снова вывели из котлована на сте-ны из облицовочного кирпича. А так как каменщиков не хватало, то мне обещали закрывать по 4-му разряду за работу на фасаде.
 Возле дома на Нагорной за мной продолжают охотиться К. и О., но уже и здесь им не дают передо мною вертеться, особенно О.. Я избегаю их из-за О.Н.. 6.09.94 Теплякова, как бы слу-чайно, намекнула мне, что у мужа её есть пистолет. Затем, после повторного принятия мною контрастного душа с 19:18 до 19:41, как всегда поддатый Невматулин стал до меня домахи-ваться и угрожать, что меня изобьют. Я же заявил, что с дубами, к тому же пьяными не разго-вариваю, тем более, что за Тепляковыми и за ним  остаются большие долги за все моральные и материальные убытки, принесённые мне в целях захвата занимаемой мною жилплощади. После этого я вышел курить на балкон. Какие-то д-ки вызвали из дома К., и она вышла на улицу тусоваться передо мной под надзором взрослых посидельщиц. О событиях последней недели я записал в дневнике с 20:34 до 20:57 того же вечера.
 Проходит ещё почти четыре дня. К. и О. продолжают вертеться у меня перед окнами, но больше всех старается И. Мне же снится то и дело О.Н. В субботу 10.09.94 Тепляковы про-должают препятствовать в пользование всеми видами коммунальных услуг. Шнырял и Нев-матулин. Перед тем как сесть за дневник, выходил курить  на балкон. Какая-то д-ка издали похожая на О. стала приближаться к нашему дому с женщиной, но с 17:36 до 17:46 я занялся дневником.
 С этих выходных, всю следующую неделю Тепляковы и Невматулин химичат с колонкой так, что мне лишь один раз кое-как удалось её включить. Очевидно, кто-то снизу им помога-ет, неравномерно подавая воду, поэтому газ, то совсем не загорался, а то полыхал на всю, но вода текла еле-еле, превратившись в настоящий кипяток. За эту же неделю в школе, как обы-чно, по несколько раз прерывались занятия, и ученики толпились перед ней и около ограды, за которой работали мы. По опустевшему корпусу бродили кинологи с собакой. В субботу 17.09 К. и О. пасли меня почти целый день, до двенадцати часов дня начав крутиться возле окон моих. К ним подходила и И., ушедшая домой последней уже затемно, позже 10 вечера. В тот же день я читал письмо, где «он написал, что с Джу всё по старому, но что он при этом имел в виду не понятно, а именно не травят ли ее, как и прежде». Перед моим днём рождения соседи устроили в квартире свинарник и нагло требуют, дабы я сделал уборку, чуть ли не каждую неделю, шельмуя очерёдность дежурств. При этом угрожают, что не будут давать мне пользоваться всеми видами коммунальных услуг, включая сортир, хотя именно этим они забавляются уже восемь лет. В воскресенье утром 18.09.94 выходил курить на балкон. Там меня пасла пожилая соседка из 29-й квартиры. Когда я покурил и вышел из комнаты, кухня, ванная и туалет были заняты как обычно.
 В начале следующей недели мне задержали «Правду» №172, выдав только №173. В пятницу 23.09.94 соседи обнаглели сверх всякой меры. Они вынули все конфорки из газовой плиты. Я обращался к участковому и в отделение милиции. Но там надо мной лишь издевались, запи-сали мой адрес на случай, если эти у-ки сумеют спровоцировать меня на неправомерные дей-ствия. В отделение мне дежурный заявил, чтоб я ждал участкового, обращался в суд хоть це-лую вечность. Когда же я спросил, а можно ли мне целую вечность ни есть, он нагло заявил, что я пьян. В знак протеста я решил перекрыть им воду в туалете, о чём написал в дневнике.
 В 20:39 я добавил в дневнике: Я поснимал кое-что из сантехники. Теплякова заявила, что вы-звала наряд. Всё идёт по их сценарию.… Теперь Тепляковы заявили, что отправят меня в пси-хужку.
 24.09.94, в субботу утром я снова был в 49 о/м. Там меня снова отфутболили к участковому. Теплякова не давала мне даже к мойке подойти. Затем соседи не давали мне скипятить чай даже кипятильником, сделав перегрузку в сети. В 18:33 я начал писать об этом в дневнике, добавив: Сейчас я пойду в опорный пункт…. Если издевательства не прекратятся, мне прийдётся вновь идти выше вплоть до Петровки 38.
 Вечером мне пришлось ехать на Петровку 38. Дежурный по городу сказал, чтобы я в поне-дельник с 10 до 17 обратился в приёмную с заявлением. Ещё в пятницу под шумиху соседи украли у меня 200 тысяч рублей лежавших на паспорте в шифоньере. В субботу меня снова начали пасти уголовники. О последних событиях я записал в дневник уже 25.09.94, заметив, что в понедельник мне прийдётся отпрашиваться с работы.
 В понедельник 26.09 я вышел на работу уже снова на доме Пашкова, только переодевались мы уже в вагончиках на подготовленной весной территории. Отпросившись с работы, я ездил в приёмную ГУВД Москвы. Меня продолжают пасти различные типы. 27.09.94 в свой день рождения после работы отдыхал дома. 28.09 нашёл 200 тысяч там, где их до этого не было, за подозрительно сдвинутыми книгами. Очевидно, мне их подкинули, когда я задержался в ван-ной. 29.09.94 снова меня пасли на Арбате – Калининском, а возле дома, во дворе Т.-О..
 В конце сентября – начале октября наша бригада работает на кладке подвальных помещений между манежем дома Пашкова и церковью св. Николая, вокруг шахты археологов. У нас в бригаде много новеньких молодых ребят. С некоторыми заигрывает наш детдомовец. Мне они объясняют, например, что Танечку, которую Даша просила включить летом, зовут Була-нова. Но есть среди них и пара блатных алкашей.
 Накануне вторника 4.10.94 я пишу заявление генеральному прокурору РФ:
   Прошу опротестовать передачу моего заявления в ГУВД г. Москвы (копия прилагается) из УПС этого управления РУВД Юго-Западного округа, так как в течение 8 лет местные районные органы правопорядка не только бездействовали, но и пособничали в шантаже орга-низованном против меня с целью отчуждения у меня занимаемой мною жилплощади (комна-та 15 м2 в 4-х комнатной коммунальной квартире). С 1977 года я работаю на стройках и ре-конструкции столицы. Работал и на объектах НИИ МВД на ул. Воровского и в доме отдыха МВД на озере Долгом в Дмитровском районе. Очевидно в благодарность за это местные рай-онные органы правопорядка уже несколько лет подряд предлагают подарить свою комнату «какому-нибудь уголовнику», а мне самому покинуть Москву. При настойчивых попытках добиться справедливости, меня объявляли пьяным и утверждали, что меня самого следует по-садить на 15 суток. Для большей убедительности, после каждого моего обращения по поводу шантажа, меня, моих родных и близких начинали донимать криминальные элементы, в том числе на машинах.
                            4.Х.-94.   
 Во вторник 4.Х.-94, отпросившись с работы на 2 часа включая обед, я ездил на Кузнецкий мост 13 в генеральную прокуратуру РФ. В приёмной на Пушкинской 15А меня отфутболили в городскую прокуратуру на Новокузнецкой. На работе возле раздевалки меня продолжают пасти с прежней наглостью. Затем я видел салатика [цвет куртки] с дедушкой. Т.-О. ушла в подполье. Из-за дождя с грозой даже К. с И. вечером не гуляли. С 21:20 до 21:35 пишу о событиях дня в дневнике.
 Средой я датировал заявление прокурору г. Москвы:
   Прошу опротестовать передачу моего заявления в ГУВД г. Москвы (копия прилагается) из УПС этого управления в РУВД Юго-Западного округа, так как в течение 8 лет местные рай-онные органы правопорядка не только бездействовали, но и пособничали в шантаже органи-зованном против меня с целью отчуждения занимаемой мною жилплощади (комната 15 м2 в 4-х комнатной коммунальной квартире). С 1977 года я работаю на стройках и реконструкции столицы, в том числе на объектах НИИ МВД на ул. Воровского и в доме отдыха МВД на озе-ре Долгом в Дмитровском районе Московской области. Очевидно в благодарность за это мес-тные районные органы правопорядка уже несколько лет подряд предлагают подарить свою комнату «какому-нибудь уголовнику», а мне самому покинуть Москву. При настойчивых по-пытках добиться справедливости меня объявляли пьяным, угрожали посадить и т.д. Для боль-шей убедительности, после каждого моего обращения по поводу шантажа на меня, моих род-ных и близких оказывают психологическое давление криминальными элементами. Трижды меня чуть не сбили автомобилями «Волга», дважды на одном перекрёстке.
                           5/Х-94.
 В четверг пишу письмо в Дмитриевку:
       «Здравствуйте мама, папа, Вася!
   Сообщаю, что взял сегодня билет и намерин к вам прибыть 5/XI-94, как обычно, в 5 вагоне. Ну а коли у вас трудновато с деньгами и вы на мой карман лишь рассчитываете, то неча са-мим вам мотаться в Москвы и т.д. Всё что от вас сейчас требуется это купить мне обратный билет на 13 ноября. Я взял до вас за 14 600 р. Ну а вообще меня очень беспокоит жилищная мафия. Тёть Надя вам уже наверно писала. Не ясно мне из вашего письма, что там у Джу «всё по старому?» Не донимают ли местные и заезжие падлы? Как часто она ходит одна. Осторож-на ли на дорогах? Да и Васе, особенно Даше не мешало бы быть поосторожней, в том числе на дорогах. Намекните им всем, только слишком уж не напугайте, я надеюсь на вашу сообра-зительность и такт. Лично Джу, как бы случайно, не мешало б узнать когда я приеду да и на сколько. Тоже, но уже, через Лену, постарайтесь, чтоб у вас была Дарьюшка. Кстати, бывает ли она в ваших краях, мне также не ясно. Ответ не задерживайте. Сегодня 6/Х-94. Ваш сын и брат…»
 В пятницу 7/Х-94, вечером Невматулин кидался с ножом на меня. На следующий день меня особенно ретиво пасли «воздыхательницы», их сопливые рыпари и даже какой то тип с м-ой выправкой преградил с двумя щенками и машиной обходную тропинку так, что мне при-шлось пройти вплотную рядом с К. и д-кой в розовой куртке и лазурных штанишках. Были там девочки и поменьше. Очевидно по наущению старшеклассниц, одна их них ходила за мной к ближайшему гастроному, где мне подсунули подтухшее топлёное сливочное масло. Лишь в воскресенье 9/Х-94, когда потеплело под вечер до 14оС и на улице ожили комариные тучи, объявилась Т.-О., зато И. не было видно. С 18:52 до 19:08 я описал в дневнике события последних трёх дней.
 12/Х-94 с 19:33 до 22:35 я постирал своё бельё и повесил сушиться на кухне.
 В четверг вечером 13/Х-94 вслед за Тепляковыми и их квартирантами Невматулин «готовил» на кухне, дабы закоптить уже высохшее бельё моё. 14./Х-94 у метро какой-то «солдат» про-сил меня добавить на бутылку. В субботу 15/Х-94 утром в автобусе два алкаша упомянули имя Невматулинского «Джафара». Вечером двое типов торчали на площадке перед квартирой К., гулявшей на улице. Эта д-ка гуляет с другой, в новой куртке с длинными полами, и, как обычно, с подружками поменьше. Т.-О. больше не объявлялась, как и И., зато гуляла сестрёнка последней. С 19:02 до 19:19 я описал в дневнике события последних трёх дней.

  В воскресение16/Х 1994 года, вечером, оставшись без квартирантов, Тепляковы спровоци-ровали новую драку. После этого я пишу новое заявление начальнику ГУВД г. Москвы:
      «Прошу повторно защитить меня от шантажа из-за жилплощади – комнаты в коммуналь-ной квартире со стороны соседей и их сообщников. Моё прежнее заявление от 26/IX-94 пере-данное в Юго-Западное региональное управление пропало бесследно, а 16/Х-94 супруги Теп-ляковы справоцировали новую драку и сами же вызвали милицию. В течение часа с 2030  до 2130, когда приехал наряд из 49 о/м, Тепляковы били меня по голове и по почкам руками и ногами, таскали за волосы, душили, выкручивали руки и ноги, доведя таким образом до исте-рики. Пришедшие по вызову двое милиционеров, один из которых (рыжий) ещё 24/IX-94 утверждал, что никто мне не препядствует готовить на кухне и, что меня самого надо отпра-вить на 15 суток, на этот раз он видил, что камфорки сняты с газовой плиты, а у меня выкру-чены пробки, чтобы я не мог скипятить себе чай кипятильником. Под моим счётчиком слома-на калошница, а рядом стоит палка, которой я включал автоматическую пробку общего счёт-чика. Рыжий милиционер зачем-то самовольно зашёл в мою комнату и стал надо мной измы-ваться, интересуясь состою-ль я на учёте в ПНД, утверждая, что я больной и, что меня туда снова поставят, чтобы я не жаловался в ГУВД и прокуратуру Москвы, о чём уже известно со-седям. Соседи и их сообщники рассчитывали, что я ударю палкой Теплякова, однако я дога-дался об их намерение и пытался защитить своё имущество (пробки и калошницу под счётчи-ком) отставив палку к открытой двери квартиры. В связи с этим мне лишь в очередной раз пригрозили расправой. Ещё раньше, 7/Х-94, когда у Тепляковых были гости, другой сосед – Невматулин, пытался спровоцировать драку под надуманным предлогом, пьяный, замахивался сервисным ножом на меня.
           17/Х-94.»
  После причиненных побоев я вынужден был обратиться в 4 поликлиническое отделение Московского госпиталя Главмосстроя (МСЧ-47). Там 19/Х-94, поставив мне диагноз «Язвен-ная б-нь 12 п/к», направили на рентгеноскопию желудка + грудной клетки. После этого мне дали заключение ВКК на гр. Ремизова ВД., что по состоянию своего здоровья трудоспособен на работу. Показан лёгкий труд на 2 недели не связанный с работами на высоте и подъёмом тяжестей (не более 5 кг) с 19/Х 94. Диагноз__________________________________________
  Лёгкой работы для меня, разумеется, не нашлось, разве что такелажником на въездной стене во двор дома Пашкова, при подаче раствора Крупом через неё же кирпичную в подвал.    
  21/Х-94 Невматулин ломился за мной в туалет и в мою комнату. 22/Х-94, по дороге от метро какой-то к-з-л с овчаркой пас меня, норовя запустить мне по лицу одной из палок, что таскал его пёс. К. не гуляет с начала недели. Её сменила д-ка в новой куртке с длинными полами и подружки поменьше. Т.-О., как прежде, не видно. И. оказалася С-ой, а сестрёнка её И-ой.
  За сентябрь 108 + 2х8 часов мне оплатили по 4-му разряду, а 68 по 3-му. Всего мне было на-численно 1099817 р. Получив на руки 564800 р., я впервые купил 50$. 30/X-94 при курсе 3065 они равнялись 153250 р. Итог финансового учёта на тот же день составил 473280 р.
  Прибыв в Никифоровку 5.11.94, я выяснил, что брат мой без меня выяснял отношения с тё-щей так, что дочь его, когда я её привёз из Мичуринска, спрашивала: «А ты бабушку не бу-дешь больше бить?» О. я видел лишь мельком из окна. Вася день с Дашею понянчился и по-том повесил на шею мою. В пятницу 11.11.94 вечером я должен был отвезти Дашу обратно, но брат снова возжелал сделать её заложницей, потребовав, чтобы Лена сама за ней приехала, дабы, будто бы, снова с нею сойтись «ради дочери». Перед отъездом, когда погода перемени-лась первый раз, то началась оттепель. Стояли лужи, а у Даши были лишь войлочные сапож-ки, когда ж я пошёл покупать ей резиновые, поднялось «стихийное бедствие» от маминой жа-дности и Васиной принципы». После высочайшего дозволения папаши, я купил-таки резино-вые сапоги где-то тысяч за 5, однако примерить мне их на Даше не дали. Большую часть дня после 1326 мне пришлось ждать в палисаднике на лавочке, когда выведут Дашу собранной до-мой, так как вечерним дизелем я должен был отвезти её в Мичуринск, а братец нагло заявил, что они, мол, пойдут в больницу к отцу. Таким образом, я опасался, что меня снова дома за-прут перед отправкой дизеля. На улице снова повалил рыхлый снег. Дашу мне всё ж собрали.
Я сильно промёрз и меня уговорили зайти домой, выпить чай. В Мичуринске за Дашей прие-хала бабушка Наташа. Она привезла шубу и тёплые вещи, которых у нас не было. Когда же я вернулся в Никифоровку, Вася решил поговорить по душам за бутылкой водки. Я с ним пить отказался, т.к. помнил о недавних заскоках от нескольких выпитых грам., когда мне и матери пришлось его связывать. Братец же выжрал свои ~200 + мои ~200 + ещё~200 и снова пошёл в разнос. Чуть ли не штурмом, едва Вася отпёр дверь по какой-то нужде, мне удалось вырвать-ся на двор и через зады (сараи, соседний огород и «низки») добраться до вокзала. Чуть позже тута же явились братец и мать. Мне же удалось сесть на последний вечерний поезд в Казах-стан и доехать на нём до Тамбова. На первом этаже вокзала народа почти не было. Двое лиц блатного вида распивали водку на соседней лавке. Сначала они предложили мне выпить, но я отказался, сославшись на гастрит. Тогда они предложили мне свою закуску – шоколад. Когда же я взял у них 2-3 дольки, они неожиданно, в хамской форме, велели мне испариться. Мне пришлось подняться на второй этаж, где было спокойней среди других пассажиров и не так сквозило. Едва я попытался вздремнуть, как ко мне подошёл милиционер и спросил докумен-ты и, что я делаю на вокзале. Пришлось мне кратко объяснить, что я поссорился с братом в Никифоровке, и мне пришлось оттуда уехать последним поездом. На время меня оставили в покое, но сон перебили. Уже в пятом часу под утро, едва я снова хотел задремать, тот же м-т в хамской форме, заявив, что я долго сижу, выпроводил меня из зала ожидания. Пришлось мне брать обратный билет со станции Тамбов 1 до Никифоровки не на пригородный, как я хотел, а на первый пассажирский поезд №263 с отправлением 12.11.94 в 5 часов 29 минут. Сев в первый вагон я вернулся в родительский дом, откуда вечером 13.11 один, нагоняемый гундосящей мамой, уехал в Москву.
 В Москве Тепляковы продолжают вести себя вызывающе нагло. Невматулина с начала неде-ли не было видно. Меня продолжают пасти. К. правда не видно, но 18/11-94 вечером возле га-зетного киоска у метро «Ул. 1905 г.» рядом со мной крутилась какая-то д-ка…. На улице 1905 года, недалеко от нашего ПУ-237 и бывшего «Совинцетра», мы получали последние месяцы зарплату в сбербанке по сберкнижке. Уже дома, во дворе, меня встретила бабушка К. у своего подъезда, а С. и И. с мамой и, вероятно, отцом у своего. С 20:02 до 20:16 я кратко описал со-бытия последней декады в дневнике.
 Уже поздним вечером в пятницу 18/11 после лёгкого ужина, когда я курил, К. её брат и их мать крутились возле окна и даже открывали его. В субботу 19/11 у Тепляковых была пьянка, но особенно нагло вели себя старшие ребетёночки с гостиничной. Тогда же объявился и Нев-матулин. 20/11 около 9 вечера в гости напрашивался участковый. В 2122  я начал финансовый учёт. В наличие у меня оказалось $150. При курсе 3167 это составляло 475050 р., а общий итог – 1032353 р. Окно у К. было закрыто. 21/11 её не было видно. Ещё у метро «Академиче-ская» дважды мне встретились 3 д-ки. Меньшая из них чуть-чуть похожа была на Т.-О. Рабо-тал я последние дни снова на Гарибальди у метро «Новые Черёмушки». С. и И. не видно. О последних событиях я написал в дневнике уже с 2030 до 2044.
 В среду 23/11, утром я видел К. возле остановки «Поликлиника». Не оглядываясь, она про-шла обычным маршрутом. На работе мы пытались подогнать запущенный «крымчанами» фа-сад и лифтовую шахту со стороны лестничной клетки под уже законченные подъезды сосед-них подрядчиков. Мне даже «доверяли» пилоны от лестничных стен, но, на этот раз Никитин заявил, что это я завалил пилоны и вскоре вернул меня на фасад, примыкавший к подъезду справа. Там мне снова пришлось почти без раствора, выбирая кирпичи потоньше, подгонять ряды кладки под соседние подъезды, но наша кладка всё равно получалась выше. Тепляковы со своей «глухо» - немой квартиранткой и «ангелочками» как всегда «г-еют», а Невматулин вякает что-то нечленораздельное. 25/11-94 у метро «Академического» передо мной отбивала чечётку копытцами н-ка с мужчиной и женщиной. В автобусе ранцем и немного плечом ко мне прижималась старшеклассница. Перед выходом у поликлиники она хотела на меня огля-нуться и «вдруг» увидела какого-то знакомого мужчину, с которым вместе и сошла. У перекрёстка с Нагорным бульваром передо мной встала женщина типа К-ой бабушки с д-кой н-кой. Меж «Нагорным бульваром» и «Школой» маячили 3 д-ки, две из которых вероятно близняшки, а на моём месте меж остановками поджидала автобус другая н-чка. Она сошла вместе со мной у «Школы-интерната» и явно заманивала меня в тёмный безлюдный закуток перед панельным домом. Возле своего уж подъезда крутились С. и И. А во время курения на балконе, у окна мать К. очень долго расчёсывалась. О событиях недели я писал в дневнике с 1848 до 1916. Отдыхал я только с 2044 до 2146.
 В выходные я видел, как к К. цеплялись подростки-мерзавцы. В понедельник 28.11 бабушка её провожала до школы. Обе шли не оглядываясь. Вечером, при курсе доллара 3228 р. итог моего финансового учёта составил 852470 р. Тепляковы и Невматулин, как всегда, мерзопа-кастничают, провоцируют скандалы и драки. 30/11/94 в 20:20 в ГП ММТ на п.п. 1 Централь-ного телеграфа я заказал переговоры с Кочетовкой. Когда меня соединили, тёща брата меня попросила встретить «их» на вокзале в субботу утром. В пятницу 2.12 утром в автобусе до метро «Академического» мне мозолила глаза девица-скромница, почти ангелочек. До поздне-го вечера, точнее до 8, во дворе опять крутились С. и И. Уже за полночь я выехал на Павелец-кий вокзал. Вход в зал ожидания был платный, и мне пришлось болтаться между кассовым залом и платформами. Когда кассовый зал закрыли «на уборку», я спустился в подвальный коридор. Там до 4 утра, помимо «знакомых», бомжей и м-тов мозолила глаза «птушница» с царапиной под глазом и «Роза?» лет 5 либо поменьше. Прибыл уже Тамбовский 32-й, а я так никого и не встретил. Лишь в 1453  3.12.94 я собрался оплатить согласно своему распорядку, как обычно 222 р., квартплату. А вскоре вместо Васиной родни заявился, как ни в чём не бывало, он сам…
 В следующие выходные видел К. лишь мельком, зато мерзавчики не оставляли в покое дру-гих д-к, валяя их в снегу. Вечером 11.12.94 при курсе доллара 3323 р. мой финансовый итог составил 775497 р. Затем после контрастного душа я занялся уборкой в коробке со старым телевизором. 15 видеокассет у меня ещё хранились за новым телевизором на тумбочке возле стены в одной стопке. В понедельник 12.12.94 был день ельциг-ной п-ституции. Главные мер-завцы, как всегда, от безделья издёргались со своим избытком дерьма. Вечером 15.12.94 при курсе доллара 3383 р. мой финансовый итог составил 769888 р. Утром 16.12.94 в метро Сер-пуховского радиуса мне мозолила глаза девица-молодица. С. и И. вечерами не видно, зато в булочной на ул. Ремизова, коло меня вертелась серьёзная девочка лет эдак 4-иль-5. Об этих событиях я записал в дневнике 17.12.94 с 1208 до 1223.
 Знакомых д-к уже не угадываю. С воскресения 18.12 мучаюсь из-за обострения язвы. В тот же день при курсе доллара 3395 р. мой финансовый итог составил 760491 рубль. Компания мерзавцев продолжает изощряться со старыми наборами дерьма. За ноябрь мне начислили по 4 разряду 926709 р., а на руки (на счёт в сбербанке на ул.1905 г.) выдали лишь 495200 рублей, что было меньше чем в предыдущие месяцы. Началось замораживание зарплаты Черномыр-диным в угоду МВФ. 23.12.94 утром по дороге от метро «Красные ворота», меня «заманива-ла» в какой-то дворик малолетка, а сзади чуть не наступали на пятки «резервистки постарше.
В декабре я уже работал на театре «полифонии» с двумя блатными алкашами, которые ещё осенью наезжали на бригадира Никитина и тот их сплавил на недоделки в царицынский ко-дедж. Теперь они наезжали на меня, а когда узнали, что я почти всю зарплату меняю на дол-лары, один из них особенно назойливо стал просить их в долг, уверяя, что отдаст мне той же валютой. Чтоб хоть как-то заглушить голодные боли, обедать я ходил к палаткам у метро, но резиновые сосиски были столь аппетитные, что ел я их через силу, а желудок они раздражали ещё больше. В полдень 24.12.94 у меня уже было 250 долларов, что при курсе 3476 р. соста-вило общий мой финансовый итог 1165843 рубля. В эту же субботу около киосков на «кругу» и при подходе к дому от нового магазина особенно бросались мне на глаза н-ки различного возраста. Вечером я описал кратко события последней недели в дневнике. Про свои отноше-ния с братом и даже о том, что он жил у меня я, как обычно, не упомянул. Между тем 200 г-ю банку растворимого кофе, купленную с получки, к выходным он счифирил.
 В понедельник 26.12.94 на работе вновь у меня была рвота. Прийдя как-то домой, встретил уже выходящего двоюродного брата со всеми моими видеокассетами. Пришлось его вернуть и забрать самые любимые из них. Кроме того родной мой брат ночами читал порнолитерату-ру, не давая мне спать, а после моего замечания, уходя для этого в туалет. Днём он отсыпался и устраивал свидания в моей комнате со своей знакомой ещё с 1986 года, теперь жившей на Парковой с мужем и двумя детьми-близнецами. Так в моё отсутствие даже предметы личной гигиены оказывались в потребление братом и его гостями. Не в состоянии содержать брата и его компании, я задал один лишь вопрос: как он дальше собирается жить? После этого он пе-ребрался жить к двоюродному брату на ул. Чистова в Текстильщиках, но, оставив ключи от моей квартиры себе, продолжал у меня встречаться в будни со своей Е. В. Е-ой. Лишь годы спустя я заметил, что они не только оставляли иногда свои аудиокассеты, но и увели у меня не только много лучших аудиокассет, а даже лучшие грампластинки. Дерьмо же оставалось на месте. 29.12.94 вечером в метро «Красные ворота» ко мне подъезжала девица-резервистка.  30.12.94 по пути от работы до аптеки встречалось особенно много д-к-н-к разного возраста. С 2025 до 2035 в дневнике я очень кратко описал события недели. Затем подвёл свой финансо-вый итог. При курсе доллара 3550 р. он составил 1066680 рублей.
 Рвоты больше не было. Дерьмо осталось на месте. 1.01.1995 года из дома не выходил. 2.01.95 понедельник не рабочий день. В 1114 мой финансовый итог составил 1064671 рубль. Продол-жая торчать дома после полудня ещё короче пишу в дневнике о последних событиях.
 Болезнь, похоже, проходит. Дерьмо же как всегда на посту. До конца понедельника из дома по-прежнему не выходил. Вторник 3.01.95 ещё один не рабочий день. Продолжаю торчать дома  и пишу об этом по-прежнему кратко в дневнике с 1338 до 1343. Финансовый итог также.
 В субботу 7.01.95 из дома не выходил. В воскресенье 8.01.95 продолжал торчать дома. До 1030 провёл финансовый учёт. При курсе доллара 3667 р. итог составил 1056976 рублей. С 1546 до 1553 писал в дневнике, что до сих пор возникают ещё голодные боли. Дерьмо на веки дерьмом и останется…
 Около 15-1700 видел К., С.-И. и каких других ещё д-к, но, увы, не О.Н., добавил я в дневнике с 1750 до 1755.
 Понедельник 9.01.95 был выходным, и мой финансовый итог не изменился. На этой неделе меня мучила изжога. Не отставало от неё и дерьмо. В субботу 14.01.95 из дома не выходил. С 2132 до 2151 подвёл финансовый итог. При курсе доллара 3776 р. он составил 1039631 рублей. В воскресенье 15.01.95 ходил в магазин.
 На обратном пути около 1530 К. поджидала меня с двумя д-ми возле моего подъезда. Одна из д-к была одета как К., в чёрную шубку, а сама К. как О.Н. в прошлую зиму, не только в чёр-ную куртку, но и фиолетовый головной убор. Когда я вошёл в подъезд вся троица направи-лась на горку к соседнему дому. С 1613 до 1629 я написал о событиях недели в дневнике. Затем подвёл финансовый итог. Он стал равен 1034803 рублям.
 16 и 17.I просыпал на работу. В один из этих дней, когда я вышел на работу, у 3-го подъезда стоял «маяк». Тут же к нему вышел щеныга поменьше, а когда я повернул возле них, то уви-дил К. с подружкой, бабкой и какой-то бабой. Д-ки направились в школу, а взрослые «прово-жали» меня с помойными вёдрами. В то время моей основной пищей становился хлеб горчич-ный или поляница, который я покупал сначала в «Новоарбатском гастрономе». А 18-го, когда я возвращался с Арбата домой, К. с бабкой и кем-то ещё (взрослыми), вновь встретили меня возле помойки, у той же тропинки, на этот раз заваленной снегом возле бордюра.
 19-го утром проснулся с изжогой от колбасы. После этого оная не повторялась, зато дерьмо не унимается ни на день.
 В субботу 21.01.95 после работы вновь встретил д-ку, одетую как О.Н. прошлой зимой. Она вертелась возле меня,  при спуске в подземный переход при метро «Аэропорт». Головной убор её был посветлей. У первой же палатки она подрезала мне путь.
 В воскресение 22.01.95 ни куда не ходил, а закончил я описание событий недели в1317. 
 В понедельник 23.01.95 проспал на работу. За декабрь мне закрыли наряд по 3-му разряду. В январе мы снова работали на новом кирпичном корпусе школы возле Ленинградского рынка. Каменщиков не хватало, но мои опоздания и отлучки пораньше перед обедом в магазин были удобным поводом для придирок не только прораба, но даже подсобниц. Возле дома каждый почти день кто-нибудь меня встречает и провожает с помойными ведрами. К. не видел, даже бабку её. Ублюдки провожают наводить на меня всякую пьянь. 26.01.95 снова проспал на ра-боту. Возвращаюсь домой, в м. «Аэропорт» за мной вошла д-ка похожая на Т.-О. с бабушкой и встала напротив меня возле двери. Последним вошёл плечистый алкаш и стал между нами, пряча лицо от меня. Затем, явно провоцируя драку, сей тип стал «кашлять» брызжа слюнями не только на стекло, но и д-ке прямо в лицо. Подозрительно и то, что он и они вышли за мной на «Тверской», а в обед я обнаружил пропажу 10000 рублей. С 1905 до 1935 во время финансо-вого учёта у меня было 350$. При курсе 4004 р. итог составил 1453460 рублей. 27.01.95 же повторилась история с «попрошайкой», аналогичная той, что была перед моей последней по-ездкой в Никифоровку, только «бабка» попросила не на лекарства, а на хлеб и не у меня, а у шедшей на хвосте «девушки». На пути до метро «Аэропорт» опять меня пасла троица «сту-дентов». А дома сопровождал сопляк с пустым помойным ведром. В эту пятницу с 2023 до 2059 я описал в дневнике события недели. Затем подвёл финансовый итог. При курсе 4019 р. за доллар он составил 1448830 рублей.
 2.02.95 при финансовом учёте у меня было 50 DM. Всего при курсе 4080 р. за доллар и 2660 р. за марку итог составил 1592368 рублей.
 В понедельник 6.02.95 позавтракал с 657 до 704.   К. с мамулей своей встречали меня стоя на подоконнике.  С 1915 до 1947 провёл финансовый учёт. При курсе доллара 4110 р. и за марку    2700 р. итог составил 1606320 рублей. Эту неделю на работу можно сказать не просыпал. С помойными вёдрами меня вроде бы уже не встречали. Авантюристы жилищные продолжают пасти меня по месту работы. 9.02.95 в 1950 при курсе доллара 4170 р., а марки 2680 р. итог финансового учёта составил 1635210 рублей. 10.02.95 в гастрономе кликуша встала в кассу за мной и стала хамить стоящим впереди, в частности мужику в спецодежде, обозвав его лими-той, засравшей Москву. Эта же швабра оказалась снова сзади меня возле лоточницы, к кото-рой спереди прицепилась «вчерашняя» покупательница с заплеснелым йогуртом. Затем спе-реди влезла третья прощелыга, в то время как задняя поддержала переднюю, заявив в хам-ской форме, что с лотка продаются испорченные продукты. В метро по дороге домой какая-то девочка нарядно одетая собирала милостыню с плаксивым лицом. Уже в воскресенье 12.02 с 2108 до 2136 я описал события последней недели в дневнике.
 За январь 3 дня мне закрыли по 3 разряду, а остальные по 4-му. Во вторник 21.02.95 очень сильно проспал на работу. Вечером при финансовом учёте у меня было 400$ и 100DM. При курсах соответственно 4345 и 2882 р. итог составил 2143396 рублей. На этой неделе, как ми-нимум раз меня встретил с помойным ведром какой-то щенок. Один лишь раз видел К., гу-лявшую с бабкой поздним вечером. 23.02.95 при курсе доллара 4395 р., а марки 2882 р. мой финансовый итог составил 2145654 рубля. На следующий день в гастрономе мне подсунули чеки частью продырявленные, а частью добитые не в тот отдел, после чего кассирши тут же сменились. Уже по дороге домой возле милиции, где я обычно иду прямо или направо, меня затормозила поддатая девица во всём коженном и попросила у меня закурить. А возле детс-кого сада, девочку похожую на И.- сестру С., окликнула другая, чуть более старшая, заметив мне почти прямо в глаза – тут всякие дяди, мол, ходят. В субботу 25.02.95 с 1135 до 1153 я на-писал о событиях последней недели в дневнике. В воскресение 26.02.95 с 1624 до 1644 при курсе доллара 4420 р., а марки 2950 р. мой финансовый итог составил 2137674 рублей.
 Всю следующую неделю просыпал на работу. Так 1.03.95 я завтракал с 717 до 733. Вечером 2.03.95 при курсе доллара 4500 р. и марки 2997 р. мой финансовый итог был 2119502 рублей. В пятницу 3.03.95 после работы уже второй раз меня встретила девочка с собакой у входа в подвал. К. не видно давно. В субботу в полдень на качелях маячила девочка в красной куртке. С 2010 до 2019 кратко описал в дневнике события последней недели. Затем подвёл финансо-вый итог на вечер 4.03.95 при курсе доллара 4558 р., а марки 3170 р. он составил 2150747 р.
 В понедельник 6.03.95 опять проспал на работу. Завтракать начал в 715, а закончил в 734. 7.03.95 после работы меня встретил ханыжник возле панельного дома. К. вновь объявилась. В тот же вторник во время пожара одна из девочек в красной куртке оказалась на балконе 3-го подъезда на 5-м этаже. В среду 8 марта 1995 года К. снова маячит во дворе. О событиях нача-ла недели я пишу в дневнике с 1253 до 1305. Затем подвожу финансовый итог. При курсе 4603 p. за доллар и 3282 р. за марку он составил 2179818 рублей.
 В четверг 9.03 опять просыпаю на работу и завтракаю с 728 до 752, но особенно в пятницу… 10.03.95 после работы меня встретили щенки возле милиции. К. вновь ушла в подполье. То же касается других д-к. В субботу 11.03.95 во дворе маячат одни лишь щенки. С 1224 до 1232 о событиях за последние три дня кратко пишу в дневнике. В 1741 начинаю финансовый учёт. $ у меня по-прежнему 400, а марок стало меньше на 10, т.е. 90. При курсе соответственно 4672 р. и 3362 р. итог у меня составил 2197518, а долг 10500 рублей.
 С понедельника 13.03 по среду 15.03 опять очень сильно просыпал на работу. 15.03.95 до 12-ти ночи Теп-ы охраняли ванную, чтобы я не мог набрать воды и чайник помыть. В четверг встречал с утра перед метро «Нагорная», в подземном переходе из м. «Аэропорт», на работе и по дороге домой д-к разного возраста одетых вызывающе… с обнажёнными ножками выше колен, либо, как обычно, в чёрных обтягивающих стройные ножки «лосинах». Во дворе дома крутились подружки Т.-О. 16.03 с 1910 до 1925 я описал события недели в дневнике, особенно подробно последнего дня. Затем я подвёл финансовый итог. При курсе доллара 4767 р., марки 3506 р. он составил 2244028 рублей, при сохранившемся долге 10500 рублей.
 В пятницу, понедельник и 21.03.95 опять просыпал на работу. Во вторник, когда я вернулся с работы, Теп-ы и гость их стояли в коридоре. Старший их выродок обозвал меня дураком. Они  2002 до 2010.
 22 и 23 марта опять просыпал на работу. Вечером, когда я курил на лестничной клетке, стар-ший выродок Теп-ов опять хамил, обзывая меня в присутствии матери, и после этого торчали в ванной, меняя «дежурство» в компании с Неймо-м по-прежнему.
 В пятницу 24 марта снова проспал на работу. Собираться стал только в 728. За февраль мне снова зарплату начислили по 3-му разряду, а получил я всего 559000 рублей. С 1858 до 1932 при подведение финансового итога у меня насчитывалось 475 долларов и 90 марок. При кур-сах соответственно 4867 р. и 3459,5 р. у меня набралось 2639273 рубля. 25 и 26.03.95 Теп.- Нейм-ы и Ко продолжали «дежурить» как в туалете, ванной и кухне, так и в булочной. Около 8 вечера, когда я выходил курить на лестничную площадку, Катерина пыталась закрыть дверь перед моим носом, а когда я удержал её за ручку, младший мерзавчик отпустил одно из своих поганых словечек. С 2002 до 2014 я кратко описал события последних трёх дней в дневнике.
 Во вторник 28.03.95 снова проспал на работу. Уже вечером 28.03 во время финансового учёта у меня оставалось 475 долларов  и 80 марок. На мои претензии по поводу повышения разряда прораб меня нагло отфутболил. В ответ я отказался ложить кладку, т.к. подсобница моя с таким же 3-м разрядом получала постоянно больше меня. Я пошёл пить чай вместе с другими «ударниками», сидевшими в бытовке. Следом залетел прораб и отправил меня в отдел кадров. Оттуда меня послали к начальнику управления, а тот, без лишних слов, велел написать мне по-собственному. 29.03.95 меня уволили «по собственному желанию». Теп.-Нейм-ы и Ко были в курсе всех моих дел на этой неделе. Невматулин комментировал их каждый день по телефону. Ханыги нагло отирались у меня на хвосте.
Вечером 29.03.95 при курсе соответственно 4897 и 3558,9 (+53,9) мой финансовый итог со-ставил 2644755 рублей. 30.03.95 я завтракал с 1009 до 1024, обедал с 1257 до 1319  и с 1324 до 1329. 31.03.95 я завтракал с 848 до 915. Вечером, во время финансового учёта у меня было уже 475 долларов и 70 марок. При курсе соответственно 4899 р. и 3545 р. итог составил 2589654 рубля. 1.04.95 объявилась д-ка в куртке Т.-О. Когда я курил на лестничной клетке, она прыга-ла с К. и другой д-чёнкой меж деревьями на «перекрёстке». С 1341 до 1355 я кратко описал со-бытия недели в дневнике.
 В понедельник 3.04.95 вечером, при финансовом учёте у меня уже было 475 долларов и 60 немецких марок. При курсе соответственно 4908 р. и 3570 р. итог составил 2574299 рублей. Всю эту неделю продолжал просыпать теперь уже на поиски работы. [По старому газетному объявлению я зашёл сначала в СУ~193 между Таганской и Курской. Там мне сказали, что ка-менщики им уже не нужны. Тогда я направился в «Мосстрой-16» на Курскую, откуда меня направили в СПУ-76 на «Октябрьское поле».] В четверг 6.04.95 наёмник Теп.-Нейм.-ов при-клеился ко мне у Курского вокзала, кося под бомжа. Дома вечером при курсе доллара 4957 р., а марки 3650 р. финансовый итог составил 2587091 рубль. Все главные ублюдки продолжали паясничать. То и дело их сменяли школьницы самого разного возраста, и даже Катерина заго-ляла ляжки на кухне. По-прежнему К. вертится перед моим окном и балконом. В субботу 8.04 Теплякова, самая хамистая, придиралась ко мне особенно рьяно, после 1500, угрожала, что не будет меня пускать в туалет, пыталась ударить дверями от ванной и собственных комнат. С 1714 до 1729 я описал события за неделю в дневнике. В воскресенье 9.04.95 при финансовом учёте у меня уже было 475 долларов и 50 марок. При курсе соответственно 4972 и 3631 итог стал 2571666 рублей.
 11.04.95 я завтракал с 733 до754, а 12.04.95 с 845 до 908, таким образом, всю неделю продолжая просыпать с оформлением на работу. 13.04.95 меня обули на бирже труда, подсунув какой-то чистый бланк и заставив меня расписаться, якобы для снятия с учёта. Дома с 1851 я проводил финансовый учёт. У меня осталось 475 долларов и 30 марок. При курсе соответственно 5029 р. и 3606 р. итог составил 2510443 рубля. Ублюдки по очереди сидели в ванной до 12 ночи. 14.04.95 с 834 до 858 я принимал душ… Теп.-Нейм-ы опять охраняли сортир, а Катерина вклю-чила музыку на кухне и заняла свой любимый пост на велосипеде у окна, на кухне же. С 1849 до 1905 я описал события недели в дневнике, а с 1941 проводил финансовый учёт. У меня уже оставалось 475 долларов и 20 марок. При курсе соответственно 5046 р. и 3708 р. итог вышел 2504600 рублей.
 В понедельник 17.04 и 18.04.95 опять просыпал с оформлением на работу. Во вторник меня приготовили к приёму на работу в Институте Курчатова на «Октябрьском поле». Ублюдки как всегда шипят по всей квартире и запираются в ванной и туалете… 19.04.95 с 1711 прово-жу финансовый учёт. При курсе 5062 рубля за доллар и 3712 за марку итог 2495540 рублей. После работы над «Криптозоем» с 2105 описываю события последних трёх дней в дневнике. В это время Теп.-Нейм.-ские выб-ки бесятся на кухне и в коридоре.
20.04.95 меня принимают на работу в СПУ-76 «Мосстроя-16».
 В пятницу 21.04.95 вечером при курсе доллара 5053 р., а марки 3641 мой финансовый итог составил 2487093 рубля. Но уже в субботу я вынужден был разменять ещё 10 марок, а итог вечером 22.04 был 2466962 рубля. В понедельник 24.04 и вторник 25.04.95 опять просыпал на работу в институт Курчатова. При этом каждый день я должен был по паспорту выписывать разовый пропуск через главную проходную. Ублюдки продолжали шипеть не только в квар-тире, но и на лестничной клетке. По утрам и вечерами они заседают то в туалете, то в ванной. 28.04.95 с 1728 описываю в дневнике события недели. Тепляковские выб-ки болтаются как всегда на улицу и обратно до бесконечности. С 1800 подвожу финансовый итог. У меня уже 600 долларов и 10 марок. При курсе 5116 р. и 3784,09 р. соответственно всего 3128716,9 руб.
 1.05.95 третий день не работаю. Ублюдки продолжают заседать в сортире, ванной и на кух-не. С 1417 описываю события за выходные в дневнике. На улице 8оС… С. гуляет в плаще на - распашку.… С ней неразлучна И… Теплякова то и дело носится в ванную либо на кухню. В 1429 я заканчиваю писать дневник, а в 1612 начинаю финансовый учёт. При неизменившемся курсе итог составил 3119656,9 рубля, а 2.05.95 уже 3117456,9 р. 4.05.95 у меня осталось толь-ко 600 долларов. При курсе 5130 р. Итог составил 3107259 рублей.
 7.05.95 первый день не работаю. Ублюдки с утра льют воду в ванной, сжут свет в ней и туа-лете. Сами торчат на кухне, провоцировали скандал, поджидая, когда я пойду в туалет, помыв полы только возле санузла и бросив ведро и тряпку, которой потом же на меня Теплякова за-махивалась, дабы я не ходил по квартире. С 1900 я пишу об этом в дневнике. На улице в сей час 23оС… Теплякова продолжает шляться по квартире, не давая мне 2-е сутки принять душ и даже набрать воду для чая и ополаскивать в чайник. После дневника в 1922 я занялся учётом своих финансов. У меня было уже 660 долларов. При курсе 5125 р. итог составил 3408762 р.
 8 мая 1995 года в 2024 я занялся стиркой. По её окончанию Тепляков и его старший выб-ок снова терроризировали меня, не разрешая сушить бельё на кухне, требуя, чтобы я каждый день убирал их гавно и т.д. Завершились эти очередные нападки тем, что верёвки на которых я только повесил постиранное, эти ублюдки порвали и бросили мне на стол, занятый дабы никто не мог им воспользоваться предметами ненужными мне и не пригодными к нуждам на-халов и хамов.
 13.05.95 первый день не работаю. Мерзавцы, как в другие дни льют воду в ванной, сжгут свет и торчат в туалете, либо на кухне. Воняют в прямом и переносном смысле. С 1505 я пишу в дневнике о событиях с 8.05.95. На улице в сей час 19оС. Тепляковы продолжают шляться по квартире и громыхать посудой на кухне.
 17 мая Невматулин с собутыльником в ночь на 18 устроил дебош, не давая мне спать. Утром я поднялся всё-таки вовремя и с 606 до 630 позавтракал, но зато 19.05.95 проспал.
 В этот день закончилась рабочая неделя. Мерзавцы почти не выходили, лишь когда я сидел в туалете, кто-то из Теп-ов лазил в шкафах. В 2006 я начал кратко описывать события послед-них трёх дней. На улице в сей час было 21,5оС. В 2014 я закончил писать дневник.
 Вечером 19.05 Теп-Тепы вновь торчали в ванной, не давая мне принять душ. 20.05.95 я встал пол восьмого, но это уже выходной. В 1653 я начал кратко описывать события последних двух дней в дневнике. Мерзавцы продолжали лить воду в ванной и жечь свет в туалете. В сей час на ул. 25оС.
 25.05.95 поздно вечером Невматулин опять торчал в ванной, не давая мне даже побриться. 26.05.95 я встал где-то без десяти 6 по будильнику. Был на работе. В 1942 начал кратко описы-вать события последних двух дней в дневнике. Мерзавцы продолжали лить воду на кухне и в ванной, где даже жгли свет. В сей час было на ул. 33оС.
 26.05 до позднего вечера Теп.-Нейм-ы вновь торчали в ванной, не давая мне даже почистить зубы. 27.05.95 я встал около половины восьмого. На работу не выходил. Весь день мерзопа-костники лили воду на кухне и в ванной, либо в последней жгли свет. В 1923 я начал описы-вать события последних двух дней в дневнике. В сей час было на ул. 34оС.
 Утром 28.05.95 во время финансового учёта у меня было 690 доллара. При курсе 5019 р. итог составил 3479386 рублей.
 31.05.95 вечером у меня уже было 680 долларов. При курсе 4990 р. итог составлял 3412916 р. Позже старший выродок Теп-ов ворвался в ванную, не дав мне даже побриться. 1.06.95 встал я где-то в без четверти шесть. На работу ходил. По дороге домой встретил того же выродка с двумя такими же выродками, не упустившими момент выебнуться. Дома главная мерзавка с младшим выродком снова лили воду и жгли в ванной свет. С 2121 до 2132 я кратко описал в дневнике события последних двух дней.
 3.06.95 при курсе 4943 р. за доллар итог финансового учёта у меня составил 3375568 рублей.
 7.06.95 вечером у меня уже было 724 доллара и 50 DM. При курсе соответственно 4906 р. и 3494 р. итог составил 3742823 рубля.
 9.06.95 вечером Теп-ы и Ко толкались в основном лишь на кухне, а когда я стал запасаться водой, отключили свет сначала в коридоре, а затем и на кухне. 10.06.95 я встал минут в 20 де-вятого. На работу не пошёл. В магазине какой-то х. выебнулся, отказавшись брать мелочью сдачу. Дома старшая мерзавка с большим выродком снова заседали в сортире и в ванной, ли-бо жгли там свет. В 1710 я начал описывать в дневнике события последних двух дней. В сей час на ул.30,5оС. Часа через три я занялся финансовым учётом. У меня уже было 720 долла-ров и 50 марок. При курсе соответственно 4881 и 3483 р. итог составил 3690490 рублей.
 Вечером снова Теп-ы и Ко толкались на кухне, а когда я начал запасаться водой выключили в коридоре свет. 11.06.95 я встал пол восьмого. На работу не ходил. В 831 начал в дневнике пи-  
сать о событиях последних двух дней. В магазин только собирался идти. Мерзавцы снова но-сились по квартире. В сей час на улице было 24оС. В 1026 занялся финансовым учётом. Итог составил 3688740 рублей.
 Вечером, как всегда, Теп-ы и Ко торчали на кухне, но когда я запасался водой, никто не вы-совывался, однако свет везде был отключен. 12.06.95 я встал пол седьмого. На работу не ходил. В 937 начал описывать в дневнике события последних двух дней. В магазин не соби-рался идти. Мерзавцы, как обычно, носились по квартире. В сей час на улице было 25,5оС.
 17.06.95, ещё с утра, Теп-ы и Ко торчали на кухне, в ванной и туалете. Вечером, когда я за-пасался водой, Главная мерзавка бегала в сортир и, преградив мне дорогу, толкалась, драку провоцируя. 18.06.95 я встал пол восьмого. На работу не ходил. В 815 я стал описывать в дне-внике события последних двух дней. В магазин не собирался. Мерзавцы ещё не поднялись. В сей час на улице было 24оС.
 Позднее утром Теп-ы и Ко опять торчали на кухне и в ванной. В 1833 я начал дописывать об этом в дневнике. В сей час на улице было за 30оС.
 В 2018 я начал мыть полы. В это время главная мерзавка торчала на кухне. Не обошлось без выебонов. 19.06.95 я встал без десяти 6. Ванную сторожили Теп-ы и Ко. Был на работе (на Митинской РТС). По пути домой заходил в магазины. Дома мерзавцы вновь торчали на кух-не. В 1920 начал описывать в дневнике события последних двух дней. В сей час на улице 25о.
 20.06.95 во время финансового учёта на срочном вкладе в коммерческом банке на Арбате у меня лежало 360 долларов, а наличными оставалось 390 долларов и 50 марок. При курсе со-ответственно 4546 и 3250 р. итог составил 3592578 рублей.
 23.06.95 у меня уже было наличными 380 долларов и 50 марок. При курсе соответственно 4567 и 3260 р. итог составил3562030 рублей.
 24.06.95 днём, когда я сидел на толчке, главная мерзавка выскочила на кухню мыть посуду. Не обошлось без выебонов Невматулина. 25.06.95 я встал в первой половине восьмого. Через час на кухне снова торчали Теп-ы и Ко. На работу не ходил. Из дома не выходил. В 828 начал описывать в дневнике события последних двух дней. Мерзавцы продолжали шнырять по квартире. В сей час на улице было 19оС.
 29.06.95 вечером при курсе доллара 4538, а марки 3249 р. итог финансового учёта у меня был равен 3526099 рублям.
 30.06.95 после работы я, как обычно, заехал за хлебом на «Добрынинскую», точнее в булоч-ную-кондитерскую на Валовую 32. На обратном пути, у входа в метро я стрельнул сигарету «LM» и выкурил её последней. Вечером дома, когда я ходил мыть посуду, главная мерзавка бегала на кухню, делая вид, что готовит. Придурка не было видно. 1.07.95 я встал около поло-вины седьмого. Через час на кухню снова выскочили Теп-ы. На работу не ходил, да и из дома не выходил ни куда. В 729 стал описывать в дневнике события последних двух дней, кроме са-мого главного, так как и до этого я пытался бросить курить, но всё начинал с начала. Мерзав-цы продолжали греметь на кухне. В сей час за окном было 15,5оС.
 Весь день, когда я выходил из комнаты, гл. мерзавка носилась на кухню, а придурок лез в ванную, либо делал вид, что оная занята, оставляя включенным свет. 2.07.95 я встал около се-ми. Через полчаса по квартире забегали Теп. Кои. Из дома пока не выходил. В 736 стал описывать в дневнике события последних двух дней. В сей час на улице было 20оС.
 До поздней ночи шайка мерзавцев в полном составе носилась по квартире. Ночью звучали симфонии «Бум-гав-би-би-гав». Тем не менее, 3.07.95 я встал без 25-и шесть. Ванная была уже занята. Домой пришёл во второй половине седьмого. В 1930 начал описывать в дневнике события последних двух дней. В сей час на улице было 23,5оС.
 8.07.95 во время финансового учёта у меня уже было наличными 360 долларов и 50 марок. При курсе соответственно 4581 и 3329 р. итог составил 3475153 рубля, а 9 июля 3466773 руб.
 Вечером 14.07.95 у меня уже было наличными 760 долларов и 100 марок. При курсе соответ-ственно 4550 и 3276 р. итог составил 3787064 рубля.
 15.07.95 Невматулин с 3 часов ночи носится по квартире, занимаясь свето-шумовыми пред-ставлениями. Так-что встать без 25-и в семь мне было даже облегчением. Вонючий то и дело бегал то в ванную, то, оставив там включенным свет и краны, убегал из квартиры и вновь по-являлся, когда по режиму я, обедов, гоняю чаи. Сам я из дома в тот день не выходил. В 1628 я начал описывать события последних суток в дневнике. На улице в это время был 21оС. Уже  около 6 вечера занялся финансовым учётом. Итог оставался неизменным, а после выходных я ожидал нового поступления.
 18.07.95, наконец, еду на проспект Мира и в магазине «М-КОМ» выбираю себе видеокамеру SONY TR385 за 695 долларов. На радости я даже покупаю себе вафельный торт «Яузский». Дома я делаю пробные съёмки в своей комнате уже около полуночи. На следующий день де-лаю съёмку своей трапезы из банки чая с новозеландским сухим молоком под пластинку гр. «На-На» - «Папуас и эскимос»…
 20.07.95 Невматулин позволил мне выспаться с 2-х часов ночи до почти восьми утра. Зато вечером вонючий бегал на кухню, как всегда чего-то нечленораздельно рыгая. В 2116 кратко начинаю описывать события последних суток. В сей час на улице 20оС.
 Перед отъездом в Тамбовскую область проводить меня на вокзал приехал брат. Я снял его на пробную кассету видеокамерой, но он не велел показывать его ни Даше, ни, тем более, маме её и бабушке. Зато не понятно зачем, якобы по просьбе отца, он сказал, чтобы я взял  с собою ещё и пишущий видеоплеер AKAI 120EDG. Оказалось, что родители купили новый цветной телевизор ВЭЛЗ.
 27.07.95 нахожусь в Никифоровке – райцентре Дмитриевке на улице Чкалова, по возможнос-ти списывая лимиты времени. С 1847 в рамках СЛВ поужинал – выпил пару стаканов чая с хлебом, маслом, викаиром и бальзамом Битнера. Мать возилась с Дашей. Отец куда-то выхо-дил. С 1951 , точнее уже в 2000, начал описывать в дневнике события дня. После дневника мне нужно было отдохнуть, затем слегка поужинать и ложиться спать с Дашей. На следующий день неотложные дела. Однако я отдыхал 28 и 29 июля. Уже перед отъездом в Москву отвёз Дашу на станцию Мичуринск-Уральский. Там я снимал её видеокамерой уже на первую, не-доснятую кассету с пробными записями. Дашиной маме я отдал копию съёмок в Дмитриевке и Кочетовке на кассете VHS.
 7.08.95 нахожусь в Москве в своей коммуналке на улице Нагорной (Ю.-З.О). По возможности списываю лимиты времени. С 1929 в рамках СЛВ поужинал – выпил стакан ко-фе и пару стаканов чая с сыром. Мать с отцом и Дашей уже далеко. С 2123 описываю в днев-нике события дня. После дневника мне нужно слегка поужинать, затем после мелких фор-мальностей ложиться спать на свою односпалку. На следующее утро душ и, если не будет получки, то стирка.
 8.08.95 душ я принимаю с 1758 до 1817, а с 1913 до 2051 стираю. 9.08.95 с 2113 начинаю учёт своих финансов. У меня 30 долларов и 70 марок. При курсе соответственно 4405 и 3106 р. итог составил 366384 рубля.
 11.08 95 с 2-х часов дня ел всякую всячину и запивал оной же. Бегая по магазинам, частенько вспоминал Дарью Васильевну, реже О., и совсем уже реже мать и отца. Лишь в 2112 собира-юсь заняться дневником вновь в своей комнате, списывая лимиты времени. После дневника нужно помыться, но время близится к ночи. На следующий день с утра нужно сдать фото-плёнку на проявление и пробную печать. С 2133 до 2231 я всё же моюсь.
 12.08.95 уже в 2112 начинаю подводить финансовый учёт. У меня наличными 72 доллара и 120 марок. При курсе соответственно 4405 и 3075 р. итог составил 772369 рублей.
 15.08.95 в 1852 я снова провожу финансовый учёт. У меня уже 70 долларов и 120 марок. При курсе соответственно 4406 и 3069 р. итог составил 681309 рублей.
 18.08.95 между обедом и ужином не ел ничего. В магазинах лишь вспоминая какая на вкус колбаса, но а в общем-то не забывая и Дашу, и О., и даже прочую ближайшую родню. После ужина с 1943, как обычно я, в своей комнате списываю лимиты времени на дневник. После дневника мне нужно заняться стиркой, а на следующий день попытаться получить наконец-то аванс, ну и премию ко дню строителя. После стирки в 2121 я вновь провожу финансовый учёт. При курсе доллара 4408 р., а марки 2980 р. итог составляет 668039 рублей.
 20.08.95 с раннего утра гоняю чаи с хлебом. Из дома не выходил. С 911 провожу финансовый учёт. У меня уже 70 долларов и 110 марок. При неизменившемся за выходные курсе итог был 638004 рубля. С 1122 продолжаю списывать лимиты времени на дневник. Чувствую дикое одиночество, тоскую по Даше и О-ке. После дневника мне нужно сделать разминку. После выходных снова прийдется пытаться, получить аванс и премию ко дню строителя.
 26.08.95 утром, как обычно, гонял чаи с хлебом. С 927 ходил сдавать бутылки до 1110. С 1250 занимаюсь дневником. Почти постоянно тоскую по Даше с О-кой. После дневника мне надо «доотдохнуть». На следующий день уже нет смысла ходить за авансом и премией. По воскре-сениям сберкасса не работает.
 Продолжаю гонять чаи с хлебом. Из дома больше не выходил. Тоска немного поослабла. С 2016 добавляю записи об этом в дневнике. После него надо заняться «технологией» добыва-ния денег в рамках регулярных дел группы Д. 
 27.08.95 утром чаи с хлебом попил и сразу же с 840 взялся за дневник. После дневника мне нужно доделать хоздела. На следующий день вновь прийдётся ходить в сберкассу на улице Расплетина  по пути из Митина за «авансом и премией». Это будет уже понедельник.
 2101. Невматулин собрал шайку местных алкашей, с «1-го этажа соседей» и, нагло заявив, бу-дто бы я поломал ему замок и вообще обижал «старика», стали придираться ко мне, угрожать расправой.
 31.08.95 младший выб-ок Теп.-ов. Пытался заглянуть в мою комнату и что-то шипел мне в 2052 на очереди стирка белья. В ванной, похоже, вновь забаррикадировались Теп-ы. Шебур-шатся они также на кухне и в коридоре, так что стирку приходится отложить на завтра. Это была уже пятница – 1 сентября.
 2.09.95 с 1419 я провожу финансовый учёт. У меня уже 35 долларов и 100 марок. При курсе соответственно 4447 и 3118 р. итог был 471976 рублей. Затем с 1455  как  по неотложному делу я иду за хлебом. Какой-то щенок во дворе прошипел в мою сторону: «А у нас пионер объявился». Вечером старшая Т. выскакивала посмотреть, что я щёлкая пробками своей ком-наты… 3.09.95 в 1650  закончил отрабатывать минимум на программные дела. Уже в 1653 по-спешил заняться дневником. В 1701 на очереди ужин. Теп-ы затихли в своей конуре. Следую-щий день будет понедельник – 4 сентября. К 1803 подвожу финансовый итог 470881 рубль.
 4.09.95 вечером с 2017 вновь провожу финансовый учёт. При курсе доллара 4445 р., а марки 3054 р. итог составил 462691 рубль.
 7.09.95 я оплатил квартплату за август на лицевой счёт 039658 на сумму 1450 руб., а вечером выб-ки Теп-ов. поясничали на кухне. 8.09.95 только что выдул литровую банку, после чего уже в 1839 занялся дневником. В 1845 на очереди у меня финансовый учёт. Теп-ов. пока-что не слышно. Следующий день будет суббота. С 1852 начинаю финансовый учёт. У меня уже 27 долларов и 100 марок. При курсе соответственно 4474 и 3040 р. итог был 425749 рублей.
 9.9.95 днём выб-ки Теп.-ов. с каким-то таким же щенком пялились в мою комнату и что-то шипели типа гы-гы. Только что в 1910 закончил программный минимум, а с 1913 взялся за дневник. В 1918 на очереди ужин. Теп-ы шебуршаться на кухне. 10.09.95  уже воскресение.   
 С воскресного утра Теп-Нейм-ы ещё не успели себя проявить в полную меру г-внизма. С 1059
до 1114 принял контрастный душ. С 1115 занялся дневником. В 1120 на очереди «Бизнес». Сле-дующий день будет понедельник.
 Лишь после 1225 во время мытья полов я обнаружил, что мой стол на кухне, включая тряпку для мытья посуды, посыпаны какой-то х-нёй. С 1341 до 1416 пополдничал и заново с 1418 сел за дневник. В 1421 на очереди дополнительный полдник. С 1524 занялся финансовым учётом. Итог остался прежним – 425749.
 16.9.95 Теп-Нейм-ы занялись г-внизмом особенно ретиво за последнее время. С 1405 провожу финансовый учёт. У меня уже 82 доллара и 125 марок. При курсе соответственно 4465 и 3045 р., итог составил 778370 рублей. С 1455 я «пополдничал» баночкой чая с хлебом до 1524, но набрать воды в очередной раз не смог. Ванная и кухня заперты. С 1558 занимаюсь дневником.   В 1608 у моей двери в данный момент натуральная свалка. На очереди контрастный «душ», но принять я его смог лишь с 2042 до 2102. Следующим днём будет воскресение.
 16.09, поздно вечером, главная мерзавка в пике г-внизма, вынюхав, нет ли кого в коридоре, ринулась мне навстречу, когда я нёс банку с водою из ванной и с хамской вые-кой, типа хо-дят тут всякие, толкнула меня на свалку из мебели и спортивных снарядов, устроенную ими возле двери моей в коридоре. С 903 я «позавтракал» баночкой чая с хлебом до 937. С 938 занял-ся дневником. В 946 на очереди общее управление. Следующим днём будет понедельник. С 1539 подвожу финансовый итог. Он составляет уже 772970 рублей.
 21.09.95 очередное подкапывание под моё проживание в Москве приблизилось к новому пи-ку. По случаю очередного моего дня рождения, и пользуясь ремонтом сантехоборудования, мою дверь завалили столом и прочими вещами в придачу с мусором. Полчаса назад главный мерзавец Тепляков И. Н. заявил, что выбросит мой стол на лестницу, если я не уберу его «временно» в комнату, так как он, мол, мешает. В то же время они вынесли свою мебель в коридор и на кухню, заградив и без того очень тесный проход (И это помимо того, что мне уже лет где-то 5 не дают пользоваться светом в коридоре).
 Уже после того, как я описал в дневнике последние «подвиги» извращенцев, главный мерза-вец Тепляков И. нагло зашвырнул мне стол со всей посудой, находившейся там, внутри и на верху. После этого по всей моей комнате и возле входа в неё валяются осколки стекла. 22.09 нападки продолжались. Во время ужина между 2137 и 2204 перед сном у меня всё тот же мер-завец, стал выключать обе пробки на моём счётчике, под предлогом, что будто бы я слишком громко включаю музыку, а менты, мол, сказали, что если им будет слышна моя музыка, у ме-ня, мол, можно выворачивать пробки. 23.09.95 с 1456 я начал подводить финансовый итог. У меня уже было 77 долларов и 125 марок. При курсе соответственно 4474 и 3194 р. итог был равен 741139 рублям. В 2116 я начал описывать в дневнике события предыдущих двух дней.
 В ту же субботу вечером после 2200  старший выб-ок Теп-ов. выё-вался не давая мне побри-ться, нахамив, запёрся в ванной до 11 вечера на целый час. Нейм. мычал из комнаты своей что-то нечленораздельное. Уже утром 24.09.95 эти ублюдки зажигали свет в ванной, делая вид, будто она занята. В 1054 я начал описывать в дневнике события последних двух дней.
 29.09.95 в 1808 я начал подводить финансовый итог. У меня было уже 72 доллара и 125 марок немецких. При курсе соответственно 4499 и 3208 р. итог был 727002. Мерзавцы Теп-ы не да-вали мне набрать воды и побриться. Главная мразь, устроив засаду в сортире, выскочила за мною на кухню и стала доёбываться, чтоб я не мыл посуду на кухне. Лишь в полночь я смог зайти в ванную побриться. В это время очередь мерзопакостей была за Нейм-ом, что он и де-лал всю ночь. Уже утром 30.09.95 старший выб-док Теп-ов, перегородив своей жопой проход в коридоре, не давал мне пройти к ванной и туалету.
 Уже вечером в ту же субботу мерзавцы Теп-ы выебнулись перед моим отцом, заявив, что ко мне надо звонить 100 раз, а не один. Тем не менее, это им не помешало «поинтересоваться», «а кто вы такие?», хотя и отца моего и Валеру они знают уже как облупленных. Затем, пока я мыл посуду в ванной, мразь выключила свет в коридоре, а когда мы начали разговаривать о своих семейных делах, оба старшие мерзавцы-Теп-ы выскочили «подстраивать локаторы» в коридоре. Ночью к куче г-вна присоединился Нейм. Уже 1.Х.95 с 905 я стирал, а когда около 1100 я спускал после стирки воду из ванны, кто-то из выб-дков Теп-ов ломанулся в свою скот-скую логову. Когда же я стал отпирать дверь своей комнаты, замок ели пропускал ключ в се-бя, и также трудно его стало теперь вынимать. С 1213 я описывал события последних выход-ных до 1232. С 1344 я начал подводить финансовый учёт. При сохранившихся на выходные курсах у меня уже было 46 долларов и 125 марок, а итог составлял 681848 рублей.
 Всю следующую неделю мразь занималася мерзопакостями. 7.Х.95 с 1624 я кратко писал об этом в дневнике, ожидая в поддержку соседям прибытия вечером братца-Васеньки с уже не- нужным ключом от комнаты, замок в дверях которой стоит третий день уже новый. (5.10.95 с 1639  я оплатил квартплату за сентябрь на лицевой счёт 039658 на сумму только 1000 руб.).
 8.Х.95 с 838 я начал подводить финансовый итог. У меня уже было 56 долларов и 125 марок, а также 15000 УК. При курсе соответственно 4993, 3185 и 37,880 р. итог составил 701328 руб.
 11.Х.95 вечером у меня уже было 109 долларов и 125 марок. При курсе соответственно 4999 р. и 3141 итог составил 937462 рубля.
 Мразь никуда не исчезла. Васька не объявлялся. 13.Х.95 у меня опять откручивали пробки, пока я был на работе. 14.Х.95 собираюсь звонить в Кочетовку, о чём пишу в дневнике с 818 до 825.
 С 1408 до 1416 в дневник добавляю: «Сейчас мразь торчит на кухне и шляется по квартире. По пути из центрального телеграфа, возможно, понадобится заехать на Новый Арбат за хлебом. Боюсь, что четырёх батонов мне не хватит до понедельника».
 16.Х.95 в 1909 начал проводить финансовый учёт. При курсе доллара 4506 р., а марки 3185 итог составил 912825 рублей.
 17.Х.95 с 2009 я пишу в дневнике: «Мразь, как и прежде всё пакостит. Об рецедевисте узнал из звонка в Кочетовку. Его «литерболка» собирается создать уже третьего наследника «Мак-сима» с явным намёком на то, что я, мол, останусь бобылём до скончания века, а Даша уж вроде никому не нужна.
 Только что младшая мерзавка щёлкала вновь выключателем в коридоре, пока я был в ванне. Из дома сегодня уже выходить не собираюсь. Время девятый уж час вечера».
 19.Х.95 вечером при курсе доллара 4506 р., а марки 3158 итог финансового учёта 907050 р.
 22.Х.95 с 828 пишу в дневнике: «Мразь продолжает куражиться, а от родственников нет ни слухов, ни духов.
 Ночью спал плохо. Несколько раз просыпался, очевидно, скоты меня нарочно будили. Из до-ма  сегодня выходить не собираюсь, хотя время ещё 834 утра».
 С 837 провожу финансовый учёт. При курсе доллара 4506 р., а марки 3212 итог 903000 руб.
 С 1847 добавляю в дневник: «Весь день просидел дома в окружение мерзавцев. Наступил уже вечер , 1850 на электронных часах».
 В ночь на понедельник 23.Х.95 до 6 часов Невматулин валял дурака, т.е. себя самого у своих же дверей, матюгаясь промеж нечленораздельным мычанием. Без десяти семь утра я уже вы-ходил на работу. Вечером вновь младшие мерзавцы забавлялись в коридоре и на кухне со светом. С 1852 я начал описывать события последних суток в дневнике. Было уже 1858 на мо-их электронных, когда я заканчивал описание.
 С 2118 начал проводить финансовый учёт. При курсе доллара  4504 р., а марки 3259,99 итог составил 900630,75 рубля.
 В четверг 26.Х.95 Теп-Нейм-ы выёбывались с замком двери в квартиру, предполагая, что в пятницу я, возможно, поеду проведывать О. на неделю другую в Тамбовскую область, как в прошлом году. Разумеется, с замком ничего не случилось, но после работы уже в пятницу 27-го, меня встречали с подъёбками кумушки на 3-м этаже возле квартиры одной из поджига-тельниц. Затем эта мерзавка зашла к нам в квартиру и стала вонять с мразью №1 уже на кухне до тех пор, пока я не встал чтобы ополоснуть свою банку от чая. Услышав моё шевеленье, они обе с-чки вырубили свет в коридоре и разбежались. 29.Х.95 с 1256 я начал описывать в дневнике события недели. В сей час, к 1308, теп-нейм-ы на время притихли. С 1335 проводил финансовый учёт. При курсе доллара 4504 р. и марки 3250 р. итог составил 903210 рублей, а мой долг 20000 рублей.
 2.11.95 оплачиваю квартплату 1000 руб. за октябрь на лицевой счёт 039658.
 4.11.95 вся местная мразь ожидала, что я поеду в Тамбовщину. Самая главная мразь в компа-нии с Неймо-м затеяла потешный скандал в те самые часы, когда я выхожу, чтобы ехать на вокзал, она, как обычно, затеяла уборку мне под калошницу загоняла новую партию мусора со всей квартиры. Все прочие обыденные мерзости мерзопакостников как из-за дня в день продолжаются. О последних событиях я начал писать в дневнике 5.11.95 с 1551.
 Уже вечером 5 ноября на кухне придурки вновь гыгытали, а когда я с 1754 мылся в ванной, крутились зачем-то в сортире. Стоило ж мне выключить воду, как вся эта мразь неслась к себе в комнаты, выключив везде свет. 6.11.95 с 923 я начал описывать в дневнике события ми-нувшего вечера.
 Близится Новый Год, и шайка авантюристов квартирных раскручивает новый виток своих мерзостей. К ним в поддержку подключились, очевидно, РЭУ. Чуть ли не каждую неделю мне подбрасывают в помойное ведро липовые бумажонки для их оплаты неизвестно за что и всякий раз на разные суммы. Так в ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ от «Дирекции по эксплуатации зданий №______» утверждалось, что за мною числится задолженность по квартплате и ком-мунальным услугам на 1.10.95г. в сумме 131377 руб. и пени с 01.07.95г. платить 20590 руб.
Указанную сумму предлагали погасить в течение 10 дней.
Об оплате просили сообщить по телефону 127-39-13__
В случае неоплаты сумма задолженности будет взыскана в судебном порядке.
                       Начальник дирекции Неразборчивая подпись.
«27» 19__ 1995г. Об этих событиях я кратко написал в дневнике 8.11.95 с 1740 до 1757
 11.11.95 с 856 я начал финансовый учёт. У меня уже было 122 доллара и 125 марок. При кур-се соответственно 4522 р. и 3201 итог составил 956941 рубля, а долг сохранился 20000 рулей.
 14.11.95 весь вечер почти проторчал в междугородном переговорном отделении центрально-го телеграфа на Тверской. Лишь в половине 9-го вечера мне сообщили, что в Никифоровке вроде бы нет света, и, мол, из-за этого меня не смогли с предками соединить. 15.11.95 аван-тюристы квартирные продолжают выжидать удобного момента, дабы погуще мне подосрать. О событиях последних двух дней я кратко начал писать в дневнике с 1758.
 17.11.95 с 1941 я начал финансовый учёт. У меня уже было 197 долларов и 125 марок. При курсе соответственно 4544 и 3255 р. итог составил 1303986 рублей.
 20.11.95 при курсе доллара 4559 и марки 3235 р. итог уже был 1304441 рубль.
 23.11.95 вечером курс доллара был 4566 и немецкой марки 3258 рублей. Долг 10000 рублей. Как и предполагал я, мразь снова вычислила, когда мне понадобится ванная, и торчала уже там. Лишь только после 2047 , когда я сел за дневник, эти падлы разбрелись по щелям, везде отрубив свет. С 2101 я занялся уборкой, а уже 24.11 с 1904 сначала постирал, затем помылся.
 25.11.95 с утра мразь жгёт свет в ванной, из-за чего я не мог принять душ. С 1350 занимался финансовым учётом. При курсе доллара 4569, а марки 3254,99 р. итог 1309209,75 р., а долг уже 20000 рублей. Когда же в 1418 я сел за дневник, эти скоты затеялись вновь чего-то по  
 26.11.95 мерзавцы уже не столь охотно жгли свет в ванной, очевидно вычислив, что у меня только началась новая шестидневка. Даже когда с 1057 я сел за дневник их было не слышно.
 Время от времени мразь шевелится-таки, как тогда, когда я с 1551 вновь присел за дневник, эти падлы начали хождение по квартире.
 27.11.95 с самого утра мерзопакостники то и дело торчат в ванной. С 2106, когда я сидел за дневником, Нейм. издавал нечто нечленораздельное из ванной. Теп-ы вновь расходились по квартире, вероятно на кухню, где в темноте на газовой плите грели чайник.
 1.12.95 утром шайка мерзавцев позанимала опять и мойку и ванную. Вечером, когда пришёл я домой Невматулин вновь мычал в своей комнате что-то нечленораздельное, зато Теп-ы при-таились в собственном логове. По всей квартире от коридора до кухни света не было, и нет.
 2.12.95 с 840 я начал финансовый учёт. При курсе доллара 4578 и марки 3159 р. итог составил 1303985 рублей. 3.12.95 утром Нейм., оккупировав ванную, лил там воду, а затем стал изда-вать нечленораздельные звуки, нарочито сморкаясь и т.п. Теп-ы то и дело летают на кухню и льют воду в мойке, продолжая «экономить» свет в коридоре. Об этих событиях я кратко стал записывать в дневнике с 1446. 4.12.95 после работы я внёс квартплату на сумму 1000 рублей.
 8.12.95 вечером я провёл финансовый учёт. При курсе доллара 4602 и марки 3192 р. итог был равен 1312848, а новый долг составил 15000 рублей. Весь этот вечер Теп-Нейм-ы скрежещут на кухне и гыгытают по всей квартире, не забывая время от времени выключать свет в кори-доре, который заставлен козлами четырёхногими строительными, а ванная засрана грунтов-кой и стройинструментами и материалами. Об этих событиях я кратко начал писать в дневни-ке с 1930.
 9.12.95, когда я вернулся домой, ванная была оккупирована «знакомой маляршей» одной из квартирных авантюристок.  С 1548 я начал финансовый учёт. При курсе доллара 4609 и марки 3215 р. итог стал равен 1312066 рублям, а долг сохранился прежним. Теп-овская шайка чего-то выжидала на кухне, а когда я занялся дневником начала шебуршаться по всей квартире, сгоняя мусор мне под калошницу.
 Вечером 14.12.95 во время финансового учёта у меня уже было 337 долларов и 125 марок. При курсе соответственно 4628 и 3203 р. итог составил 1989813 рублей. Вечером 15.12.95 при курсе уже 4632 и 3222 р. итог был 1974076 рублей. 16.12.95 с утра из дома не выходил. Ванная по-прежнему являлась плацдармом «знакомых малярш» и еже с ними. За это утро Теп-овская шайка лишь раз зашебуршалась, громыхая щеколдами и самими дверями. Об этих событиях я записал в дневнике с 837 до 845.
 Перевалило уже за полдень. Теп-овская шайка расшевелилась, выскакивая на каждый шорох в моей комнате из своих собачьих конур. Об этих событиях я дописал в дневнике после 1419.
 18.12.95 был на работе. Ванная всё как прежде пока является плацдармом «знакомых ма-лярш» и оккупационной зоной Теп-Нейм-ов. Когда с 1859 до1906 я описывал события дня в дневнике, вся эта мразь шныряла по квартире, заняв и ванную и кухню, а заодно распыляя чахотку.
 20.12.95 Теплякова вновь рвалась в мою комнату, под предлогом ремонта требуя, чтоб я убрал из коридора свою вешалку и калошницу, а кратко, согласно её же жаргону «свой трип-пер». 21.12.95 я был на работе. Вечером, как и сутками раньше, у меня оставалось 332 долла-ра и 125 марок. При курсе соответственно 4643 и 3171 р., итог был 1945651 рубль. С 2007 я за-нялся дневником. Ванная по-прежнему была оккупирована «знакомыми маляршами» и про-писанным хамьём. Сама эта мразь то и дело громыхает дверями и кухонной утварью.
 Вечером 22.12.95 при курсах 4640 и 3224 р. мой финансовый итог составил 1947880 рублей.
 В воскресенье 24.12 Теп-ы засрали коридор обрывками из обоев. 26.12.95 при курсе доллара 4648 и марки 3261 р. мой финансовый итог составил 1995201 рубль. Даже в среду,27.12.95, пока я был на работе, пол покрыли множеством из нескольких слоёв обоев, а ванная засрана «знакомыми» маляршами и местным хамским отродьем. Нейм. шманается по квартире, выжидая моих действий, дабы им помешать. При курсах 4645 и 3240 р. итог у меня вышел 1991580 р. Затем я кратко описал в дневнике события последних 4 дней.
 28.12.95 я оплатил квартплату за декабрь на сумму 20000 рублей, а дома провёл финансовый учёт. При курсах доллара 4640 и марки 3280 р. итог составил 1974520 рубля.
 29.12.95, уже в первой половине дня Теп-Неймовская шайка вышвырнула мою вешалку на лестничную клетку вместе с калошницей со всей на них обувью и одеждой, а также ведром для мусора и половою тряпкой. Это был день моего отъезда из Москвы. На площади Паве-лецкого вокзала в палатке я наконец-то купил кассету Алексея Глызина «Это не правда». Но мой кассетный аудиоплеер окончательно издох. Перед новым 1996 годом я забрал Дашу из Кочетовки в Никифоровку.
  При посещении универмага «Сахарник» крестница мне закатила истерику: «Купи мне пла-тье, скотина, ты мне ни разу платье не покупал!».                                                                                                     
  Обратно племянницу я отвозил 6 января на станцию Мичуринск-Уральский. Её мать у меня «заняла» 86 долларов, после чего пригласила к себе на «дачу отчима» у Кочетовки V. Затем, купив бренди «Наполеон» в коммерческой палатке, втроём мы пошли в гости в пятиэтажку к подруге Елене с дочерью Аней. Выпив за рождество обе Лены стали танцевать под «Девочку-веточку», но вскоре в квартиру стал кто-то названивать, что напугало особенно хозяйку.… Поснимав ещё на фоне «Джентльменов удачи» Дашу и Аню, вскоре мы ушли обратно на даче ночевать…. В Никифоровке мои родители были весьма недовольны моим вояжем по Коче-товке в Рождественскую ночь.
 В Москве из того, что ещё оставалось валяться на лестничной площадке, моё ведро исполь-зуют особо, подкидывая мусор и футболя всё там же. Об этом я написал в дневнике 10.01.96 вечером, а затем провёл финансовый учёт. У меня уже было наличными только 246 долларов и 125 марок. При курсе соответственно 4670 и 3263 р. с долгом Р.Е. итог был 2063048 рублей.
 В один из последних рабочих дней той же недели у меня спёрли ведро для мусора, выбросив всё, что в нём и на нём было (мусор и половую тряпку) прямо на лестничную клетку. Затем, уже, очевидно уборщица собрала весь этот хлам мне в калошницу, хотя вероятней всего это «проделка» главной мерзавки семейства Теп-ов. Вечером 12.01.96 я провёл финансовый учёт. У меня уже было наличными 321 доллар и 125 марок. При курсе соответственно 4672 и 3222 р. итог составил 2438380 рублей. 14.01.96 с 1601 до 1612 я коротко описал события конца неде-ли в дневнике.
 16.01.96 утром, когда я выходил на работу, ко мне дое-лась уборщица, «интересуясь», когда я уберу свой мусор на 5-м этаже. Я ей ответил, что ничего не выносил, так что убирает пусть тот, кто насрал. Вечером двое старших халявщиков с раскатанными губищами охраняли поо-череди ванную дабы я не мог ею воспользоваться. С 1855 до 1901 я кратко описал события эти в дневнике.
 21.01.96 второй выходной сижу дома. Банда аферистов, как всегда, то и дело охраняют кух-ню, ванную и туалет. Последнее гавно лазит под дверями, всё чего-то, вынюхивая, либо про-сто выё-ваясь как обычно в роли козла для приманки. Об этом я написал в дневнике с 1323 до 1332.
 До самого вечера Нейм. бегал в ванную, дабы занять её раньше меня, тем самым помешать, мне заниматься хозделами. Однако я сам протянул волынку до пяти часов вечера, и лишь ко-гда с 1709 вновь занялся дневником, подошла очередь для душа и хоздел, а с семи, вероятно, Теп-ы оккупируют ванную допоздна на весь оставшийся воскресный вечер.
 В понедельник утром 22.01.96, выходя на работу, я обнаружил пропажу своей вешалки, зато кухню, ванную и туалет банда квартирных аферистов-извращенцев продолжала охранять от меня, даже под моими дверями. В пятницу 26.01.96 давали аванс, из-за чего я и сам весь ве-чер промотался, так и не занявшись ни чем, акромя дневника, в котором с 2126 описал кратко
события недели до 2144.
 Во вторник 30.01 вечером, когда после 2223 я чистил зубы в ванной, банда Теп.-Нейм-ов и Ко перекрывала мне холодную воду через вентиль в сортире. Не прекращали эти извращенцы «охранять» от меня ванную, кухню и туалет, либо жечь там свет днём и ночью создавая вид, что они заняты. В четверг 1.02.96 я заплатил за жилплощадь и коммунальные услуги 15 тыс. рублей, указав, что остальная сумма: «Здесь и ранее удержано за причинённый моральный и материальный ущерб в результате соучастия с бандой квартирных аферистов-извращенцев, а также за ни разу не выполненные и не оплаченные с 1986 г. ремонты, в т.ч. после пожара.», причём: «В удержание не входит неоплата приписанных, но не оказанных услуг (радиоточка, газ, мойка на кухне)». Когда с 1856 до 1918 я описывал события недели в дневнике, мерзавцы
эти собрались на кухне и извращались там как обычно.
В понедельник 5.02 вечером, когда я пришёл с работы, банда Теп.-Нейм-ов и Ко вывела из строя освещение в ванной и заложила там всё газетами.7.02.96 вновь самый младший мерза-вец поспешил занять ванную, как только я вышел из комнаты. С 1823 я занялся дневником. Как долго ещё были намерены извращаться эти выродки, не было известно. Похоже, они про-должали лить воду в ванной, а мне было нужно не только воду для чая набрать, но и принять контрастный душ.  Описание событий недели я закончил в 1833, а с 1835 до 1905 принял душ.
 Вечером 9.02.96 я провёл финансовый учёт. При курсе доллара 4743, а марки 3220 р. итог со-ставил 2386452 рубля.
 В полдень 11.02.96 итог был уже 2376852 рубля.
 С 12.02 до утра 13.02.96 включительно банда Теп.-Нейм-ов продолжала выё-ваться, в том чи-сле торчать в ванной. С 1900 я занялся дневником. В это время, пока в ванной нет ещё никого, мне нужно получит…, но, словно подглядывая через скрытую камеру, эта мразь сразу вылете-ла, прошла в ванную, а затем вернулась к себе, выключив свет в коридоре. Теперь мне нужно принять контрастный душ. Закончив в 1914 описывать события последних двух дней, с 1915 до 1942 я принял душ.
 Вечером 17.02 во время финансового учёта у меня  было 361 доллар и 125 марок наличными. При курсе соответственно 4760 и 3255 р. вместе с долгом Р.Е. итог составил 2571924 рубля.
 Последние сутки банда Теп.-Нейм-ов и Ко особенно активно извращалась в ванной. 18.02.96, перед тем как заняться дневником, я не мог набрать воду на чай, так как старшего выб-дка Теп-ов сменила главная пьянь. Меж тем на очереди у меня контрастный душ. О событиях за последние сутки я записал в дневнике с 1124 до 1133, а с 1137 до 1209 принял душ.
 Вторые сутки извращенцы то сморкаются на ванну, то высушивают харкотину свою. Перед тем как вновь заняться дневником, как обычно, я не смог набрать воду на чай, так как главного сморкача и пьянчугу сменила шайка Теп-ов. У меня же на очереди контрастный душ снова. О событиях за двое суток я дописал в дневнике с 2048 до 2055, а с 2100 до 2132 принял душ.
 Банда Теп-Нейм-ов и Ко «Знакомого начальника милиции» продолжает извращаться по всей квартире и на лестничной клетке. Главный алкаш 23.02 встретил меня о дворе, как перед Но-вым годом, когда я уезжал в Никифоровку, а ублюдки в тот день вышвырнули мои вещи из коридора на лестницу. Возможно, эти козлы думали, что я и на 1 марта поеду домой, поэтому мне устроили встречу.
 Сопля Невматулина до сих пор сохла на ванной, но мне по очереди нужно было заняться подготовкой информации по регулярным делам. О событиях последних суток я написал в дневнике 24.02.96 с 946 до 959, а с 1115 занялся финансовым учётом. При курсе доллара 4788 и марки 3320 р. итог составил 2572513 рублей.
 Теп-ы со своими квартирантами продолжают извращаться по всей квартире. 24.02.96 до поз-дней ночи их шайка запиралась в ванной. 25.02.96 с 1246 я кратко описываю события послед-них суток в дневнике. Затем мне, по очереди, нужно помыться, что я и делаю с 1255.
 Извращенцы как всегда на постах. 29.02 вечером они нарочно хлопали дверями особенно рьяно, когда я задумался сидя на софе. 1.03.96 с 2041 ,когда я пишу дневник, это вновь про-должается, мне же нужно принять контрастный душ, что я делаю с 2053.
 2.03.96 я оплачиваю квартплату 10000 за февраль 1996 г. с удержанием и пояснениями на обратной стороне квитанции и извещения:.
С 2016 я провожу финансовый учёт. У меня уже 391 доллар и 125 марок наличными. При кур-се 4820 и 3283 р. соответственно итог составляет 2737071 рубль.
 В начале марта в Москву приезжает моя мать. Вместе с Невматулиным она выносит стол с моего порога обратно на кухню, но Тепляковы обратно его вытаскивают. Всё же мать снова его ставит вместе с Борисом на кухню, но всё это сопровождается скандалом и травлей. Я в это время нахожусь на работе, а дома застаю лишь записку от матери такого содержания:

 «Володя  после твоего ухода стол таскали опять в комнату Обзывали отец с детьми. Ты не связывайся я что-нибудь придумаю
                                   уехала к Валере…
 Я с Борисом опять поставила стол.
                                                          Мама
                                                      вечером приеду
Я посвоню к соседам».
   
          Вечером 6.03.96 извращенцы опять спровоцировали драку, на этот раз с Васькой приехавшим заступиться за мать, затем собрали всю шайку аферистов из соседних квартир. А те позвали соучастников из местного отделения милиции. В результате забрали Ваську и захватили вместе с ним очевидно ключи от моей комнаты. Уже 7.03.96 младшая мерзавка щёлкала вновь выключателями. О событиях последних суток я пишу в дневнике с 2037, а с 2051 прини-маю контрастный душ.
 Утром 8 марта большинство извращенцев смылись в неизвестном направление, а под вечер главная мразь привела собутыльников. 9.03.96 тот же стрекозёл мычит в своей конуре. С 1334 я описываю кратко события за выходные, а с 1412 сделал разминку. С 1431 подвожу финансо-вый учёт. У меня уже 426 долларов и 125 марок наличными. При курсе соответственно 4825 и 3258 р. итог составляет 3091404 рубля.
 10.03.96 с 1744 я делаю переучёт своих финансов. За счёт прибавления наличными 17100 руб. итог составил 3108504 рубля.
 16.03.96 с 6 часов утра до 9 шайка стрекозлов не давала мне отоспаться, громыхая умышлено громко, чем только можно. Затем все мерзавцы, кроме самого главного «спеца», куда-то скрылись. Лишь после 1655, когда мне понадобилось набрать воды для чая, они позаняли все общие помещения, чтоб от меня их «охранять». С 1735 я описываю последние события в днев-нике. Далее мне надо помыть банку и набрать воды для чая, а затем заняться после списания норм времени по «Криптозою», приготовлением пищи на ближайшие дни.
 Мерзавцы легки на помине и, очевидно, продолжают по очереди стоять под дверями, при-слушиваясь к каждому шороху в моей комнате, а, едва их заслышав, вылетать в коридор со всех щелей, даже с лестничного марша. Об этом я начал писать в дневнике 19.03.96 с 1905 до 1925. Лишь с 2026 я занялся списанием норм по Общему Управлению, а с 2146 лёгким ужином.
 Вечером 22.03.96 я провёл финансовый учёт. При курсе доллара 4847 и марки 3278,5 итог составил 3068485,5 рубля.
 Мразь вновь проявила всю свою мерзкую сущность, отказавшись сообщить мне о похоронах баб Симы. Да и мои родственнѝчки не нашли иной возможности сообщить мне об этом, кроме как через падл. Ещё во вторник 26.03.96 я должен был заняться дневником, а затем зарядкой. Однако, проводив в тот день отца, я попал сначала к Валерке, затем на ночёвку к тёте Наде. 27.03 весь вечер проискал Даше платье. Таким образом, лишь 28.03.96 я смог сесть и заняться дневником с 1904. Хотел я заняться не только зарядкой, но также мойкой полов, ежели скоты не помешают, однако разминку сделал лишь с 2125 до 2141.
 В пятницу 29.03.96, в очередной раз я приехал к застолью по случаю поминок, когда уже все разбежались. Ещё в субботу 30.03.96 я должен был принять душ и, наконец-то вымыть полы, но весь этот вечер мразь отмывалась. В воскресенье 31.03.96 с 836 я наконец-то принял душ, а с 956 начал мыть полы, тогда мразь снова запиралась в ванной. С 1104 я сел за дневник. В это же время похоже опять скоты лили воду в ванной и дребезжали посудой на кухне.               2.04.96 я оплатил 5000 р. квартплату за март с удержанием и примечаниями на обратных сторонах квитанции и извещения аналогичными февральским:.
 Вечером 5.04.96 я провожу финансовый учёт. При курсе доллара 4874 и марки 3312 р. итог составил 3085840 рублей.
 В субботу 6.04.96 под вечер я снова ездил к Валерке. 7.04.96, сразу же после подъёма с 815 принял контрастный душ. С 925 занялся дневником, а по окончанию работы над ним мне нужно было помыться, однако в сей час вся мразь повылазила из щелей, заняв все общие по-мещения и, в частности ванную, где умышленно громко харкается и сморкается, зная, что, предположительно именно сегодня я должен заняться хозделами хотя бы уже потому, что 6.04 с раннего утра до поздней ночи ванная была занята. Даже в сей час скоты льют воду и там, и на кухне, хлопают дверями, громыхают посудой. Лишь через полчаса в 1012 я собрался помыться.
 Ещё с понедельника 8.04.96 по среду двое суток после того, как я купил двухкассетную портативную магнитолу SONY CFD-380L, банда мерзавцев отключала воду во всём стояке, чтоб я не мог мыть посуду. 10 Апреля 1996 г. в филиале сбербанка на ул. Расплетина , 10, к.1 я купил 70 долларов за 345.800-00 рублей. В пятницу, 12.04.96 под вечер я пытался дважды дозвониться к Валерке, но лишь потерял два жетона. 13.04.96 с 6 утра мразь продолжала по очереди охранять от меня туалет и ванную. С 2114 я занялся дневником, а эти козлы продол-жали заседания на кухне и в ванной. По окончанию работы над дневником мне нужно было принять контрастный душ, но смог я это сделать лишь утром 14.04.96, после заряди с 859.
 В среду 17 апреля, после работы я пытался созвониться с Валеркой, но подошёл Илья и ска-зал, что никого нет дома. Вечером 20.04.96 у меня было наличными 227 долларов и 125 марок немецких. При курсе соответственно 4918 и 3280,01 р. итог составил 2268138 рублей. Банда мерзавцев продолжает провоцировать скандалы и драки, а также заниматься пастушеством. 21.04.96 с раннего утра мразь поочереди льёт воду в ванной и на кухне, где продолжают свои заседания с музыкой и дребезжанием посуды. С 1548 я работаю над дневником, по окончанию которой мне нужно заняться хозделами, ежими я смог занять после полдника с 1705.
 24.04.96 я оплачиваю квартплату за апрель с удержанием на сумму 4000 рублей. На обратной стороне извещения и квитанции я пишу: 
 В конце апреля я приезжаю в отпуск в Никифоровку, а затем еду в Кочетовку. Выясняется, что Даша чуть не сгорела при пожаре, а сама Елена при растопке печи бензином опалила уши и волосы. Соседи заставили мать вытащить дочь из огня, но у неё успело обжечь лицо. Около месяца из-за ожога Даша не могла видеть и находилась в больнице. Последствия ожога оста-лись в виде впадин на лбу. Елене пришлось сменить цвет своих волос на чёрный. Встретив меня у старого барака и столовой, она повела меня в четырёхэтажное общежитие, по дороге рассказав о случившемся. Мне вспомнился вещий сон, о котором я до этого не рассказывал, настолько он был неприятен. Мать Елены жила уже в комнате в доме коридорного типа с об-щими туалетами через этаж и умывальниками напротив, вдали от железной дороги, ближе к платформе «Новое депо». Там я передал Даше, уже подлечившейся после пожара, свои и па-пины подарки. Снимая всех на видеокамеру, я попросил её померить подаренные платья. Сразу же зашёл спор, какие платья ей можно взять в «деревню». Моё золотистое, купленное в «Детском мире» у «Улицы 1905-го года», нам не отдали. Вернули лишь папино, купленное на рынке розовое платье…
 8 мая 1996 Даше исполнилось 5 лет. В Никифоровку к нам приехала её мама Лена. Втроём мы пошли на речку Польной Воронеж, взяв новую магнитолу с кассетами, записанными для Даши её отцом. За нами увязался некий Саша с Парковой улицы, раза в 2 старше Даши, он жил у отца без матери. Под «блатных» и последний альбом Тани Булановой я снимал наш «пикничок» на видеокамеру. 9 мая вечером отец с матерью смотрели «Поле чудес», а Даша просила включить ей маму «светлую», пытаясь перекричать телевизор и загораживая экран. Отец мой приходил от этого в бешенство, а я всю эту сцену снимал сидя рядом на диване.
 10 мая 1996 г. Даша давит рассаду и ломает ветки на цветущей яблоне, пытаясь набрать букет и играя на нервах бабушки. 12 мая под той же яблоней я снимаю Дашу уже в голубом папином платье на вырост с бабушкой и дедушкой на видеокамеру и фотоплёнку «Кодак».
 О.Н. по-прежнему держит меня на расстояние. Трутся возле меня старшая дочь почтальонши В. с младшей М. и подружкой О.Ф.  Крутились другие девочки и совсем мало девушки, в том числе лишь однажды подошла спросить - «Где библиотека?» - более старшая двойница О.Н.                   
 После свидания с О.Н. на пляже на следующей неделе два дня подряд одна девчонка, как бы случайно наклонялась, чтобы я заглянул ей под лифчик. А затем рядом со мной, аналогично, д-ка в купальнике показала свои…, как у О.Н. и затем «мешалась» у меня под ногами до мо-его дома, где О.Н. стояла как раз на дворе. На следующий день эта же д-ка ждала меня с Да-шей на велосипеде у перехода через болото, где мы сошлись с ней накануне. В пятницу 17.05 О.Н. чуть-чуть меня не дождалась, чтоб идти обратно домой. В этот же вечер Даша с М. под «Подружки мои…» Лены Зосимовой танцевали на бабушкиной куче песка, накрытой битым шифером. Внезапно подружка толкнула Дашу и та упала, добавив болячек. Затем они поми-рились. Я попросил их прочитать перед видеокамерой стихи или спеть песню. М. отказалась, сказав, что не знает и не умеет, Даша после бессвязного лепета запела уже старую «Ёлочку». На следующий день я показал обеих подружек по телевизору, записывая одновременно все их кривляния на кассету видеокамеры. Матери моей в это время не было дома. Она была про-тив дружбы Даши с детьми баптистов. На следующую неделю погода была не купальной. Мать свела Дашу с внучкой своей знакомой Леной Ситниковой из более благополучной семьи и гораздо более спокойной. 22.05 я снял у телевизора и этих подружек, причём Даша вела себя гораздо более вульгарно. Слишком подвижная и инициативная сверх меры она не долго водилась с пай девочкой. 24.05.96 за Дашей приехала её мама, которой также с трудом удавалось удерживать от чрезмерных кривляний перед «зеркалом» свою дочь. В воскресенье 26.05.96 я был последний день в Дмитриевке и на листе газетной бумаги кратко описал с 1059 до 1121 события за отпуск.
 В последние часы перед отъездом в Москву я выходил-таки «за пивом» в новых брюках и в белой рубашке с мелкими рисунками. На обратном пути в детском садике объявилась В. в своей любимой нежно-розовой кофточке и на велосипеде, а за машиной у дома выглядывали сёстры Н. с Леной и Новичковым. Последний раз мимо окна прошлась О.Н. передо мной в своих любимых чёрных брюках и в спортивной кофточке. Уезжал я по билету купленному бывшей тёщей брата со станции Мичуринск-Уральский за 37,0 тыс. руб. 651 поездом, зато в 14 плацкартном вагоне.
 Первые дни в Москве меня встречали, и у дома около милиции, и у себя во дворе.  28.05.1996 я купил в филиале Сбербанка на ул. Народного Ополчения, 45 за 331500,00 рублей 65 долларов США. На третий раз ставшая невзрачною-девушкой-подростком с меньшими подружками встретила меня на лавке, а когда я приблизился, даже привстала. 31.05.96 с 1613 я оплатил с удержанием 3500 руб. за квартплату, на обратной стороне квитанции и извещения написав в частности: «…В удержание не входит неоплата приписанных, но не оказанных услуг (радиоточка, газ, мойка на кухне, горячая вода, все виды связи и иные коммунальные услуги)». А в субботу 1.06.96, когда я выходил из подъезда, светлая д-ка С. чуть не двинулась ко мне в лобовую, но я, как в предшествующих случаях, даже не сбавил скорость, так что мои малолетки следующую неделю скрывались, вероятно, обидевшись на мою чёрствость. Лишь вечером  6.06.96 я кратко описал в дневнике события со дня отъезда из Никифоровки.
 8.06.96 днём я провожу финансовый учёт. У меня уже 192 доллара и 125 марок наличными. При курсе 5051 и 3314 р. соответственно, без учёта в дальнейшем долга Р.Е., итог составил 1870058 рублей. Вечером 11.06.96 при курсе доллара 5053 и марки 3294 р. итог был 1856042 рубля, а вечером 13.06.96 при курсах соответственно 5052 и 3305 р. в итоге было 1821910 р.
 В воскресение 16.06.96 у меня гостит мать с внучкой Дашей. Племянница смотрит «Ну пого-ди!», а я снимаю её на видеокамеру под хор мальчиков-зайчиков и сборы бабушки. Затем мы едем в театр Дурова на «Мышиный поезд». Там я снимаю свою племянницу одну катающую-ся на поезде-атракционе у театра. Мне предлагают её снять с обезьянкой, но я ссылаюсь на отсутствие средств. Затем мы едим в Московский зоопарк. Там у перехода от «Краснопрес-ненской» я покупаю Даше самый дешёвый воздушный шар в виде динозавра. В самом зоо-парке уже тогда кипела перестройка. По старой памяти мы хотели перекусить в кафешках в другом углу от входа, но там всё уже перестраивалось, особенно цены. Обезьянок самых раз-ных размеров я снимал в открытых вольерах почти бесплатно, а на попкорн разоряться маме пришлось. После зоопарка я проводил мать и Дашу на дачу в Привалово, где их заждался уже брат. Вечером 17.06.96 я провожу финансовый учёт. При курсе доллара 5056,5 и марки 3334 р. итог стал 1648949 рублей.
 В субботу 22.06.96 ездил провожать мать и Дашу из Москвы в Никифоровку, одетым будни-чно. На обратном пути возле милиции объявилась знакомая моя незнакомка с прядью волос как у О.Б., а у себя во дворе напротив 1-го подъезда стояла как штык С. с сестрёнкой И. и Ко. В понедельник 24.06 последний раз я видел эту же самую Ко, но С. узнал я с трудом, и даже засомневался, а она ли то была. Уж больно похожей была на шпанят из 22-й квартиры, и вне-шне, и даже своей неухоженностью. Вечером 25.06.96 в дневнике кратко описываю события последних дней. С 2123 провожу финансовый учёт. У меня уже 182 доллара и 125 марок. При курсах соответственно 5079 и 3332 р. итог составил 1584413 рублей.
 В субботу 29.06.96 ездил за авансом на Расплетина одетым буднично. Однако мне пришлось возвращаться, дабы снять, хотя бы на проездной 100000 рублей в местной сберкассе на На-горном бульваре. Затем, съездив на Арбат за хлебом, вернулся домой под беспрерывным осенним дождём, по асфальтированным тротуарам. С 2126 занялся финансовым учётом. На счёте 010129055121 у меня осталось 100934 рубля. При курсах доллара 5105 и марки 3374 р. итог составил 1498335 рублей. 30.06.96 из дома не выходил. С 1539 кратко описал события за выходные.
 1.07.96 в 657 я собираюсь, выхожу и еду работать на проспект Вернадского, одетым будни-чно. В обычное время возвращался домой. Несмотря на дождь, С.с подружками снова стояла напротив 1-го подъезда. За несколько минут до того как сесть за дневник, выйдя на балкон, я заметил её по светлой курточке. С 1956 кратко описываю события дня.
 3.07.96 с 1041 провожу финансовый учёт. При изменившихся лишь курсах доллара 5119 р. и марки 3368 итог составил 1500143 рубля.
 В субботу 6.07.96 с утра из дома не выходил. Дождя нет, но не видно и С. с подружками. За-то мразь на месте. С 1245 пишу об этом в дневнике.
 Время к вечеру. Я по-прежнему дома. На улице слабая облачность, но С. с подружками по-прежнему не видно, хотя смех каких-то н-ок иногда хорошо различим. Мразь приняла на по-стой квартирантов и продолжает шнырять по квартире после каждого шороха в моей комна-те. Об этом я дописывал  в дневнике с 1718.
 В воскресение 7.07.96 утром с 854 подвожу финансовый учёт. При курсе доллара 5134 и мар-ки 3364 р. итог составил 1507205 рубля, однако я был уже должен 20000 рублей.
 8.07.96 я оплачиваю на сумму 3500 рублей квартплату с удержанием за июнь, записав на об-ратных сторонах извещения и квитанции:
 11.07.96 днём был на работе. Жарища под 40о. С. не видно с подружками. Банда мерзавцев продолжает стеречь сортир, кухню и ванную, не прекращая наушничать под дверями, к каж-дому шороху выносясь из поганого логова. Об этом с 1931 я кратко записывал в дневнике.
 В воскресение 14.07.96 с 1413 провожу финансовый учёт. При курсе доллара 5124 и марки 3380 р. итог составил 1475409 рублей, а мой долг уже 30000 рублей.
 В последующие дни держится прохладная погода. 18.07.96 днём был на работе. Вечером какая-то банда торчала возле голубятни и школы-интерната. Главный вонючий также сидит дома под дверями, то и дело, вылезая из поганого логова. Минут за 45 до того, как сел за дневник, видел с. с подружками. С 2120  до 2130 кратко описал события недели.
 23.07.96 вторник. Я в Дмитриевке продолжаю заниматься своими делами согласно лимитам времени как в отпуске, хотя и за свой счёт.
 24.07.96 среда. С 1550 провожу финансовый учёт. У меня в наличии 6269 руб., 227 US$, 125 DM. 25/VII-96 c 1028 вновь провожу учёт с тем же итогом. В этот же день снимаю на видео-камеру мамину птицефабрику на Чкалова (утят). 26.07.96 с 1355 снова провожу финансовый учёт с тем же итогом.
 В среду 31.07 1996г. начинаю снимать Дашу в доме 15 на улице Чкалова, затем с козами у клуба. Становится жарко. Даша купается (плещется) в корыте, а я снимаю, как бабушка у неё из корыта вычерпывает воду. Тем временем дедушка закладывает разобранную кирпичную стену веранды. Сквозь оставшийся проём я вижу, как О. и М. садятся на велосипед напротив соседнего дома Ворониной-Пичугиных, и успеваю их тоже снять на видеокамеру. Уже дома я снимаю Дашу под музыку Рыбникова с кассеты 75 «Радиотранс: к звёздам! [через тернии]». Во время видеосъёмки у меня заканчивается кассета 8-4 TDK P6-120, и я заменяю её кассетой 8-5 SONY P6-120. Даша подражает Филатовой Е., у которой она гостила в июне, как бы зани-маясь аэробикой, но больше всего ждет, когда начнётся «Песня Красной Шапочки», которой затем едва слышно подпевает.  В дальнейшем вечером я снимаю у клуба В., сестру её М., брата А., Катю с её компанией. Затем О.Н. с М., А.Н. и О.Б., а В. снимает их в упор, особенно ножки, давая подержать и посмотреть в видеокамеру О.Н. Позже к квартету я, Даша, В. и М. присоединяется О.Ф.
 В дальнейшем в видеокамере садится батарея встроенных часов, и уже вначале августе я снимаю на речке без даты Дашу с В., М., и Катю с её компанией. Позже дядя Володя помога-ет нам рыть яму и траншею для проведения воды на веранду от специального водопровода. Ещё позже вместе с Дашей, В. и М. я снимаю около клуба, как О.Б. моет полы на крыльце до-ма своего. Уже в сумерки я снимаю Дашу на заборе Б-х и разговаривающей с О.Б., стоящей рядом. На следующий день я снова снимаю дядю Володю, вырытые ямы, а заодно вышедших со своего двора сестёр О. и А.Н.. Последними съёмками этого лета были съёмки Даши в дет-ском саду и у библиотеки.
 В понедельник 5 августа 1996 года я был уже в Москве. На работе в бытовке очередные ал-каши разбили мою полуторолитровую банку, в которой я кипятил себе чай ведёрным кипя-тильником ещё до моего приезда.
 7.08.96 был на работе. Погода снова прохладная. Вечером, идя от сберкассы во двор, слы-шал, как д-ки кричали друг другу: «Вон он»…. В 2048 я начинаю описывать события вечера в дневнике. В это время всего лишь 15оС.
 8.08.96 в 2057 начинаю проводить финансовый учёт. У меня 167 долларов и 125 марок. При курсе соответственно 5252 и 3540 р. итог составил 1441761 рубль.
 В субботу 10.08 ближе к вечеру после вояжей по магазинам, возвращаясь домой, перед «ар-кой» встретил С. с двумя какими-то женщинами и щенками. Сразу за аркой и поворотом сто-ял её «дедушка» с тростью. А возле моего подъезда стояла И., жутко похожая на Дашу, с дру-гими д-ми и какими-то женщинами. В воскресение 11.08.96 из дома не выходил. С 1121 начал описывать в дневнике события за выходные. Погода нормальная, на градуснике ровно 20оС. С 1609 начинаю проводить финансовый учёт. У меня уже 217 долларов и 125 марок. При кур-се соответственно 5261 и 3564 р. итог составил 1991093 рубля. В этот же день козёл с мент-й выдержкой подделывался под моих своих, звоня в дверь «два раза» со второго раза, как раз в тот момент, когда я только сел на толчок.
 12.08 ходячий триппер козлился, раскрыв дверь квартиры, нагло клевеща, будто бы я загадил ванну. Таким образом, готовился новый «подарочек» к моему35-летию в виде новой свиньи, а вернее с целью воспрепятствовать мне, даже ванной пользоваться.
 Вечером 13.08, после вояжа по бывшему Калининскому проспекту, возвращаясь домой, воз-ле спортплощадки встретил И., вероятно с А. и ещё каким-то мальцом. Рядом с моим подъез-дом стояли двуногие щенки. 14.08.96 был на работе, а затем заезжал за песком на Добрынку. С 1840 начал описывать события недели в дневнике. Погода нормальная. На градуснике 24оС. С 1923 начал финансовый учёт. При курсе доллара 5283 р. и марки 3577 р. итог уже стал 1950392 рубля.
 В ночь на 16.08 ублюдок трипперный с компанией продолжал до утра гулянье с трезвоном.
Вечером 16.08.96, после вояжа по бывшему Калининскому, возвращаясь домой, не встретил ни одной знакомой д-ки. С 1855 при курсе доллара 5290 р. и марки 3556 р. итог финансового учёта уже был 1938946 рублей. В субботу 17.08.96 меня разбудила какая-то с-ка из банды квартирных аферистов, возможно из 29 кв., трижды долго протрезвонив по дверному звонку, очевидно пытаясь так заставить меня отозваться. Так как я не встал, то вышел триппер  и, об-судив «молочные продукты», шайка разошлась. Когда же я встал принять душ, козёл засел в туалете. А увидев меня выходящим с полотенцем, залез в ванную прямо сморкаться. Этот день нерабочий. В 1245 я начинаю описывать в дневнике события конца недели. Погода боле-мене нормальная. На градуснике 25оС. Вечером в 2022 итог финансового учёта 1936996 руб..
 В воскресенье, 18.08 банда мерзавцев в компании с е-нуто-прип-нутой бабушкой в стиле триппера «Я у мамы дурочка» то по часу звонили у двери, то долбили по ней явно не бабуш-киными копытами. При сём этажом ниже продолжался свадебный сабантуй с участием «раз-ыскиваемого» ублюдка «Бори», голосившего на лестничной клетке меж очередными налёта-ми на двери квартиры, после которых замок явно расслабился. После пускания зайчика по группе н-к при помощи двери балкона,  21 и 22.08 меня вновь начали встречать м-ки оси О.-А.-С.. В четверг вечером при курсе доллара 5318 р. и марки 3597 р. мой финансовый итог со-ставил 1920287 рублей. В пятницу 23.08.96 меня явно поджидал во дворе ещё и козёл №1, всё тот же триппер ходячий, будто случайно пропустивший меня на площадке с почтовыми ящи-ками. В 2124 я начал описывать в дневнике события прошлого воскресения и минувшей рабо-чей недели. Только-что прошёл кратковременный дождь. На градуснике 21оС.
 В субботу 24.08.96 с 1610 провожу финансовый учёт. При курсе доллара 5326,5 р. и марки 3583 р. итог составил 1900241,5 рубля.
 В понедельник, 26.08 собралась вся банда мерзавцев, главная п. из которых в первый же ве-чер начала толкаться в коридоре. Вечером 28.08.96 при курсе доллара 5362 р. и марки 3625,01 р. мой финансовый итог составил 1772616,25 рубля. В четверг 29.08 меня похоже встречала на известнейшей лавке в известном дворе почти знакомая молоденькая девушка, но не под №3. А в своём дворе ждала и С., однако на повороте возле её подъезда стоял, вероятно, её же дед с тростью, а прямо на дороге у вишнёвых Жигулей с распахнутыми дверями, совсем ря-дом с д-й, стояли два юнца-молодца, один из которых кому-то грозил сломать пополам, если «тот» не закроется. В пятницу, 30.08.96 с работы меня встречала всё та же девушка с подру-гой и двумя, вероятно близняшками, сёстрами подросткового возраста. С., проходя через уже свой двор, я в тот день уже не видел.
 Во вторник, 3.09, похоже, меня снова пасли бандиты. №3 по-прежнему не появлялась. Из знакомых н-к видел только К. с братишкой, стоявших возле подъезда в тот же день. С. не по-являлась. Лишь возле воздушного фильтра, за листвою деревьев ежедневно собираются дев-чёнки-подростки.  В среду в сберкассе я заплатил символическую сумму 3500 руб. за кварт-плату со ставшими уже традиционными примечаниями на обратной стороне квитанции и из-вещения.         
 По пути из сберкассы один из отпрысков ханыг из 24-й квартиры спрашивал у меня возле подъезда закурить – это шпендель лет 10-и. В пятницу, 6.09.96 с работы меня встретили всё те же три девушки-старшеклассницы, на том же, что и в прошлую пятницу месте, однако две из них, как бы символически, не смотрели на меня. С 1921 я начал описывать события недели в дневнике.
 В последующие дни №3 по-прежнему не появляется. 10.09.96 из знакомых н-к видел только одну похожую на Т., катавшуюся на тарзанке. Ни К., ни С. больше не появляются, даже возле воздушного фильтра, из-за дождя уже не тусуются. Зато извращенцы меня окружают всё так же «заботливо», как и всегда. Об этом я начал записывать в дневнике с 2107.
 14.09.96 с 2013  подвожу финансовый учёт. У меня уже 242 доллара и 125 марок. При курсе соответственно 5376 и 3568 р. итог получился 2199995 рублей.
 18.09 №3 появился, как бы идя мне на встречу, но на расстояние метров 15, вдруг она резко вернулась обратно. 19.09.96 знакомых н-к не встретил, либо не разглядел…. Пастухи-шанта-жисты в этот день, вроде бы, не водили меня, даже так, как в предыдущие дни после получки. Дома же извращенцы на «рабочих» местах. События последних двух дней я начал описывать с 1922  в дневнике.
 В пятницу 20.09.96 с 1957  проводил финансовый учёт. При курсе доллара 5397 р., а марки 3598 р. итог был 2107747 рублей.
 Три дня с субботы 21.09 банда квартирных аферистов стерегла от меня ванную, а вечером я пытался дозвониться до Кочетовки, но так и не смог. Лишь 23.09 в 11 вечера созвонился с ма-терью, и она мне сказала, что отец едет в Москву. 24.09.96 я видел свой 3-й номер в торце её дома с женщиной, говорившими в окружение 2-х – 3-х н-к. На подходе к «арке» меня встре-тили 2 д-ки, одна из которых окликнула мать напротив 3-го и «К-го» подъезда. С 1847 я начал описывать последние события в дневнике.
 Отец был у меня в среду 25.09 вечером, а утром следующего дня уехал к Васильку. 27.09, в пятницу я встретился с К. и ещё одной д-ой в Т-ой куртке. Следом бежала шайка сверстников младшего мерзавчика Теп-ов. и явно шипела что-то типа «пу» в мой адрес. Более старшие из-вращенцы Теп-Нейм-ы все эти дни выключали свет не только в коридоре и кухне, но даже на лестничных площадках, особенно выше 4-го этажа. В день моего 35-летия, с 1945 я начал про-водить финансовый учёт. При курсе доллара 5404 р. и марки 3552 р. итог был 1910421 рубль. 28.09 утром спозаранку извращенцы устроили соловьиные пляски. Вечером я вновь отпра-вился звонить в Кочетовку, по дороге встретил свой №3 с компанией детей помладше. Но я дозвонился лишь на обратном пути до тёть Нади, которая мне сказала, что отец уехал на дачу. Последние события я начал описывать в дневнике 29.09.96 с 911 утра.
 В понедельник вечером 30.09

 16.07.2009, четверг. Прошло более года с последних моих записей в дневнике. Всё это время я если и стирал, то только на работе под умывальником. По всем делам неликвиды за этот период росли, а нормы времени на многие из них сокращались вплоть до нуля. Младший выблядок Теп-ов торчал дома со своей семейкой даже по выходным. Не редко, даже по утрам они занимали ванную и туалет. 8.11.2008 после зарплаты и обеда я долго сидел в салоне на Нагорном бульваре в ожидание очереди, чтобы постричься. Затем напротив почты выпил пи-ва и поехал на Вятский рынок. Там набрав консервов и других продуктов, напился ещё пива. Затем пробежался по Савёловскому компьютерному рынку с тяжёлыми сумками и остатком от зарплаты уже меньше 500 рублей. Купив на спуске в подземный переход шаурму по 50 р., я вернулся в любимый магазин за пивом. Достав 100 рублей из бумажника, я взял пива, сунул сдачу в карман и отошёл на пустынный тротуар напротив. Возле урны у въезда на ограждён-ную территорию крутанулся какой-то тип. Я доел шаурму, выкинул в ту же урну упаковку и допил пиво. Зайдя в вестибюль метро, я перерыл все авоськи в поисках бумажника с проезд-ным, но их и след простыл. Благо сдачи мне хватило на одну поездку до дома. После этого на работе надо мной подъёбывали, чтобы я меньше доллары и марки покупал, а продал их. Я с подъёбкой стал предлагать Хайретдиновой продать свою новую машину, пока её не угнали. Она смеялась, говоря, что машина у них застрахована. Вскоре у Саида обнаружили рак кожи, а после нового года он умер. Перед майскими праздниками тяжело заболела и сестра его вдо-вы. Всю весну я занимался на фортепиано в ДК «Чайка», но лишь 23.05.2009 смог заняться на синтезаторе дома. В те же дни я ходил по магазинам и рынкам, прицениваясь перед покупкой нового синтезатора. Горячую воду в те же дни отключали, и соседи накрутили на мой счёт-чик своим водонагревателем под 200 киловатт электроэнергии. В те ж дни мне под дверь су-нули компьютерную грамоту с угрожающим судом требованием оплатить «задолжности» по квартплате. На работе Хайретдинова, Паша и Кулики продолжали утверждать, что пачки сы-пяться у одного меня, я мало работаю, опаздываю, огрызаюсь, сплю на работе и т.д. и т.п. А под шумок зарплату мне закрывают всё меньше и меньше, продолжая заваливать копеечной работой на стороне. Старший Кулик хотел меня даже не отпускать в отпуск. Перед отпуском, после получки я спешно делал закупки допоздна. 8.07.09 младший выблядок Теп-ов встретил меня у своей, бывшей Невматулинской, двери, нагло уставившись на меня всё время, пока я затаскивал сумки и переобувшись заходил в свою комнату. Последние дни перед моим отпу-ском извращенцы вновь стали прятать поджопник в туалете. Не прошла и неделя после моего приезда в Никифоровку, как 15.07.09 позвонил Валера и сообщил, что умерла тёть Надя. По-хороны назначены на пятницу. Я позвонил Даше, спросил, когда она хочет приехать. Она от-ветила, что в эту же среду. Вечером мы втроём проводили отца, затем я взял билет на четверг и обратно на субботу.  
 3.08.2010, вторник. Прошло ещё более года с последних моих записей в дневнике. В прош-лый мой отпуск передо мной постоянно вертелась н-ка новых соседей, напротив, с девицей постарше. Когда я отъезжал на мотоцикле от дома на вокзал, эта парочка крутилась на углу Парковой улицы. А возле магазинов словно прощались со мной девицы постарше.
 В Москве на работе мой ученик окончательно втесался в наш коллектив. Вместе с косогла-зым он стал получать по 5 литров коньячной эссенции, но в отличии от напарника поил всех налево и направо. Выпил и я с ним «коньячка», а затем поехал на Мичуринский проспект в «Академкнигу». Выбрав пару букинистических книг, включая том «Систематики млекопи-тающих»**, взяв также последний том «Истории Востока» и книгу по сбоям и наладке ком-пьютеров, я заплатил за них, но отказался от платного целлофанового пакета. В палатке у остановки на углу Мичуринского и Ломоносовского проспектов я взял пива и зашёл под де-ревья, чтобы его выпить. Однако не успел я даже пиво допить, как начался ливень. Пришлось мне до метро идти, укрываясь своим новым английским зонтом. На станции «Университет» я сел, держа в одной руке сумку и зонт уже сложенный за шнур, чтобы вода с него стекала. Оч- нулся я уже на станции «Охотный ряд» и рванул в переход. На ходу до меня начало доходить, что я иду не туда и вопрос: «Где мой зонт?». Тем не менее, я вышел на станцию «Театраль-ная» и вновь перешёл на «Охотный ряд». Вернувшись на «Библиотеку им. Ленина», я пересел и далее добрался домой без приключений и уже без зонта.
  На следующий день я узнал, что охрана застала уже поздно вечером нашего Рому спящим в раздевалке-конторе склада ПФ. Вызвали Пашу, и он поднял и выпроводил его домой. Приду-рок же из нарезки после попойки на работу не вышел. По книге я пытался восстановить оба своих захандривших компьютера. В результате в воскресение 16.08.09 мой «Acer» вдруг вы-рубился при прослушивании группы «Rockets». В понедельник я решил включить его без но-вого аккумулятора. Компьютер заработал, но когда я его вновь включил с аккумулятором, он уже сдох окончательно. Перед следующими выходными я ночевал у Валеры на Артюхина, а утром мы выехали встречать мою мать на Павелецком вокзале. Оттуда мы отвезли её к Ольге на Серпуховский вал. В тот же день, уже с Ольгой мы ездили на кладбище. А на следующий день у неё же отмечали 40 дней тёть Наде. В понедельник мать одна торчала на той же квар-тире, а Ольга днём моталась на дачу. Я после работы снова поехал к матери. Провожать её, уже своим ходом приехал и Валера, его машина барахлила. Добирались мы на трамвае, чуть не уехав в обратную сторону.
 С получки, весьма мизерной даже по сравнению с маменькиным сынком, я попытался отре-монтировать свой ноутбук, но даже принявшие его на ремонт на Савёловском компьютерном рынке, вернули мне его, заявив, что одна материнская плата стоит 10000 рублей…+ 7000 за ремонт. Я решил с аванса купить себе новый компьютер.      
   6.09.2010 я получаю в местном отделение связи М-186 два конверта. В одном: «ПОСТАНОВЛЕНИЕ №77/32/18987/6/2010-26. О ВОЗБУЖДЕНИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА от 07.07.2010», в другом: «ПОСТАНОВЛЕНИЕ О ВОЗБУЖДЕНИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА №77/32/189876/2010 от 07.07.2010 года. Суть обоих состоит в том, что «взыскатель ОАО ДЕЗ р-на Котловка» на основании «судебного приказа №2-188/2010 от 14.05.2010 г.» установлением «судебного пристава-исполнителя Зюзинского отдела судебных приставов УФССП по Москве» Воронина А.В. вымогают у меня 26049,87р. за неоказанные мне «коммунальные услуги». При этом мне угрожают право-вым беспределом, в частности «взысканием исполнительного сбора в размере 7% (но не ме-нее 500 руб.) от взыскиваемой суммы и стоимости имущества должника, а также принятием мер принудительного исполнения, в том числе ограничить право на выезд за пределы РФ». Кроме того, меня шантажируют угрозой привлечь к административной ответственности, тре-буют «добровольно» оплатить в трёхдневный срок приписанные бандой жилищных аферис-тов «коммунальные услуги», которых мне не только не оказывали, но и умышленно препят-ствовали в их пользование с целью использования в качестве средств вымогательства моей приватизированной комнаты в пользу семейной бандитской шайки соседей Тепляковых. В связи с этим я вынужден отправить свои письма в черновом неоконченном варианте в виде DVD+R с данными (Письмо с приложением неполного комплекта документов в электронном виде). В основу 1-й части письма с 1977 по 1991 вошли мои краткие воспоминания, но уже с весны 1991 года я был вынужден, обратится к Регулярному личному Дневнику №2 начатому в 1977 году. При внесении в него записей изначально личного и даже интимного содержания я использовал личную тайнопись образца 1976 года и её модификации с применением иеро-глифов личных образца 1979 года. В 1982 году я коренным образом модифицировал свою тайнопись нового стандарта, а с 1983 года стал иногда применять стенографию. После того, как банда квартирных аферистов, пользуясь отсутствием свидетелей, стала угрожать не толь-ко моему здоровью, но и жизни, я был вынужден использовать дневник в качестве документа свидетельствующего обо всех основных провокациях и преступных деяниях организованной бандитской группы с участием представителей «ЖКХ» и «органов» правовыми действитель-но не являющихся. Иногда эти записи вносились в экстренном порядке, но обычно раз в 6 дней, согласно норм времени личной Системы Лимитов Времени. Действия аферистов и их сообщников, опасные для здоровья, жизни, свободы и имущества моих личных и моих род-ных, близких и знакомых, я описывал, уже не применяя тайнопись. Таким образом, записи в Дневниках являются наиболее достоверными, чем более поздние документы, которые я часто писал наспех по воспоминаниям, из-за опасностей со стороны бандитов и их соучастников. В жалобах написанных мной с описанием событий многолетней травли организованной соседя-ми-квартирными аферистами, я наспех по воспоминаниям мог ошибаться неоднократно не только в числах и месяцах, но и в годах основных бандитских деяний, что служило поводом для обвинений меня в клевете. Больше того, так называемые «участковые» умышленно по моим жалобам приходили через несколько недель и даже месяцев, заставляли пересказывать деяния банды квартирных аферистов. При этом они пытались меня запутать, нагло искажали и подтасовывали мои показания под клеветническиложные показания соседей-извращенцев. А, например, «судья Черёмушкинского района» умышленно держала своё собственное «ре-шение» до тех пор, пока не истёк срок его обжалования, в то время как в местном отделение связи пропадали мои газеты и журналы на «до востребования» каждый раз, когда я был в суде (т.е. еженедельно).
 Кроме Регулярных дневников, я стал использовать тетради Общего Управления своими де-лами согласно СЛВ. В них по часам и минутам записаны начала, окончания и общие затраты времени на мои основные дела и занятия с учётом норм времени, их неликвидов и перерасхо-дов, а, иногда, и объёмов. Таким образом, я уточнял, сопоставлял и обобщал основные, ещё сохранившиеся у меня документы с сохранившимися воспоминаниями, как уже записанны-ми, так и сохранившимися лишь в моей памяти. При этом я вынужден был расшифровать конфиденциальные записи личного и даже интимного содержания, разглашение которых публично недопустимо и может нарушить соответствующие статьи УПК. В связи с этим я не даю полных имён многих своих знакомых в расшифровке и не допускаю самостоятельных попыток кем-либо. Упоминаю же я о данных лицах, так как многие из них также подверга-лись, как сочувствовавшие мне, издевательствам, а две семьи пострадали от пожара (Уже по-сле моего поселения на Нагорной в д.22, к.2 пожары были в трёх квартирах, по одному в каждом подъезде, а один явно со взрывом, и один в к.3). Лексика дневника в черновике письма сохранена часто дословно, в том числе нецензурная и оскорбительная уже потому, что «подглаживать» и «подлизывать» мне времени не дали, а некоторых соучастников афери-стов квартирных иначе как по кличке уже не возможно определить «за давностью лет».
 Вторая часть данного письма обобщает события, описанные в Дневнике №3, пока лишь их начало. Для  её окончания и для обобщения событий описанных и не описанных в дневниках №4 и №5, а также для полного перевода всех сохранившихся документов включая видео и фотосъёмки в электронный сборник приложений необходимо время и не один возможно год. Так как мне, несомненно, попытаются помешать в окончание данной трудоёмкой работы, я заранее перевёл дневники и часть других документов в электронный вид, в том числе на слу-чай поджога и любой другой попытки со стороны всей банды квартирных аферистов избавит-ся от разоблачительных документов, и растиражировал их.
            12.09.2010                                                                            ˥ИReи> /Ремизов В.В./
  P.S. 13.09.2010, отдав копию письма «в службу судебных приставов» в экспедицию Москов-ского городского суда, ближе к вечеру я дошёл пешком до метро «Павелецкая-кольцевая». Взяв баночку коктейля, я остановился, чтоб её распить около спуска в подземный переход. Ко мне подошёл якобы приезжий ханыжного вида с баулом. Заговорив со мной, слово за сло-вом, он заявил будто бы в Москве живёт его дочь. Я машинально ответил, что моя племянни-ца умней, она осталась в своём городе, не поехав даже в Тамбов…, что она учится в Мичу-ринске, там есть свои институты, педагогический и другие…. Затем мужик засуетился доста-вая бутылку водки, а я, допив коктейль, направился в метро. Лишь там я спохватился. Ханыга явно не случайно навёл меня на разговор о племяннице. Выйдя из метро и купив хлеб, я по-слал СМС племяннице с предупреждением быть осторожной, избегать случайных знакомых, частных извозчиков и малолюдных мест. На её вопрос к чему это, я объяснил, что идёт война с квартирными аферистами, а она самый близкий мне человек и, фактически, моя наследница (Мои родители уже престарелые). Дома я сфотографировал «удобства», за которые с меня вымогают «квартплату». В приложение в папках фото→2010 эти фотографии представлены в натуральную величину:   



                                                                                  
   14.09.2010, вторник. Утром собираюсь с вещами и инструментами. Еду до метро «Сокол». У выхода встречаюсь с Березиным и его коллегой. Вместе мы идём через перестраиваемый перекрёсток будущего 4-го кольца. Один из институтов «Роскосмоса» находится прямо за ним, на развилке Ленинградского и Волоколамского шоссе. Входим в главный корпус, и обходя турникеты подымаемся на отделённом лифте на ремонтируемый этаж. Там заходим в отделённые помещения в как бы прихожую. Слева вход в большую комнату прорабскую, справа отделённый длинным шкафом закуток прихожей без окон со столом для приёма пищи и раздевалкой для большинства в виде прибитых, куда попадя гвоздей. Здороваемся, знакомимся с присутствующими. Подходят другие рабочие, тоже здороваются и знакомятся со мной, но не все из, в основном, молодых. Большинство завтракают. Наконец приходит зам «генерального директора». Он проводит краткое собеседование со мной, спрашивает, умею ли я варить.  Я отвечаю, что в основном был подсобным у сварщиков. Забрав у меня паспорт, он предлагает прийти мне «завтра». Я замечаю, что мне Березин сказал уже сегодня прийти со спецодеждой и инструментами. Зам даёт согласие, чтоб я работал уже «сегодня», но вновь предупреждает, что он только зам, а «генеральный» ещё не пришёл. Я прибиваю гвозди в торце шкафа на самом проходе в закуток. Переодеваясь, вешаю на них «чистую» одежду, а мешок с инструментами и прочими вещами оставляю на полу под одеждой. Наконец приходит «генеральный». С первого взгляда он мне не понравился и явно взаимно, напомнив одного из директоров ДЭЗ-ДЕЗов на Нагорной улице своей скользкой пренебрежительной натурой. В тот день я помогал резать балки под сцену в актовом зале напротив раздевалки и устанавливать их. Вечером, переодеваясь и уходя с работы, Березина я так и не дождался. В поисках дешёвого пива я зашёл в торговый центр за институтом, где раньше был магазин «Мир», а теперь «Он Лайн Трейд». Затем прошёлся дальше по перекопанному и перегороженному будущему 4-му кольцу, пока не упёрся в отгороженную Рижскую железную дорогу. В конце концов, мне пришлось возвращаться и идти в «Карусель» за «Войковскую» станцию метро.
   15.09.2010 мне доверили закладывать часть дыр в перегородках сбоку от сцены под будущие балки, в том числе под лестницей с площадкой в комнату инструментов и бытовку одновременно. Раствор мешали «спецы» и мне и под балку перегородки входа в кинобудку бетон. Подносил же я его вёдрами и кирпичи сам. Затем я вновь помогал балочникам в кинобудке  заливать бетон. Затем разбирать заваленную перегородку прямой проходной на сцену с другого её торца, собирая бой и прочий хлам в мешки. Среди хлама я обнаружил мешки с медным кабелем припрятанным для сдачи. Я молчком перепрятал его среди других материалов и мешков. Под вечер прикатила как обычно машина с металлопрокатом. Всех сняли её разгружать во дворе института, за которым был подъезд к торговому центру. Проход туда был через отдельную проходную. Мы называли лишь свои фамилии, которые должны были быть в специальных списках. Разгрузив краном, мы стали перекладывать, аккуратно складывая каждый сорт в отдельный штабель. Задержавшись и без того на работе, за мной в добавок увязался Березин. Зайдя в ближайший «Рамсити», я убеждал его, что у меня денег не хватит даже на по бутылке «Охоты». Предложив идти за метро «Октябрьское поле» в давно знакомый мне магазин самообслуживания на углу ул. Народного ополчения и проулка ведущего напрямую к сберкассе на ул. Расплетина, 10, мы перешли развилку Ленинградки и Волоколамки по пешеходному мосту напротив нашего института. Дорога, по которой когда-то лихачили рокеры на импортных мотоциклах, теперь была перерыта и перегорожена. Здесь также строили 4-е кольцо. Перед окружной железной дорогой мы зашли в незнакомый магазин самообслуживания. Цены там тоже кусались. В палатках же они уже давно стали безбожными, даже у метро «Октябрьское поле». Березин всю дорогу скулил и причитал. Уже в магазине, который я считал «Пятёрочкой», куда мы собственно шли, он продолжал требовать, чтобы я ему взял «Золотую бочку выдержанную». Магазин этот оказался не из сетевых и не «эконом-класса», хотя ещё во второй половине 90-х при нём была палатка дешёвого разливного пива. Купив всё же там не дешёвую, да к тому же тёплую «Охоту крепкую» я вынужден был выслушивать скулёж и причитания Березина, который, тем не менее, быстрее меня покончил со своею бутылкой и продолжал то выпрашивать добавку, то торопить меня и т.д. Заявив ему в очередной раз, что у меня денег больше нет, наспех допив свою бутылку, я с Березиным вернулся к метро «Октябрьское поле» и мы разъехались по домам.
   В четверг 16.09.2010 мой первый напарник с несколькими молодыми рабочими с утра были у прежнего своего быдлодержателя, задолжавшего им круглые суммы по зарплате. В этот день моим напарником был тоже пожилой рабочий, с которым я встретился утром во вторник вместе с Березиным у метро. Первого моего напарника заменил новый молодой сварщик. Он стал по-новому переделывать каркас сцены. Мы в это время начали расчищать основную часть зала. Мой напарник часто устраивал общие перекуры. Во время одного из них он послал меня за какой-то жидкостью через двор к Березину. У входа в ремонтируемое помещение я встретил нашего генерального директора и его зама. Узнав за чем я пришёл, зам мне сказал, чтобы я не ходил больше сюда, так как меня ещё не вносили в список на проходной, так что ему может попасть за меня. Подойдя к Березину работавшему маляром на козлике с традиционными затычками в ушах, я ели докричался до него, чтоб он снял их. Когда он снял наконец наушники, я стал спрашивать, где мне взять нужную жидкость. Он стал ныть, что не знает что это и отфутболивать меня к другим малярам. Тут следом за мной залетели генеральный и зам, нервно спрашивая, чего я копаюсь, и обращаясь к Березину, снова напялившему наушники. Наконец найдя ключи от кладовки, сам зам повёл меня в неё. Найдя, наконец, требуемую бутыль, меня вернули на порог к ближайшему маляру, удостоверится, то ли это, что мне нужно. Перелив необходимое количество жидкости, я вернулся на наш этаж в актовый зал, сказав напарнику, что зам запретил мне ходить, через проходную во двор, так как в списках меня ещё нет. К обеду пришли неудачники. Их прежний быдлодержатель не дав ни копейки, потребовал, чтобы они снова работали на него в надежде, что он с ними постепенно расплатится. Они, разумеется, отказались. В обед, когда я сидел на стуле, прижавшись затылком к стене и закрыв глаза от света ртутных ламп, наш генеральный директор проскользнул возле меня в «прорабскую» комнату. После обеда мы продолжали заниматься уборкой в актовом зале. Во время очередного перекура устроенного моим напарником к нам подошёл зам генерального «директора» и заявил, что в пятницу я могу не выходить на работу, мои услуги им не нужны, а за зарплатой, чтобы я приходил 10-го (октября). Так уже на третий день работы, внезапно, мне пришлось собирать свою спецодежду, инструменты, посуду и прочее в мешок и тащить их домой.
   Так как в службу судебных приставов я мог обращаться лишь по вторникам и четвергам, то лишь во вторник 21.09.2010 я подал свои встречные претензии. Там, вероятно секретарша, не взяла у меня электронные копии на DVD, которые будто бы им не на чем просматривать, и мне объяснила, что я, мол, должен обратиться в Зюзинский районный суд. На моё замечание, что я уже отправил встречную претензию в «Мосгорсуд», она заявила, что мне вернут мою жалобу оттуда, пока я не обращусь в нижестоящий суд, т.е. в Зюзинский. Вечером того же дня, придя домой, я обнаружил, что у меня в коридоре, в моё отсутствие, какой-то анонимный «диспетчир» выдрал автоматические рубильники над моим счётчиком электропотребления, сунув в дверь записку: «отключено за не уплату 499-127-39-10 Диспетчтир». Таким образом меня лишили возможности скипятить даже чай не только на кухне с сентября 1994 года, но и в своей комнате с 21.09.2010 года.
   22.09.2010 с утра шёл проливной дождь. Сидя на лавочке в ТЦ «Капитолий» на Севастопольском проспекте я на коленях написал заявление (встречную претензию) в Зюзинский районный суд. Уже вечером под тем же проливным дождём отнёс пешком на ул. Кржижановского в экспедицию Зюзинского районного суда.
   23.09.2010 в ТЦ «Ереванплаза» на каменной спинке лавки дописываю от руки уже отпечатанную до отключения света жалобу мэру г. Москвы Лужкову Ю.М.. Затем от руки пишу жалобу заместителю мэра Ресину В.И.. В это время за спиной у меня кто-то явно умышленно шумно бухается на лавку. Некто оставляет дешёвый сотовый телефон. Узкоглазая уборщица спрашивает у меня, не мой ли он и кто его оставил, после чего забирает с собой. Затем возвращается некто и начинает меня расспрашивать о своём телефоне…. Уже вечером отдаю обе жалобы вместе с прилагаемыми DVD с данными в отдел писем мэрии на Тверской улице 13.
    24.09.2010 обращаюсь в ОВД района Котловка с просьбой выявить личность неизвестного «диспетчира» и его сообщников и привлечь их, совместно с семьёй Тепляковых за многолетние издевательства надо мной с целью присвоения жилплощади занятой мною с использованием коммунальных услуг и оплаты за них в качестве средств вымогательства, к уголовной ответственности. (Статья 117: Истязание, Статья 163. Вымогательство. УК). У меня берут только «Объяснительную» без заявления.
    7.10.2010, по совету двоюродной сестры, повторно подаю встречную претензию в «ОАО ДЕЗ района «Котловка»….
   11.10.10 по моей  жалобе приходит комиссия из ДЕЗа. Жалобы мои выслушивать никто не желает, мне буквально не дают и рта открыть, переходя от требований оплатить все удобства соседей, за которые якобы по моему только счётчику набежало 58 000 рублей к вопросам, зачем мне столько аппаратуры и к предложениям отнести её обратно, с явно издевательским намёком на помойку. Не смотря на мои объяснения, что в коробках аппаратура и книги, в акте написали, что комната моя захламлена коробками с неизвестным содержимым, газ и тому подобные коммунальные услуги в наличии есть [в единоличном пользование соседей], а потому я должен за них [соседей] платить. Мне же дали подписаться, якобы лишь за то, что ключ от почтового ящика мною получен, впервые за четверть века моего проживания в квартире. Однако по месту жительства я получаю лишь счета «за коммунальные услуги» и претензии по ним. На абонентский ящик в ЮАО я по-лучил отписку из Зюзинского районного суда от 27.09.2010 с утверждением, что в производстве этого суда г.Москвы гражданского дела по иску ОАО ДЕЗ Котловка г.Москвы ко мне не находится….
    13.10.2010 я дополнил своё заявление в ОВД района Котловка описанием событий, последовавших вскоре после моего обращения со встречной претензией в «ОАО ДЕЗ района Котловка»….
    15.10.2010 по моему заявлению мэру Лужкову Ю.М. приходит, уже не первый раз, ком-миссия из «Мосжилинспекции» в составе одной её представительницы и одной из ДЕЗа. Как и в предыдущих «комиссиях», в этой перебивали и не слушали моих объяснений, пропуская их мимо ушей, и всё так же нагло требовали оплачивать удобства соседей, жаловаться на них участковому до посинения. При зачитывание мне акта представительницей «Мосжилинспекции» выяснилось, что она ни словом не обмолвилась об аварийном состояние балкона. Дописав ещё что-то, она дала мне расписаться на последней строчке акта. Перед уходом, в очередной раз мне было рекомендовано «давно продать свою комнату почти что в центре» [соседям согласно ЖК]. Обе комиссии мною снимались в режиме видео и представлены в соответствующей папке на прилагаемом DVD. Документы и письма в соответствующих папках 2010 года там же.
    С 23 по 28 октября 2010 года, из-за волокиты в ПНД с предоставлением справки для устройства на работу каменщиком в ФГУП «НПО «Техномаш», я был в Тамбовской области у родителей. Отец написал на компьютере заявление в Зюзинскую прокуратуру. Я его отредактировал и написал сам жалобу президенту и премьер-министру Российской Федерации. Перед отъездом их напечатал в нескольких экземплярах.
    29.10.2010 пытался первым делом подать заявление в прокуратуру. Меня послали в комнату, где девушка долго говорила по телефону. Наконец из соседней комнаты женщина, показавшаяся мне знакомой, спросила, что мне надо. Прочитав бегло моё заявление, она сказала, что они, мол, ничем не могут мне помочь, нужно, де, дождаться ответа из ОВД «Котловка» и принести его копию с другими отписками на бумаге, а не на диске…
    Зайдя на почту, я получил подписные издания, а в ОВД «Котловка» мне сказали, что заявления моего, якобы не получали. Там же молодой «следователь» с сочувственным видом выпросил у меня DVD с документами последней версии от 28.10.2010, где в частности был текст первой моей жалобы президенту и премьер-министру РФ. Будто случайно, даже согласно уведомлению, именно 29.10.10 моё письмо от 13.10.10 было якобы вручено представителю ОВД. В действительности, до моего личного визита, его явно не спешили, и даже вовсе не хотели регистрировать, что делалось неоднократно при активном соучастии «работников» местного 186ОПС, как до, так и после этого «случая».
    Лишь в начале следующей недели я получаю отписку из «Мосгорсуда» от 11.10.2010 33/246-73616/2010 с моей встречной претензией и DVD.
    3.11.2010 подаю, наконец, жалобу, сначала в приёмную Правительства, затем Президента Российской Федерации.
    9 ноября 2010 г. я получаю на абонентский ящик отписку от 29.10.10 из префектуры ЮЗАО г. Москвы извращённо-клеветнического характера, написанную на основании, якобы, двух комиссий от 21.09.10, о которой я узнал лишь из этой отписки, и 11.10.2010г., «на моё обращение в Аппарат Мэра и Правительства Москвы», якобы, «по вопросу задолженности за жилищно-коммунальные услуги». В этот же день в «Ереван-плазе» я пишу повторную жалобу в трёх экземплярах на каменных спинках лавочек. Вечером у своей двоюродной сестры Е.С. делаю копию 1-го экземпляра…
    10.11.2010 подаю повторную жалобу мэру г. Москвы Собянину С.С. и заместителю  Ресину В.И. В них я кратко описываю две «комиссии», предлагая просмотреть их видеозапись на прилагаемом DVD.
      Далее я комментирую отписку из префектуры ЮЗАО основанную на «результатах комиссий», якобы, 21.09.2010  и 11.10.2010…
      7.12.2010 ко мне вновь приходит «комиссия» из ДЕЗа и  «Мосжилинспекции» в составе двух неизвестных женщин. В мою комнату они даже не заходят, прямо направляясь на кухню. Там вместе с соседкой Тепляковой О.Н. надо мною они начали морально измываться. Соседка нагло клеветала на меня, утверждая в частности, что не препятствует в пользовании коммунальными услугами, утверждая при этом, что я всю ночь шляюсь по квартире.  «Члены комиссии» в очередной раз предложили мне с жалобами и побоями обращаться в милицию, либо продать свою комнату [соседям согласно ЖК, а самому идти жить с бездомными собаками на люках теплотрасс], а соседка стала требовать, чтобы я отказался от приватизации (собственности на комнату). Под мою роспись мне была выдана копия судебного приказа от 14 мая 2010, а чуть позже «Предписание» демонтировать «остекление» балкона из ДВП и клеёнки. В предоставление мне свободного и безопасного доступа даже в ванную и в туалет, реальных, а не приписанных, мне было демонстративно отказано перед видеокамерой направленной на вход в мою комнату, в связи с чем, я отказался предоставить разрешение на «переоборудование» балкона. На предложение подписаться на «акте», в котором, со слов представительницы «Мосжилинспекции», якобы было написано, что в пользование коммунальными услугами мне, будто бы никто не препятствует, а комната и балкон, в которые «комиссия» даже не заходила, будто бы захламлены [калошницей, холодильником, верхней одеждой и обувью, электроплитками, кипятильниками, микроволновкой, кухонной и столовой посудой, запасами воды, грязными спецодеждой и бельём, и т.д., и т.п.], я подписывать отказался.
    11.12.2010, как обычно поздно вечером (около 2130), возвращаюсь домой. В очередной раз мне навстречу из кухни выбегает младший отморозок Тепляковой О.Н.. Молчком, без всяких словесных поводов, неоднократно со всей силы бьёт меня по почкам на глазах своего малолетнего сына и, позабавившись, возвращается на кухню. Таким образом, Тепляковы воспитывают третье поколение отморозков-извращенцев и квартирных аферистов. Впрочем, и «глухо» - немая мать Тепляковой О.Н., накануне последней комиссии весьма не двусмысленно издевательски мычала в мой адрес, а когда я с 5 до 6 утра действительно выхожу в ванной побриться, она занимает туалет и наоборот.
   Сразу после причинённых мне побоев, когда я зашёл в свою комнату, меня стало сильно знобить. Я лёг спать, но не мог лежать не только на левом боку, но и на спине. Даже когда я ворочался или, тем более, вставал, резкая боль пронизывала сердце и перехватывала дыхание.
   12.12.2010 я собрался к двоюродной сестре писать возражения в мировой суд на компьютере с использованием прежних и новых материалов. В почтовом ящике я нашёл отписку за 21.11.2010 г. на заявление от 13.10.2010, где мне кратко «сообщалось», что моё заявление зарегистрировано  ОВД р-на Котловка за №Р3 от 29.10.2010 и якобы «рассмотрено. В ходе проведенной проверки было установлено, что по фактам, изложенным в заявление, отсутствует событие какого-либо преступления».
   В понедельник 13.12.2010 на работе во время разгрузки мешков с сухой цементно-песчаной смесью я чуть не задохнулся от боли в области сердца. Во рту пересохло от охватившего жара…. Меня малость полечили крепкими спиртными напитками. Тем не менее, после работы я решил отправить свои возражения с отводом мировому судье соответствующего участка на Нагорной улице заказным письмом с уведомлением. В ближайшем почтовом отделение на улице Октябрьской первое уведомление нового образца я оформил не правильно, пришлось писать новое. Письмо с DVD-копией документов у меня приняли весьма не охотно, а уведомление о вручение снова сгинуло где-то в местном 186 ОПС.
   14.12.2010 с утра мы загрузили доски со склада на Марьином проезде, 40. Затем двое пошли пешком через Стрелецкий проезд, железную дорогу, Анненский проезд и Складочную улицу на склад в Складочном тупике. Я на двухместном ведомственном ГАЗе поехал вместе с шофёром в объезд по Шереметьевской улице. Переехав через железную дорогу по Шереметьевской улице, я был приятно удивлён. Известный и прежде тамошний ТРЦ, стал уже «Капитолием» со своим магазином «Ашан-сити». До него не нужно идти пешком по железнодорожной насыпи, как от «Нагатинской» до «Капитолия на Севастопольском», или мёрзнуть часами в ожидание бесплатного автобуса у метро «Тульская», как это было 9 ноября. Проехав местную церковь, я был снова удивлён, через дом за нею была «Пятёрочка», и всё это не далеко от метро «Марьина роща». Перед нашей 15-тиэтажкой на Стрелецком проезде в то время была